Мусорная реформа в Омске. Три года спустя

3 апреля 10:45
Фото: Город55
Эксперты рассказали Городу55 об основных проблемах, которые выявились за это время.

Краткая хронология

В январе 2017 года впервые в нашей стране появился институт обращения с твердыми коммунальными отходами. Основная идея кардинального преобразования отрасли заключалась в том, чтобы не просто вывозить мусор на свалку, но сортировать и максимально перерабатывать. Также в рамках масштабных преобразований, которые затронули практически все российские регионы, планировалась рекультивация старых полигонов и строительство — уже по всем правилам — новых. То, что в проекте выглядело отлично, на практике начало давать сбои. Омская область, к сожалению, не стала исключением.

В 2018 году конкурс на обращение с ТКО в нашем регионе выиграла компания «Магнит». С регоператором, который стал монополистом, вытеснив несколько местных компаний, заключили договор на 10 лет.

1 апреля исполнилось три года с начала мусорной реформы в Омской области. Практически с самого запуска она постоянно находилась на грани срыва. Были нарушены сроки строительства контейнерных площадок — из 840 в 2019 году подготовили только 500. Большие проблемы выявились со сбором мусора в частном секторе — там невозможно установить контейнеры, чтобы не нарушить правила о расстоянии от жилых домов — почти всегда получалось слишком близко к одному из них. Стоимость услуги сразу выросла в четыре раза, а вот ее качество осталось практически прежним.

В самый разгар пандемии в 2020 году «Магнит» начал высылать предпринимателям квитанции с огромными задолженностями за якобы оказанную услугу. Позже выяснилось, что на такую нетривиальную меру регоператор пошел, чтобы побудить представителей бизнеса заключить с ним договоры на вывоз мусора.

А ранее, в 2019-м, на внезапно подорожавший вывоз мусора в частном секторе пожаловался местный житель, дозвонившийся на прямую линию президента. После этого стоимость услуги снизили со 130 до 89—92 рублей. Регоператор не согласился с этим и смог обжаловать решение УФАС. Недополученные деньги за 2020 год включили в расчеты за 2021-й.

Буквально на днях в Омском областном суде пришли к выводу, что тариф на обращение с ТКО, установленный ООО «Магнит» на 2-е полугодие 2021 года, был завышен. Иск к РЭК в марте прошлого года подал прокурор региона. Проверка не подтвердила экономическую обоснованность расходов, понесенных регоператором по обращению с ТКО — компаниями «Магнит» и «Экос» при перевозке мусора в 2019 году. В тариф были заложены расходы на многокилометровые поездки в труднодоступные села, откуда в действительности мусор не вывозили. Одновременно рассматривали иск «Магнита» к РЭК, снизившей тариф на 30,2%. Он не был удовлетворен.

Во время недавней пресс-конференции в Доме журналистов исполнительный директор регионального оператора по вывозу ТКО ООО «Магнит» Дмитрий Третьяков сообщил о задолженности компаниям, которые занимаются в регионе перевозкой мусора, 4 млрд рублей. В результате им даже нечем заправлять машины и с 15 апреля вывоз мусора может быть остановлен в одном из районов области. Впрочем, назвать, в каком именно, в компании отказались, «чтобы избежать социальной напряженности». Однако добавили, что надеются решить вопрос. И снова заговорили о необходимости повысить тариф.

Город55 пообщался с экспертами и попросил их озвучить основные проблемы, выявившиеся при проведении мусорной реформы в Омской области за три года.

Виталий Путинцев: «Мусорная реформа провалилась. Причем по всей стране»

Компании омского депутата Виталия Путинцева до прихода регоператора занимали треть рынка по вывозу мусора в Омской области. Однако после появления «Магнита» Путинцеву и его компаньонам пришлось отказаться от этого бизнеса.

«Мы недавно обсуждали эту тему с товарищами. Я считаю, то, что касается мусорной реформы, провалилось — причем по всей стране. И тут дело даже не в самом «Магните», а в неподготовленности реформы в принципе. На сегодняшний день ситуация выглядит следующим образом: все, что и было раньше, только в четыре раза дороже, — считает Виталий Путинцев. — Реформа должна была произойти, это все напрашивалось. Но сначала, как вы знаете, тренируются на мышах, а потом уже на людях. Я считаю, что сначала надо было попробовать хотя бы на двух-трех областях: понять проблемы, изыскать резервы. А потом уже делать на всю страну.

Самая большая проблема заключается вот в чем. Приходит регоператор, он должен заявить: все твердые коммунальные отходы мои — санкционированные и несанкционированные свалки. Увидел мусор, собрал и увез. А потом он начинает разбираться, откуда эта несанкционированная свалка, кто виноват. Муниципальная земля — муниципалитет виноват, какого-то завода — значит, завод виноват. Регоператор должен отвечать за весь мусор и иметь повышенные полномочия — вплоть до безакцептного списания. Он должен предъявлять претензии ко всем, кто мусорит. И вот тогда мы сможем чего-то добиться.

Нам как обывателям по большому счету все равно, что дальше произойдет с мусором: будет сортировочный завод или нет. Я готов платить больше, но за качественную работу. Главное, чтобы в городе было чисто. На сегодняшний день этой цели мы не достигли».

В горсовете, вице-спикером которого является Путинцев, в том числе обсуждается и вопрос вывоза мусора с кладбищ. Раньше этим занималось муниципальное предприятие «Комбинат специальных услуг». Теперь ему пришлось заключить договор с «Магнитом». Предприятие убыточное. Расходы выросли, а компенсировать их приходится из бюджета города. Кстати, и вывозом мусора с многих несанкционированных свалок в городе, например по берегам Оми, сейчас также занимается муниципалитет, а не регоператор.

«На сегодняшний день у нас есть проблемы с муниципальным предприятием, которое занимается захоронением. Я буквально недавно был в командировке в Красноярске на экономическом форуме. Естественно, побывал в городском совете. У них вообще нет такого муниципального предприятия, — объясняет Путинцев. — Они отыграли конкурс, и там есть частные предприятия. А если уж быть совсем честным — один индивидуальный предприниматель, который занимает 95% этого рынка. Не знаю, насколько это правильно. Наверное, не очень. Я бы в свою очередь предложил другой вариант. Как пример: у нас есть ресурсоснабжающие организации в виде „Омскводоканала“, „Омскэлектро“, „Омскэнерго“ и так далее. Их тарифы регулируются Региональной энергетической комиссией. И то же самое я предлагаю сделать в области захоронения. Почему начало падать наше муниципальное предприятие „Комбинат специальных услуг“? Потому что раньше только оно занималось копкой могил. Вмешалось УФАС, нашло ограничение конкуренции — и все. А муниципальное предприятие не может конкурировать с частниками по одной простой причине — это налог на добавленную стоимость и социальные налоги на зарплату. Любой ипэшник, не имея этих налогов, однозначно более конкурентоспособен. Как вариант, можно было бы рассмотреть на федеральном уровне, чтобы копка могил была функцией муниципалитета. Регулируемой функцией, в которую были бы заложены содержание кладбищ, захоронение. И за эти деньги можно было бы содержать кладбища».

Пока достаточно туманной выглядит и перспектива раздельного сбора твердых коммунальных отходов, которая анонсировалась в начале реформы:

«Если заниматься раздельным сбором мусора, то это должно звучать так. Мусор, который разделен, у жильцов забирают бесплатно. А тот, который не подлежит сортировке, забирают за деньги. Я думаю, что в покупке контейнеров для раздельного сбора мусора должен быть заинтересован регоператор. У него нет затрат на сортировку мусора, он сразу получает отдельно пластик, отдельно стекло. И сразу это перерабатывает либо перепродает.

Насколько я помню, когда-то в Омске был такой эксперимент. Приезжали англичане, осваивали свои бюджетные средства, поставили раздельные контейнеры. А потом те, кто вывозят мусор, грузили все в одну машину и увозили.

Должен появиться потребитель этого раздельного сбора мусора, которому будет выгодно его забирать. Если этой потребности не возникнет, вы можете раздельно собирать что угодно — хоть кошачьи хвосты. Но если не будет потребителя кошачьих хвостов, значит, эта тема сгинет. Так же, как английские бюджетные средства».

Александр Лихачев: «За три года многие вопросы решены»

Эксперт в сфере ЖКХ, руководитель общественного совета регоператора «Магнит» Александр Лихачев, напротив, настроен оптимистично. По его мнению, впервые начался системный вывоз мусора в районах области. Как раз 1 апреля он отправился в командировку в Нововаршавский район, где появился один из временных полигонов «Магнита».

«Я был одним из немногих, кто изначально поддерживал мусорную реформу, — напоминает Александр Лихачев. — И периодически, когда у нас случаются какие-то проблемы, задаю себе вопрос: „А правильно ли я определился?“ Все-таки считаю, что правильно. При том, что, к сожалению, как любая российская реформа, она была и остается непроработанной. Но в целом нельзя не согласиться, что за этот период многие вопросы решены. В городе было больше порядка с вывозом отходов, а по селам это видно лучше. Три года назад там вообще не было ни одного контейнера. Никто и не разбирался, все валили за околицу деревни. Отрицательный момент — повышение тарифа. Но очевидно же, что город платит за село. Да, у нас не Белгородская, Курская или Орловская области. У нас достаточно редкое население. В селе условно на 1 гектар проживает людей меньше. Поэтому в городе любая услуга дешевле. Одну девятиэтажку вывезли — 500 человек. А на селе это большая деревня, машина там должна проехать, покружить. Я лучше буду доплачивать, чтобы люди там для меня выращивали зерно, коровок и так далее. Но мы же должны и о будущем думать».

Также, по мнению эксперта, за последние три года в городе стало чище, начали исчезать завалы мусора по берегам рек и в лесополосах вокруг Омска. Причем Александр Лихачев утверждает, что город за это ничего не платит:

«Прекратили вываливать — особенно в городе бич был — пластиковые стаканчики из ларьков. Раньше все валялось — хоть на Куйбышевском, хоть на Центральном пляже. Предпринимателям нет смысла мусорить, потому что их все равно заставляют платить за вывоз. И сейчас они с чувством выполненного долга сваливают отходы куда положено — в контейнеры. Теперь все предприниматели обязаны заключить договор. Подходит работник „Магнита“. Вот киоск, на нем написано: ООО такое-то. Записали, сфотографировали, в суд подали — плати. Это гораздо дороже, чем заключить договор. Поэтому все вменяемые заключили. А на тех, кто этого не сделал, подают в суд. Я могу это оценить как любитель погулять по берегу реки, по лесу, сходить за грибами — количество мусорных куч уменьшилось. Вот пройдите по берегам, под Ленинградским мостом — нет мусора. Я сегодня был там. А раньше мешки были постоянно».

К минусам Александр Лихачев отнес так и не начавшийся толком раздельный сбор мусора. Основная идея в том, чтобы жильцы не платили за вывоз рассортированного мусора. Ведь они сделали эту работу за регоператора, и, в теории, это ему должно быть выгодно. Но 450 специальных желтых контейнеров, куда можно складывать отсортированные ТКО, установлены муниципалитетом наобум. Они хаотично стоят в тех местах, где в них нет никакой потребности. И отсутствуют там, где они могли бы принести пользу.

«Поставили контейнеры не в школы и детсады, где могли детишек научить раздельному сбору мусора, а в частный сектор, где вышла профанация, — убежден Лихачев. — Там и так не хватает контейнеров. А потому они валят в желтые контейнеры ровно то же, что и в зеленые. Это просто издевательство над здравым смыслом. А на селе вообще не ведется раздельный сбор. Омская область ввела его одной из последних в стране. Просто обманули Москву. Сейчас проводятся отдельные эксперименты. Вот Гальченко (директор УК «На Волочаевской». — Прим. авт.) поставил контейнеры. Молодец, конечно. Но у него всего 50 домов. Это просто для показухи. Если бы в крупной управляющей компании внедрили — например, у меня в УК «Труд» — другое дело. А я, между прочим, предлагал. Но мне не дали контейнеры. Гальченко купил за счет жильцов. А у меня старшие по домам правильно сказали: «Положено делать области и городу — вот пусть и покупают. Мы за счет жильцов не будем. Из положительного еще — что построили два мусоросортировочных завода. Сейчас над ними все смеются, что это просто ангары. Но давайте исходить из того, что не было ничего. Уже есть два, третий будут строить. Все постепенно. И чем больше мусора мы разберем, тем меньше захороним».

В качестве плюса Александр Лихачев называет перспективу выделения федеральных средств на рекультивацию старых омских свалок. Напомним, «Магнит» заявил, что оплачивает проект рекультивации Ленинской и Кировской свалок. Его разработку планируют завершить к концу года. Это позволит включиться в федеральную программу «Чистая страна» и получить финансирование. Работы выполняет крупная красноярская компания «Геотехпроект».

Однако глава Росприроднадзора Светлана Радионова раскритиковала их проекты. Чиновница отметила, что все они однотипные. В них вкладывают все материалы, которые производят компании собственника «Геотехпроекта». Поэтому рекультивация получается в разы дороже, чем при выполнении других похожих проектов в стране. Реализация проектов этой компании потребует миллиардов рублей из федерального бюджета и обернется для региона постоянными расходами. Впрочем, даже об этом пока говорить рано:

«Я вот живу в центре и не вижу свалок. Но меня как-то дольщики приглашали в „Ясную поляну“ рядом с Кировской свалкой. Это же ужасно. Проводишь собрание, а оттуда несет разными неприятными запахами. Ну как там люди могут жить? Сытый голодному не верит, как говорится. Но когда там побываешь, начинаешь понимать. Поэтому очень важно, чтобы государство выделило из бюджета деньги на рекультивацию этих свалок. Процесс идет с 2015 года. В Омске вопрос долго не решался никак. Только сейчас выделили землю. Новые полигоны до сих пор не построены. Теперь все подорожало, и непонятно, хватит ли федеральной субсидии или ее объем придется увеличивать. Омск относится к шести крупным городам, где нет нормальной свалки. Мы возим мусор в село, люди там возмущаются. Возмущаются правильно. Но иного выхода нет, потому что сыпать больше некуда».

Среди задач, которые еще предстоит решить, Лихачев обозначил вывоз мусора из частного сектора в городе. Контейнерные площадки там часто бывает негде установить. «Мешочный» сбор внедрить сложно, потому что механизировать его невозможно. Это ручной труд, который потребует дополнительных расходов и неизбежного повышения тарифа. РЭК на это не пойдет. Также возникла еще одна неожиданная, но крайне серьезная проблема, которая может привести к остановке большей части парка мусоровозов в регионе.

«Мы все радовались, когда „Магнит“ купил себе дорогие и хорошие немецкие MAN, — продолжает Лихачев. — Кто ж знал, что через год начнется спецоперация и прекратятся поставки запчастей из Германии? Гендиректор „Магнита“ ездил в командировку, искал их по всей стране, чтобы не остановить парк. Почему именно эти машины купили? У них сфера сжатия больше в несколько раз, чем у КамАЗа. То есть их выгоднее использовать. Легче вывозить мусор, который не будет рассыпаться по городу. Но сейчас получается, что большую часть машин не смогут обслуживать, если Германия в санкциях пойдет до конца».

Мария Заздравных: «У нас люди просто не знают, куда выносить мусор»

Заместитель исполнительного директора регионального центра общественного контроля в сфере ЖКХ по Омской области НП «ЖКХ Контроль» Мария Заздравных обозначила еще одну не решенную до сих пор проблему. Это путаница с прикреплением домов к определенной контейнерной площадке. Часто люди просто не знают, куда выбрасывать мусор:

«Территориальная схема учитывает многоквартирные дома по принципу статистики. Численность населения разделили на количество домов. Таким абстрактным образом осуществлялась привязка к контейнерным площадкам. Средняя температура по больнице. Чтобы организовать грамотный вывоз, нужно привязать это к конкретным местам. Мы не можем более точно посчитать транспортные расходы, скорректировать график вывоза. Особенно в холодное время, когда разрешено вывозить один раз в три дня, закладываем в тариф ежедневый вывоз и платим больше. И второй момент. У нас люди просто не знают, куда выносить мусор. Это элементарное нарушение закона о правах потребителей. Перед тем, как заключить сделку и получить услугу, человек должен получить о ней информацию. В правилах обращения написано, что потребитель должен относить мусор на ту площадку, которая указана в договоре, к которой прикреплен дом. Учет этих площадок и прикрепление осуществляет муниципальное образование. И у нас получается, что в реестре мест накопления часть адресов дублируются. Некоторые контейнерные площадки учтены несколько раз, потому что разные управляющие компании находятся в одном микрорайоне. И создается фикция, что их несколько, а не одна. А некоторые дома вообще не прикреплены ни к одной площадке».

По словам Марии Заздравных, из-за этой путаницы происходит неравномерное распределение мусора — одни «популярные» контейнеры постоянно переполнены, другие стоят полупустыми. Решить проблему могли бы адреса площадок на квитанции. Тогда бы жильцы знали, к какой именно прикреплен их дом, и сами бы следили там за порядком.

Также Заздравных поделилась соображениями по поводу споров, должен ли «Магнит» вывозить мусор, собранный во время субботников. В некоторых российских городах уже есть прецеденты, когда регоператора через суд обязывали вывозить ветки и листья. Представители омского «Магнита», а также областного минприроды настаивают, что такие отходы не относятся к ТКО. В этом их поддерживает и Заздравных.

«Листва должна по-другому утилизироваться, — поясняет она. — Срезанные ветки должны убираться в тот же день. Этот порубочный материал можно по-разному пристраивать. За организацию субботников на придомовых территориях должна отвечать управляющая компания. А когда это происходит на муниципальных территориях, то организатор мероприятия должен позаботиться, чтобы отходы были вывезены. Вот „подснежники“ в виде бутылок, окурков, которые собрали во дворе после того, как все растаяло, — это ТКО. Допустима небольшая примесь листвы и веток. Обрезь часто маскируют, накидывая сверху мешки с мусором. Бак очистят, но просто регоператор не сможет отправить этот мусоровоз на сортировку. Машина сразу поедет на полигон. Некоторые жители прибегают к такой мере, но это неправильно. Они просто засоряют полигон, хотя могли бы пустить отходы на перегной, чтобы на следующий год на этом месте была хорошая земля».

Рассказала эксперт и о том, как сейчас в Омске обстоят дела с раздельным сбором мусора. У горожан это востребовано. Но не все знают, где рядом с их домом стоят специальные желтые контейнеры. Город55 публикует соответствующую карту. Но даже по ней видно, что многие контейнеры установлены вне какой-то логики: в каких-то местах слишком близко друг к другу, в других — на большом расстоянии. Кроме того, не все указанные на карте точки соответствуют действительности. Стоят ли там специальные контейнеры, надо в каждом случае проверять. Но примерное представление эта схема дает. В случае необходимости найти место раздельного сбора мусора можно.

«Я считаю, что покупать контейнеры должен собственник площадки: жильцы или муниципалитет, как в частном секторе, — говорит Мария Заздравныхю — У меня дом находится рядом с такой площадкой. Я в чате соседям написала: «Ребят, вот вы хотели разделять? Можете носить туда». Обычно сложно сдать стекло — оно просто само по себе тяжелое, объемные упаковки от моющих средств. Также туда можно положить металл, в том числе алюминий. Но металл и макулатуру сразу же выбирают бомжи и сдают сами.

Эти желтые контейнеры дают возможность не ехать далеко в пункт приема, а часть раздельно собранных отходов туда положить и уменьшить объем ТКО своего дома. Даже если сегодня регоператор будет показывать конкретный адрес с картинкой из 2ГИС, вопросов не будет. Важно понимание, что все вывозится по графику — хотя бы раз в неделю. Контейнер заполняется достаточно быстро. Есть люди, которые пользуются им правильно. Но из-за того, что вывоз пока невозможно отследить и понять, некоторые начинают кидать все подряд. Чтобы повысить чистоту отходов, надо прорекламировать каждое место — чтобы люди могли их найти».

Контейнерную площадку с раздельным сбором мусора в Омске можно найти и самостоятельно. Для этого надо зайти в электронную модель терсхемы здесь, открыть слои и выключить ненужные галочки, оставив только «раздельный сбор мусора».

Сергей Костарев: «Регоператор уйдет, оставив нам миллионы тонн мусора, раскиданного по всей области»

По мнению омского эколога, профессора ОмГУПС Сергея Костарева, мусорная реформа в Омской области провалилась по всем направлениям. Ни одной проблемы не удалось решить, зато создались новые:

«Самая главная проблема — это отсутствие полигона для хранения отходов на территории Омской области. Как я понимаю, нет ни одного легального, чтобы разместить основную часть мусора, вывозимого из города и населенных пунктов. Другая проблема — это изменение системы сбора отходов из так называемого частного сектора в Омске. Уход от „мешочного“ сбора к организации площадок, которые не могут считаться экологичными. И третье — это необоснованное увеличение в несколько раз платежей за вывоз мусора. Четвертая проблема, которая, на мой взгляд, не решается, — это раздельный сбор мусора. Та имитация, которая сейчас проводится, она, конечно, не может являть собой никакой перспективы».

Костарев убежден: Омская область не то что не приближается к раздельному сбору мусора, а начала от него удаляться. В качестве причины он указывает незаинтересованность в успехе процесса тех, кто отвечает за него сейчас.

«Современные технологии такие, что от нас должно быть ноль мусора, — считает эколог. — Достичь этого за пять лет не получится, но лет за 20—30 можно. Но прошло три года, и мы не то что в этом направлении не двигаемся, а вообще перпендикулярно куда-то уходим, и тем дальше расстояние до конечной точки. Выход единственный — убрать регоператора под названием „Магнит“, перед которым стоит задача как можно больше собрать мусора, следовательно, не может стоять задачи разделить его и снизить объем выброса. Речь не именно о „Магните“, а о монополисте в целом. Они получают деньги за объем. Но глупо и недальновидно рассчитывать, что эта компания будет стимулировать сокращение своего собственного заработка. На рынке отходов важно уйти от монополиста и создать несколько компаний, которые будут конкурировать за вывоз мусора, снижая цены. Тем самым они сами будут заинтересованы, чтобы их мусор стал экономически выгодным и часть его можно было бы продать. „Магниту“ это невыгодно, это не их бизнес. Сортировка на полигоне для них — дополнительные затраты. Они еще на самой заре реформы говорили об этом. Они — транспортная компания. Заявления о планах по переработке мусора — это обман. Получается, мы должны дважды платить: за то, что вывезут мусор, и за то, что они за наши деньги его рассортируют. Экономическая схема работает только тогда, когда сортировка приносит выгоду тому, кто сортирует. А если не приносит, он будет говорить, что сортирует, и складывать сэкономленные деньги себе в карман. Это нынешняя экономическая модель».

Также эксперт не видит никакой перспективы в решении задачи по рекультивации старых городских свалок в Омске. Он не понимает, зачем трогать Амурский полигон, который перестал функционировать еще в 1990-х. Сейчас большая часть отходов там уже переработана самой природой. Единственный приемлемый вариант там — проверить загрязнение почвы, разровнять мусор и сверху засадить деревьями.

Гораздо опаснее трогать «живые», не до конца перегнившие свалки — Кировскую, Советскую и Ленинскую. Есть два способа «побороться» с ними — подождать лет 20—30 либо вывезти весь мусор.

