Чрезвычайные траты: как омский минздрав проводил закупки при Ирине Солдатовой
Аналитика

Чрезвычайные траты: как омский минздрав проводил закупки при Ирине Солдатовой

8 ноября 2020, 19:22Photo: пресс-служба Минздрава Омской областиИрина Солдатова
Город55 решил посмотреть, как омский минздрав тратил деньги под руководством министра Ирины Солдатовой, которая руководила ведомством семь месяцев.

Для наглядности Город55 сравнил показатели закупок министерства здравоохранения региона за аналогичные периоды двух годов — с 1 апреля по 5 ноября 2020 и 2019 года. Напомним, что именно эти даты в 2020 году официально значатся первым и последним днем работы Ирины Солдатовой в качестве министра здравоохранения Омской области.

Закупки в случае ЧС

Ирина Солдатова, напомним, сменила на посту Дмитрия Вьюшкова, который руководил областным минздравом с декабря 2018 года. За семь месяцев министерство здравоохранения Солдатовой «потратило» на госзакупках 1.9 млрд рублей, в то время как Вьюшков в 2019 году, не имея эпидемиологических проблем, выделил на это меньше — 819 млн рублей.

При этом количество заключенных ведомством контрактов при Солдатовой сократилось — 317 против 352 при Вьюшкове в 2019 году. Средняя стоимость одного контракта при Ирине Солдатовой составила 4.6 млн рублей, в то время как при Вьюшкове (в аналогичный период 2019 года) - 2.8 млн рублей.

С апреля по май 2020 года сократилось количество поставок на всех основных рынках закупок — медикаменты, медоборудование, продукты питания. Зато появились попытки сделать непривычные закупки — только на одни комплекты защитной одежды министерство готово было потратить 44.8 млн рублей. Каждый из 40 тыс комплектов обошелся бы региональным властям в 1120 рублей. Поставщиком выступило бы краснодарское ООО «САН». Два контракта с региональным минздравом стали для «САН» единственным опытом участия в госзакупках, правда, в рамках работы с единственным поставщиком. Оба контракта отмечены как «закупка в случае чрезвычайной ситуации», но они впоследствии были расторгнуты по соглашению сторон. Таким образом, можно говорить, что министерство получило лишь чуть более 5 тыс комплектов защитной одежды.

Всего же вследствие ЧС (то есть для борьбы с коронавирусом) министерство провело 37 закупок. Их общая стоимость составила 1.3 млрд рублей. Фактически количество средств, потраченных на регулярную деятельность омской медицины, составило немногим более 600 млн рублей. По сравнению с аналогичным периодом 2019 года финансирование упало на 200 млн рублей, то есть на четверть.

Два любимых поставщика

Почти четверть всех средств (568 млн рублей), потраченных минздравом Омской области во время работы Солдатовой, ушла на оплату поставок от ООО «Никмед». В договоре между юрлицами обозначено 18 позиций, которые «Никмед» должен закрыть своими товарами. В частности, компьютерный томограф Siemens Somatom Go обошелся бюджету в 55 млн рублей, передвижной рентген-аппарат Siemens Mobilett Mira Max — 17 млн рублей, а каждый из ста аппаратов ИВЛ MindraySV300 — 2.3 млн рублей.

иллюстрация
Photo:Медиахолдинг1Mi

При этом аппараты ИВЛ MindraySV300 решило закупать только министерство здравоохранения Омской области. Ни одно ведомство страны не обратило на них внимания. Более того, в том же апреле 2020 года омская больница им. Далматова самостоятельно закупала точно такие же аппараты ИВЛ MindraySV300. Стоимость каждого тогда составила всего 1.95 млн рублей. Также удивительной оказалась закупка томографа Siemens Somatom Go за 55 млн рублей. Ранее минздрав закупал этот же томограф (модель прошлого года — прим. ред.) всего за 40 млн рублей.

Интересно и то, что «Никмед» в 2020 году заключил всего пять госконтрактов с различными медучреждениями и ведомствами. И ни один из них по стоимости поставок даже близко не приблизился к контракту с омским минздравом. Так, за поставку прикроватных мониторов пациента компания получила от минздрава Бурятии 3.2 млн рублей, за обслуживание рентгеновского оборудования — 110 тыс рублей от главной инфекционной больницы Бурятии. Компания провела МРТ для нескольких сотрудников бурятской больницы № 4 за 422 тыс рублей, а еще 2.6 млн рублей получила от Санкт-Петербургской больницы РАН за поставку гигиенических средств. От омского минздрава, напомним, компания должна до 31 декабря 2020 года получить 568 млн рублей.

Благодаря только одному минздраву Омской области компания увеличила свой денежный оборот на рынке госзакупок вдвое по сравнению с 2019 годом. Отметим, что в 2019 году выручка «Никмеда» от продаж составила 609.7 млн рублей, а чистая прибыль — 63.9 млн рублей. В 2020 году благодаря сотрудничеству с омским минздравом можно ожидать улучшения финансовых результатов «Никмеда».

Вторым по популярности «экстренным» поставщиком медоборудования для омского минздрава оказалось ООО «УникХелз» — 7 контрактов на 114.5 млн рублей. В этих контрактах также полно интересных деталей. Так, например, компания обязалась поставить по 50 прикроватных мониторов пациента в двух вариантах исполнения — iMEC 10 (454 тыс рублей за единицу) и iMEC 12 (243 тыс рублей за единицу). Те же мониторы пациента iMEC 10 поставлял и «Никмед», правда, всего по 220 тыс рублей за единицу.

Однако есть и обратная ситуация — «УникХелз» поставит в омские больницы три передвижных рентгеновских аппарата по 6.2 млн рублей каждый, в то время как «Никмед» за 17.2 млн рублей поставит всего один аппарат.

От Москвы до Кузбасса

Менее крупным, но также «любимым» поставщиком минздрава Омской области при Ирине Солдатовой стало московское ООО «Игия-Фарм» (владелец и директор Дмитрий Мартынов). У компании оказалось сразу 24 контракта на общую сумму в 46.1 млн рублей. В фавориты попало и кузбасское ООО «Светофарм» — 28 контрактов на 130 млн рублей. Компания принадлежит бизнесмену Владимиру Глухову, директор — Максим Крикуненко.

иллюстрация
Photo:Медиахолдинг1Mi

Обе компании активно стали заявляться на госконтракты только в 2020 году. В 2019-м о них мало кто знал — у «Игия-Фарм» в 2019 году был заключен всего один госконтракт, в то время как в 2020 году их стало 1417. У «Светофарма» ситуация схожая — у компании в 2020 году заключено 112 контрактов, в то время как в 2019 году их было всего 32.

Ранее эти компании с минздравом Омской области не сотрудничали, однако в 2020 году стали его фаворитами. В топе «любимых» поставщиков еще со времен Вьюшкова все еще значатся структуры Игоря Левитова, а конкретно компании «СМТ» и «Экофарм». Суммарно на них пришлось 43 контракта на общую сумму 75 млн рублей. В 2019 году за аналогичный период обе компании получили от минздрава региона 100 млн рублей в рамках 76 контрактов.

Средняя же статистика нарушений при закупках в коронавирусное время у ведомства Ирины Солдатовой даже немногим лучше, чем у министерства Дмитрия Вьюшкова. В частности, процент торгов без снижения у минздрава при Солдатовой составил 62.7, тогда как при Вьюшкове он застыл на значении 76.4%.

При Вьюшкове чаще на госконтракт заявлялся всего один участник — в 62.8% случаев, в то время как при Солдатовой этот показатель равнялся 50.8%. Также при Солдатовой подрядчиками было допущено меньше нарушений, обернувшихся для них штрафами. Так, санкции к подрядчикам были применены в 6.9% случаев, в то время как при Вьюшкове штраф на исполнителя накладывался в 19.6% случаев.

Итог

Коронавирусная инфекция нанесла серьезный удар по омскому здравоохранению. В СМИ продолжают освещаться инциденты с многолюдными очередями в больницах, отсутствием коек в стационарах и долгими вызовами скорой помощи.

иллюстрация
Photo:Медиахолдинг1Mi

Однако и к финансовой деятельности Минздрава Ирины Солдатовой возникают вопросы. Прозрачность и ценообразование выглядят очень странно: одни и те же услуги и оборудование в разных контрактах и у разных подрядчиков могут расходиться в цене в два с лишним раза.

При этом стоит отметить, что все контролирующие организации признали ситуацию с COVID-19 обстоятельством непреодолимой силы, из-за чего в рамках борьбы с ним министерства здравоохранения могли закупать товары, работы и услуги у единственного поставщика по пункту 9 части 1 статьи 93 44-ФЗ. Оспорить или наказать поставщиков за срыв сроков поставки или исполнения контракта почти невозможно, так как подрядчик всегда может сослаться на то же обстоятельство непреодолимой силы.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter