Коррупция в пиджаках: рейтинг подкупности омского чиновничества
Аналитика

Коррупция в пиджаках: рейтинг подкупности омского чиновничества

14 февраля, 18:32Photo: Медиахолдинг 1Mi
В Омской области продолжается борьба с коррупционными настроениями среди  чиновников, муниципальных и государственных служащих. Город55 проанализировал свыше 1500 уголовных дел в отношении коррупционеров, чтобы рассказать, где чаще всего ловят на коррупции.

По данным прокуратуры Омской области, региональных следственных управлений УМВД и СКР, в 2019 году Омск стал столицей взяточничества в Сибири: за 10 месяцев прошлого года выявлено 63 случая получения взяток. На втором месте — Алтайский край (43 случая), на третьем — Забайкальский край (39 случаев).

При этом коррупцией, с точки зрения судебной и правоприменительной практики, считаются не только получение взяток, но и злоупотребление и превышение должностных полномочий, служебный подлог, растрата и мошенничество.

Редакция отсмотрела имеющиеся в открытом доступе приговоры в отношении «коррупционеров в пиджаках» (чиновников, депутатов, глав медицинских и образовательных учреждений — тех, кто работает в системе) за последние 5 лет, чтобы составить рейтинг самых подверженных коррупции должностей. Самым главным условием в подборе дел было использование обвиняемым служебного положения для совершения преступления.

Пиджаки и халаты

Согласно собранной статистике, больше всего коррупционных преступлений в Омской области совершают врачи и преподаватели (33 обвинительных приговора — 36.3% от общего количества приговоров). Самое частое преступление среди медиков — служебный подлог документов, сопряженный со взяткой. С 2015 года с таким составом преступления суд приговорил семерых омских медиков к одному и тому же наказанию — увольнению с работы и штрафу. Показательны приговоры врачу-рентгенологу БУЗОО МСЧ-4 «Поликлиника № 2 г. Омска» Игорю Иванову (в 2015 году за деньги вносил записи в медкарты пациентов, после чего те получали на работе больничный) и травматологу из городской поликлиники № 1 Максиму Возчикову (за такие же преступления). Трижды омские суды отправляли врачей-коррупционеров в реальные места заключения, но только по ст. 290 УК РФ «Мошенничество».

Что касается учебных заведений, речь, конечно, не о простом учителе маленькой школы. Но, как показывает судебная практика, не только ректор, но и преподаватель вуза располагает возможностями для преступления. За последние 5 лет в этом были замечены преподаватели ОмГУПС (два обвинительных приговора) и ОмГТУ (четыре обвинительных приговора). Самыми же громкими преступлениями в образовательной сфере оказались «Растраты» (ст. 160 УК РФ). По ним были осуждены и приговорены к реальным тюремным срокам бывшие ректоры ОмГПУ Олег Волох и СибАДИ Владимир Кирничный. К слову, есть и обратная сторона: идет следствие в отношении бывшего доцента медакадемии (до суда дело еще не дошло), за которого вступились студенты.

Коррупционные сферы
Photo:Город55

Городские и областные коррупционеры

За последние 5 лет в регионе было вынесено 22 обвинительных приговора по обвинению в получении взяток. Согласно решениям суда, взяточниками оказались не только госслужащие, но и похоронщики.

В частности, заместитель руководителя БУ «Комбинат специальных услуг» Андрей Пшенов в 2015 году был признан виновным в получении взятки от подчиненного и приговорен к 4 годам колонии. Менее резонансной оказалась история одного из учетчиков Северо-Восточного кладбища Николая Черемнова. Его суд 11 ноября 2016 года приговорил к 200 тыс рублей штрафа по 86 доказанным эпизодам мелкого взяточничества (брал деньги за захоронение людей).

А вот омских чиновников, вопреки досужим представлениям, за взятки сажают редко. Больше всего городских и областных чиновников в Омской области сидит по ст. 286 «Превышение должностных полномочий» (24 приговора). По ним в свое время сидели экс-главы минимущества Вадим Меренков и Александр Стерлягов; бывшие министры образования Сергей Алексеев, финансов Рита Фомина и транспортного комплекса Олег Илюшин; экс-глава депимущества Омска Юрий Гамбург и депархитектуры Анатолий Тиль (амнистирован).

Громкими делами последнего времени стали разбирательства в отношении четырех чиновниц депимущества (Надежда Журова, Елена Гусева, Фаризана Бережная и Светлана Парадеева). Признанные виновными в получении взяток и мошенничестве (ст. 159 УК РФ), чиновницы получили по 2 года колонии (Бережная, как глава преступного сообщества — 2.5 года). До этого заметными процессами стали дела 2015 года: бывший замминистра строительства и ЖКК региона Михаил Тюфягин и экс-глава департамента образования Омска Илья Дубин были приговорены к 4 годам колонии. Также единственным в регионе, кто получил реальный тюремный срок по ст. 169 УК РФ «Растрата» до сих пор остается депутат Заксобрания региона Хабулда Шушубаев, приговоренный к 4.5 годам колонии.

Частота коррупционных преступлений
Photo:"Город55"

При этом для муниципальных чиновников даже есть отдельная ч. 2 ст. 285 УК РФ («Злоупотребление полномочиями главой органа местного самоуправления»). Однако по ней в регионе осуждены всего 10 человек, в том числе уже упоминавшиеся как «превышавшие полномочия» министры Илюшин, Фомина и Тюфягин.

В 2019 году омские суды не вынесли ни одного приговора по громким коррупционным делам. Однако в 2020 году их может быть сразу несколько — в колонию могут отправиться экс-министры строительства Омской области Станислав Гребенщиков и Богдан Масан, а также депутат Заксобрания региона Сергей Калинин.

Сельская коррупция

В самих же районах области совершается более половины всех коррупционных преступлений. Чаще всего за пределами Омска чиновников садят «присвоителей» и «растратчиков». Всего ст. 160 УК РФ упоминалась в 33 обвинительных приговорах, из которых почти половина закончились для подсудимых условным сроком. Такое наказание досталось бывшим главам Москаленского района Ермолаеву и Крутинского района Головину, экс-главам Марьяновки Зайцеву и Больше-Туралинского поселения (Тарский район) Юнусову.

Больше всего рискуют быть пойманными на коррупции главы сельских поселений. На сайтах районных судов удалось найти 19 обвинительных приговоров против них. Из них только пятеро получили реальные сроки, так как осуждены по ст. 159 УК РФ «Мошенничество». Например, бывшая глава Солнечного сельского поселения Русско-Полянского района Надежда Худина, похитившая обманным путем муниципальную квартиру.

Основные коррупционные сферы на селе мало чем отличаются от городских. Местных врачей на взятках почти не ловят, зато часто нарушают закон преподаватели и чиновники. Например, возглавлявшая комитет по образованию Черлакской районной администрации Алла Воротницкая приказала директору средней школы № 2 в Черлаке фиктивно устроить себя учительницей математики. На бумаге она вела каждый день по 2 часа, на практике же не появилась в школе ни разу. В итоге суд признал ее виновной и дисквалифицировал (запретил занимать определенные должности) на год.

Рейтинг коррупционности ведомств Омской области
Photo:"Город55"

Наказания

Одна треть всех приговоров против коррупционеров (28) — тюремное заключение. Обычно в тюрьму отправляются чиновники, которые украли или получили взятку на сумму более миллиона рублей, а также мошенникам. Также влияет на вероятность оказаться в тюрьме должность — чем она выше, чем больше шанс попасть в колонию.

Чаще всего коррупционеры остаются на свободе, а назначенное им наказание в виде лишения свободы суд просит считать условным. Такие приговоры в основном выносятся «растратчикам», мелким взяточникам и чиновникам, злоупотребляющим или превышающим свои должностные полномочия.