«Закон заставляет вывезти весь этот мусор за пределы города, — продолжает Костарев. — Я считаю, что он неправильный, потому что если они сейчас начнут возить этот мусор за кучу денег, сделают только хуже. Я не представляю, как можно вывезти свалку, которая копилась 60 лет. Это невозможно даже чисто технически. Следовательно, будет какая-то имитация вывоза. Где-то поцарапают, немножко вывезут, потом забудут про это. Вопрос очень сложный. Ни одного проекта рекультивации в публичной сфере не появлялось. Что они хотят там сделать, какие технологии использовать? Организуют поездки каких-то общественников на мусоросортировочные станции. Но там все равно полная закрытость технологии, которая используется, закрытость данных».

Другая проблема, которая сейчас стоит критически остро, — отсутствие полигонов, куда можно вывозить мусор по всем правилам. Самый крупный Надеждинский полигон закрыли по предписанию природоохранной прокуратуры. Костарев недоумевает, почему на один запретили вывозить, а на остальные поменьше, где точно такие же нарушения, — нет. Понятно, что мусор куда-то высыпать необходимо. Но объема даже тех свалок в районах, которые пока открыты, не хватает, чтобы компенсировать 650 тысяч тонн мусора в год, которые вывозили в Надеждино. Это можно увидеть в таблице по размещению полигонов для утилизации мусора, размещенной на сайте облправительства в 2019 году. Из нее видно, что совокупной максимальной вместимости всех остальных легальных свалок хватило бы, чтобы принимать все отходы за месяц. После этого они бы переполнились.

«А оставшиеся 11 месяцев куда будут возить мусор? — задается вопросом Сергей Костарев. — Я еще зимой задавал вопрос министру и замминистра экологии: „Где у нас полигоны по утилизации отходов, куда вы возите миллион тонн в год?“  Где мусор за январь, февраль, март? Пусть дадут список мест — по районам и тоннам — и покажут, соответствует ли он предыдущему. Я считаю, что весь мусор, образуемый городом, сейчас куда-то возится нелегально и это вообще-то преступление, на мой взгляд. Вывозят на свалки, не предназначенные для вывоза мусора. Ладно, правительство сейчас приняло такое решение. Значит, должна быть программа, что делать дальше. Пусть они покажут, что будут делать с этим миллионом тонн в год. Вот они вывезли 3 млн тонн, а дальше что? Что делать с этими несколькими десятками свалок? Есть у них какая-то программа? Они планируют строить полигон уже 3.5 года. Они пришли в 2018 году и пообещали построить два полигона. Где они? В декабре 2020 года заявили от имени минприроды какую-то концессию. Но этот конкурс не состоялся. Они назначили общественные обсуждения в очень странный период — с 30 декабря по 11 января. И получили единственный отзыв. Его написал я». 

Пока Костарев не верит и в реалистичность намерений построить новые полигоны в Омской области. Их планируют в Омском районе и в Таре. Но еще нет ни одного согласованного места. Проект свалки можно делать только под конкретную площадку. При этом средства на создание полигонов уже заложены в тариф на обращение ТКО, омичи уже это оплачивают.

«Смотрите, как они работали, — поясняет свою мысль Костарев. — В 2017 году объявили конкурс на регоператора. Была терсхема, она была плохой, но полностью проработанной. Там было написано: два полигона, 6 или 8 перегрузочных площадок. Они согласились реализовать эту схему при заключении контракта. Потом пришли в регион и отказались от нее, назвав плохой. Вообще ничего из нее не было реализовано. Зачем тогда нанимались выполнять? Сейчас у них ничего нет — ни места, ни проекта, ни перспективного плана, куда девать отходы.

Они рассчитывают только на одно: пройдет сколько-то лет, они скажут: «Спасибо, до свидания!» Уйдут с нашей территории, а нам потом все это расхлебывать — все эти миллионы тонн. Им вообще выгодно сейчас ничего делать. Они сейчас возят, получают с нас деньги за то, что они возят мусор на огромное количество километров по деревням, складывают туда, где это делать нельзя. А нам через несколько лет оставят весь этот мусор по всей области. Мне очень жаль особенно деревенских жителей. У них своего мусора особо не было, небольшая свалочка. А теперь им везут городской мусор в огромном количестве. Конечно, никто его потом перерабатывать не будет. Скажут: «Это ваше дело. Не надо было пускать».