Posted 24 июня 2018,, 04:14

Published 24 июня 2018,, 04:14

Modified 23 февраля 2022,, 11:43

Updated 23 февраля 2022,, 11:43

Как покинуть Омск: несколько историй омских эмигрантов

24 июня 2018, 04:14
ИА «Город55» на конкретных примерах рассказывает, с какими заграничными «точками роста» придется соперничать омским властям.

Ежегодная убыль населения Омской области составляет около 10 тысяч человек. Основной своей задачей местные власти называют улучшение демографической ситуации региона, создание «точек притяжения», которые удержат население.

Отток молодых людей из Омска начался не сегодня. На протяжении последних десяти лет региональные власти говорят о необходимости «удерживать молодежь». Неоднократно слышны упреки в адрес СМИ в том, что пресса культивирует негативный образ Омска и, наоборот, не замечает положительных моментов. Приведенные ниже примеры иллюстрируют, что зачастую молодежь уезжает не «от чего-то», а «для чего-то» в поисках новой жизни, лучшего мира. Проблемы, о которых пишут СМИ, попадают в аргументацию эмигрантов, но главное — иррациональное ощущение дома.

Редакция ИА «Город55» стоит на принципе права выбора. Мы публикуем несколько историй, когда молодые омичи оторвались от корней, повинуясь зову крови в поисках новой родины.

Кочевник

Дмитрий Калякин живет на 10 метровой килевой яхте базируется в Мармарисе (Турция) на побережье Средиземного моря. В двух часах хода Греция.

Дмитрий уехал в Турцию совсем недавно — в марте этого года. В прошлом он довольно успешный омский велогонщик, а затем — тренер. В его копилке спортивных наград — два титула чемпиона Сибири по кросс-кантри (гонки по пересеченной местности). Он вообще является одним из основателей омского кросс-кантри. Велоспортом активно занимался до 28 лет, а тренером после этого поработал еще пять.

Сначала переехал в Санкт-Петербург, тренировал местную команду. Когда команда осталась без финансирования, уехал в Москву — там поработал уже управляющим магазином велосипедов. Вернулся в Омск, работал спортивным фотографом, оператором на телеканале, диспетчером питерской логистической компании (но в последних двух случаях совсем недолго). Далее — в рекламе и SММ, тот опыт пригодился Дмитрию и сейчас.

«Уехать за границу я вообще хотел с детства. Всегда искал какие-то варианты, но то одно, то другое не складывалось. В прошлом году купил яхту в Омске, начал ей заниматься, давно хотел это попробовать. Обучился вождению в омском яхт-клубе. Потом поработал тренером. Понял, что мне этого мало, стал изучать яхтенное дело еще глубже. Повышал квалификацию во Владивостоке. На новогодние каникулы уехал на Алтай в горы, почистить сознание и прямо 1 января увидел мир совсем по-другому. Вернувшись в Омск, нашел яхту, которую в Турции продавал человек из России. Созвонился, договорился. 1 марта я уехал из Омска», рассказал яхтсмен.

Мармарис — база Дмитрия очень удобно место, откуда можно стартовать в походы по морю и ремонтировать судно. Совсем рядом Греция — в двух часах хода.

Ему на год выдан вид на жительство и этого достаточно, потому что в Турции Дмитрий не планирует оставаться на много лет. Он дорожит своей свободой, строит планы на путешествие по Европе. В планах: Италия, Греция и Испания.

Для заработка яхтсмен катает по морю туристов из России, еще работает руками в порту. Среди последних — различный ремонт других яхт, в том числе их электроники. Одновременно участвует в спортивных яхтенных гонках.

Туристов он находит через рекламу на страницах в соцсетях и через блог (тут ему пригодился опыт в SMM). Туры на яхте бывают самой разной продолжительности — от часа до пары недель. Можно дойти и до Кипра, и до Греции, и до Испании. В день можно пройти от 100 до 150 миль.

Языковые барьеры — уже не такая большая проблема. Дмитрий разговаривает на английском. Турецкий — легкий, немного объясняться на нем тоже получается, многие самые нужные слова он освоил.

На вопрос, почему уехал из Омска, он высказал небольшой список претензий к городу. Главные это плохие дороги и экологическая ситуация.

«Например, выбросы этилмеркаптана в прошлом году — это отвратительно. Я этому ужасался. Почему никто не может найти виновника? Потому что кому-то это выгодно. Или остальные выбросы, стоки, которые стекают в Иртыш. Это чувствуется. Я не верю, что власть может тут что-то изменить. Не верю, что у них есть такое желание. Хотя я много знаю молодых и успешных людей в городе, которые хотят его развивать, не собираются покидать Омск», рассказывает Дмитрий.

Единственная моя

Выпускница института искусств ОмГПУ Эли Адамова со своим гражданским мужем Василием Паньшиным в августе 2012 года переехали в Болгарию. Они целенаправленно готовились к переезду именно туда. До того Эли четыре года прожила в Болгарии по семейным обстоятельствам и уже привыкла к этой стране.

Приехав на новое место, Эли и Василий стали работать свободными художниками (фриланс), пока не нашли постоянную удаленную работу в сфере дизайна и иллюстрации, где работают и сейчас.

Эли рассказывает, не сразу все было гладко. Приходилось искать срочно заказы, чтобы подстраховаться, иметь какой-то запас денег, чтобы была возможность каждый год продлевать документы для проживания в Болгарии. В общем, пока постоянная работа не нашлась, все для ребят было достаточно нервно.

«Надо обойти много инстанций и собрать много бумаг, уложившись в сроки, а это всегда угнетает», уточнила Эли.

Жизнью в Болгарии покинувшие Омск ребята довольны.

«Не хотелось бы сравнивать Болгарию и Россию, Омск. Не в пользу Омска будет такое сравнение. Да простит меня родной город, но Омск значительно проигрывает. Во всем: это и климат, и люди, и цены, и продукты, и дороги, и общая благоустроенность, отсутствие мусора (по крайней мере в нашем городе, в курортных, он, конечно, есть) и т.д. Если подробнее: люди неагрессивные, за все время не слышала ни одного скандала на улице (о драках уж и говорить не приходится), заходишь в любое место, с тобой здороваются, это обязательно. Выходишь, желают приятного дня и прощаются. Ночью спокойно можно гулять, никого не надо опасаться», уточнила Эли.

Как добавила она, климат мягкий, летом всегда солнечно и тепло, зимой температура редко опускается ниже 0 и –5 градусов. Всюду можно легко и быстро добраться. Цены в заведениях и магазинах мало отличаются, поэтому люди всегда сидят в кафе, а не распивают пиво на улице (хотя это и не запрещено, как в России).

О чем Эля сожалеет — рядом нет друзей. Но они у Эли и Василия и так все разъехались кто куда и их уже не собрать. В Омске почти никто из них не остался.

Страна избранных

Шесть лет Анна Фришман живет в Израиле. Аня — пиарщик из Омска, окончила ОмГУПС по специальности «Связи с общественностью» в 2010 году и после этого искала себя. Искала не в Омске.

«Я прожила в Омске всю жизнь, но он не стал для меня домом. Я видела другие города, страны, видела, как живут люди, и хотела для себя такой жизни», рассказывает Аня.

После учебы за два года успела пожить в Москве и Екатеринбурге (в последнем случае начинала там учиться в вузе, но ушла из него по семейным обстоятельствам).

На Израиль выбор пал по ряду причин, но основа — еврейские корни, а значит, омичка могла претендовать на программу для еврейской молодежи, которую проводит Израиль.

«Никто не скрывает, что когда молодые люди приезжают туда по этой программе на экскурсию, страну им показывают в максимально положительном аспекте, чтобы убедить туда переехать», рассказывает Аня.

Через полгода после такой экскурсии Аня эмигрировала в Израиль. Сейчас она живет в небольшом городе Ришон ЛеЦион.

У нее свой бизнес вместе с мужем Сергеем в сфере IT. Аня отвечает за маркетинг. Это стартап, работающий с 2015 года, его клиенты израильские компании. Успехами его Аня вполне довольна — все хорошо, хотя есть и куда развиваться.

В целом ожидания перед отъездом не разошлись с реальностью. Тяжело было в течение первого года: шла адаптация, изучение иврита. Аня скучала по друзьям, оставшимся в Омске. Все нужно было начинать с нуля. В Израиле Аня встретила Сергея, вышла за него замуж и берега Иордана стали домом.

«Сейчас мой дом здесь. Когда я приезжаю в Омск, теперь мне десяти дней там уже много. Хочу домой, в Израиль. Когда работала на израильскую компанию, она открывала представительство в Новосибирске и для этого мы с мужем на год поехали работать там. Я там занималась пиаром. И вернулись, потому что не устраивало многое от медицинского обслуживания и до просто разного государственного сервиса. Здесь с ними намного проще», рассказывает Аня.

Минусом Израиля считается неугасающий военный конфликт, теракты, постоянная опасность. По словам Ани, внутри страны на эти вещи смотришь по-другому.

«С точки зрения того, что здесь военное положение, то мне сначала было страшновато, но потом ты не то что к этому привыкаешь, но осознаешь, что какие-то эксцессы из-за этого возможны. Уровень безопасности в стране очень высокий и ко всем смежным с этим вопросам относятся очень серьезно. Здесь в этом плане я чувствую себя более комфортно, чем в любой другой стране», отметила Аня.

Другой мир

Екатерина Дубатовка училась в ОмГПУ на факультете иностранных языков, с «красным дипломом» получив в 2005 году специальность «Преподаватель английского и немецкого языков». В 2012 году уехала в Германию, чтобы получить высшее образование еще и там. Там эта ученая степень называется «мастер», для нее Катя училась три года.

До того Екатерина прошла там две стажировки и во время этого познакомилась с будущим мужем он француз, но жил тогда в Германии. Это была вторая причина переезда.

Сейчас пара живет в Штутгарте. Катя работает в языковой школе. Ранее преподавала немецкий детям, тем, у кого он родной, а сейчас преподает его на интеграционных курсах и курсах для иностранцев. В основном это эмигранты из Латинской Америки, США, Швеции, России, Китая, очень много кореянок, которые вышли замуж за немцев. Катин муж работает в сфере продаж программного обеспечения.

Адаптация проходила у Екатерины тяжело, легче стало именно в Штутгарте, на юге страны. До того жили в Дортмунде на севере, там ситуация хуже. Дортмунд густонаселенный и при этом там большой уровень безработицы, в том числе среди коренных немцев. Ниже уровень жизни и зарплаты. Но и на юге тогда при более высоких зарплатах, где больше всего предприятий крупных концернов, плата за жилье намного выше. Мало кто живет в своих домах и квартирах, они тем более дорогие. Хотя дешевая ипотека чаще всего не более 2,5% в год. Просто из-за высоких цен на недвижимость такой кредит в любом случае придется платить лет 20-25.

Цены на продукты же примерно одинаковые везде.

А еще за время жизни в Штутгарте Катя с мужем съездили во многие соседние страны: например, Италию, Чехию, Францию, Австрию, Португалию.

«Если жить все время в окружении русских эмигрантов, в их общине, то это тоже вариант, так многим людям легче. Но тогда нельзя будет сказать, что ты адаптировался к стране ты адаптировался к этой русской общине. Я не пошла этим путем, у меня были другие установки и сейчас у меня, таким образом, в окружении только два русскоговорящих человека», рассказала еще об адаптации Катя.

Екатерина довольна работой и тем, где живет, но, говорит, тяжело в отдалении от Омска, родственников и друзей. Эта проблема никуда не уходит. С этой проблемой ей приходится жить на новой родине.

Источник: ИА «Город55»