Еще 20 приговоров было вынесено в отношении мелких взяточников и чиновниках, готовивших подложные документы. Эти статьи, как правило, в уголовных делах идут парой, а признанных по ним виновными приговаривают к штрафам, которые зачастую являются символической суммой, и близко не покрывающей нанесенный коррупционерами ущерб. Особенно примечательно дело преподавательницы ОмГТУ Л. Котовой — за 22 доказанных эпизода взятки ее приговорили к 22 штрафам, колеблющимся в диапазоне от 160 до 40 тыс рублей. Суммарно эти штрафы составили сумму в 2.4 млн рублей, однако на основании ч. ч. 3, 4 ст. 69 УК РФ они были частично сложены. В итоге взяточнице был назначен штраф всего в 150 тыс рублей.

Таков подход суда ко многим уголовным делам в отношении коррупционеров. Так, за последние 5 лет исключительно оштрафованные коррупционеры (которых не лишали свободы) должны были выплатить государству всего порядка 3 млн рублей — чуть больше, чем изначально должна была выплатить одна Л. Котова.

Впрочем, иногда уголовные дела прекращают в суде. Так, глава САУ «Саргатский лесхоз» А. Джан обвинялся в присвоении 6.1 тыс рублей. Согласно материалам дела, Джан отсидел 10 суток в изоляторе временного содержания, а вернувшись на работу отметил в табеле рабочего времени себя так, будто он в эти работал. Оказалось, что все время в изоляторе он был на связи с подчиненными и руководил их работой по телефону. В итоге суд прекратил уголовное дело в отношении Джана в связи «с малозначительностью преступления».

Еще восемь коррупционеров в регионе в 2015 году оказались амнистированы в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. Среди них оказалось три крупных фигуры — экс-директор депархитектуры Омска Анатолий Тиль (1.5 года условно за превышение должностных полномочий), экс-начальник Госстройнадзора Олег Хилько (2 года условно за превышение должностных полномочий) и бывший директор КУ «Управление заказчика по строительству объектов Омского гидроузла Павел Сафронов (дело по ст. 285.1 «Нецелевое расходование бюджетных средств» не дошло до приговора).

Наказания для коррупционеров
Photo:"Город55"

Выводы

«Коррупция везде. Но в Омске масштабы серьезнее, чем в Москве», — заявил губернатор Александр Бурков.

По его предложению в регионе должна быть создана рабочая группа в составе Общественного совета при мэрии Омска для борьбы с коррупцией в рядах муниципальных служащих. Вывод губернатора простой — коррупции в Омске очень много и борьба с ней далека от завершения.

Анализ судебной практики позволяет сказать, что коррупционеров с каждым годом в регионе не становится меньше, а шанс незаконно «заработать» есть у многих чиновников и служащих различных уровней. Также можно выделить несколько очевидных тенденций, которые будут сохраняться в рамках судебных производств (так как изменений законодательства не предвидится) в отношении коррупционеров в 2020 и последующих годах.

Самая «сельская» коррупционная статья — «Растрата или присвоение». По ней признанные виновными чиновники получают небольшие штрафы и условные сроки. Также в районах коррупционеры часто занимаются подлогом документов (последняя характерна для глав сельских поселений). Эта статья чаще всего идет в паре с обвинением в мелком взяточничестве. К ней больше всего «предрасположены» медики и работники системы образования (в качестве наказания превалируют скромные штрафы).

Самые «чиновничьи» коррупционные статьи — «Превышение и злоупотребление должностными полномочиями». Именно по ней в колонию отправляются главы районов, департаментов мэрии Омска и министры региона. Здесь самым типичным наказанием для виновных являются реальные и условные сроки лишения свободы.

А вот взяточников среди омских чиновников (даже по сравнению с другими коррупционерами) немного. Иногда эта статья сопряжена с «Превышением должностных полномочий». Если размер взятки не превышает 100 тыс рублей, то чиновник или должностное лицо может рассчитывать, что отделается минимальным условным сроком, а то и просто судебным штрафом.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter