Изображение материала

Антон Сорокин – тролль Колчака: трагикомедия в саду Комиссарова

26 июля 2018, 10:00
Фото: ИА «Город55»
Антон Сорокин (1884 – 1928) – культовая личность, одиозный Колчаку сибирский писатель, приехавший из Павлодара в Омск вместе с семьей. Не рассказать о нем как об очевидце событий мирового масштаба – нельзя.

ИА «Город55» продолжает выборочно публиковать рассказы писателя с сохранением авторской орфографии и пунктуации. Зарабатывая на жизнь заурядными должностями вроде счетовода в управлении Омской железной дороги и регистратора в пригородной больнице, успев попробовать на вкус иконопись, торговлю кожей и солью, Сорокин в конце концов пристрастился к перу и сатире и стал по-своему известной личностью. В его творчество, сосредоточенное вокруг власти золота над людьми, оказались втянуты первые лица белого движения, в том числе и главный герой исторической вехи Александр Колчак: одно из известнейших произведений Сорокина – «33 скандала Колчаку».

«То, что вы прочитаете, настолько необычайно и должно вызвать сомнения,

- пишет Сорокин во вступительном слове к книге. – Ну и фантазер, ну и враль, не хуже Мюнхгаузена, хотя свидетелями моих скандалов были тысячи людей, хотя у меня каждый скандал подтверждается документами, несмотря на это, утверждать, что это действительно было так, я не намерен. Кто не желает верить – не надо».

О себе автор по большей части пишет в третьем лице. По его словам, выступая со скандалами, он знал, что рискует жизнью. Где-то ему приходилось прибегать к дипломатическим приемам, а где-то – к обману, к «некрасивым поступкам».

«Антон Сорокин – шут, Антон Сорокин – маниак, это броня Антона Сорокина, под этими защитными масками Антон Сорокин сумел так дискредитировать власть Колчака, что учесть последствия скандалов совершенно не представляется возможным», - говорит сам о себе Антон Сорокин.

СКАНДАЛ ДВАДЦАТЫЙ

Садовод Комиссаров, старик, сектант, после двадцатилетних трудов открыл анабиоз деревьев и у него в саду, недалеко от Омска, при тридцатиградусных морозах незакрытыми росли и давали плоды грецкие орехи, лимоны.

Царское правительство субсидировало сад Комиссарова тысячами, царь прислал золотые часы. Губернатор не даром отдал приказ, называя Комиссарова завоевателем климата сибирского, новым Ермаком. Комиссаров, хитрый старичонка, притворялся глухим и обивал пороги у губернаторов, втирая им очки.

Антон Сорокин посоветовал обратиться за субсидией к Колчаку, и если будет получен отказ – то следует бросить букет пионов на пол и сказать:

- Все погибло, если культурное садоводство не ценят.

Сделали репетицию, у Комиссарова испуг выходил естественным – все погибло…

Комиссаров в приемной Колчака, босого мужика с букетом огромных красных пионов не пускают, подозревают бомбы. Навели справки и через четыре часа пустили. Колчак читает прошение, написанное Антоном Сорокиным, советуется с Тимиревой, которую он называл своей дочерью, и, давая пятьсот рублей Комиссарову, говорит:

- Прекрасные розы, я таких огромных не видел.

У Комиссарова было три букета. Один он по плану отдал Колчаку, другой Тимиревой, а третий предназначался для демонстрации.

- Я не нищий, я садовод Комиссаров, покоритель климата сибирского, у меня золотые часы от царя, я по десять тысяч получал субсидии, я гонорис кауза, ученый агроном.

Бросает на пол букет пионов и кричит:

- Это не розы, а пионы, пионы, и если нельзя коровы отличить от лошади, пион от розы, все погибло… - и босыми ногами побежал к выходу. Лежал букет красных пионов, лежала колчаковская пятьсотрублевка рядом на полу.

Колчак вернул Комиссарова, дал своей портрет и десять тысяч, обещал приехать в сад Комиссарова.

Источник: ИА «Город55»