Ритуальная жертва благоустройства. Как в Омске спасли от вырубки «аварийную» аллею

Ритуальная жертва благоустройства. Как в Омске спасли от вырубки «аварийную» аллею
Ритуальная жертва благоустройства. Как в Омске спасли от вырубки «аварийную» аллею
8 июня, 10:41ПолитикаФото: "Город55"
Аллею пирамидальных тополей на улице Спартаковской за Тарскими воротами в этот раз удалось отстоять. Ее собирались снести, чтобы переложить плитку на тротуаре. На волне резонанса в СМИ комиссия резко передумала — те же люди, что выступали за вырубку, переголосовали за сохранение деревьев.

Вырубки в Омске — давно больная тема. На фоне разговоров о возрождении города-сада омичи наблюдают утилитарное, как к мебели, отношение к деревьям: если зелень чему-то мешает (дорожному знаку, светофору, киоску, ремонту тротуара), то вопрос, скорее всего, решится не в пользу нее. По подсчетам Города55, в месяц, независимо от сезона, городская комиссия по сносу и восстановлению зеленых насаждений согласовывает вырубки порядка 1000 деревьев. Обычно большинство из них объявляют аварийными, но к критериям аварийности тоже есть вопросы. «Таким могут признать любое дерево, которое что-то закрывает: свет, провода и т. д. Наклон ветки на 40 градусов у них уже авария», — комментировал ранее эколог Сергей Костарев.

Это мнение можно было бы счесть излишне категоричным, если бы некоторые решения комиссии по сносу его не подтверждали. В конце прошлой недели был опубликован протокол майского заседания комиссии, на котором согласовали вырубку около 1030 деревьев. В том числе почти сотню решили отправить под топор на «Зеленом острове» под установку новых аттракционов, 135 яблонь в живой изгороди и еще 11 деревьев — при переносе остановки «Хлебозавод», 85 штук — на стройплощадке кадетского корпуса. Кроме того, решено вырубить 15 здоровых лиственниц за Соборной площадью «в связи с комплексным благоустройством» и целых 96 тополей на улице Спартаковской.

Фото:"Город55"

Последнее решение стало самым резонансным. Речь о знаменитой аллее пирамидальных тополей, которая тянется от Тарских ворот до памятника Достоевскому и является одной из визитных карточек города. В протоколе заседания указали, что это «суховершинные тополя, имеющие нарушение структуры ствола». И, судя по документу, больны оказались все 96 штук. То есть аварийной объявлялась вся аллея целиком, что закономерно вызвало сомнения омичей. О том, что в этом месте планируется благоустройство, не было ни слова.

После того как СМИ обратили внимание на этот пункт (самая последняя строчка в документе), новость разлетелась и вызвала шквал гневных комментариев. На следующий день последовала реакция властей — мэр Оксана Фадина приостановила это решение комиссии. Было объявлено, что в ближайшее время ответственные за вырубки проведут экстренное выездное заседание, чтобы подумать еще раз.

Фото:"Город55"

И выездное заседание не заставило себя ждать — уже в понедельник члены комиссии собрались непосредственно на самой аллее. Предполагалось, что они повторно оценят состояние тополей, посмотрят, насколько те попадают в границы благоустройства и нельзя ли их сохранить, поменяв способ работ. Хотя выглядело это чистой формальностью: никто не сомневался, что деревья теперь решат оставить. Собственно, даже пресс-релиз о сохранении насаждений появился до того, как комиссия де-юре проголосовала за это.

На заседании резко «сменился дискурс»: речь пошла уже не об аварийности тополей, а о том, что они помешают производству работ и сами пострадают вследствие этого. Причем найти аварийный тополь на целиком «сухостойной» аллее оказалось не такой простой задачей.

У журналистов состоялся такой диалог с заместителем директора по зеленому хозяйству БУ «УДХБ» Михаилом Киреевым.

— Расскажите, в чем болезненность деревьев?

— Все [аварийные] мы вам уже не покажем, потому что мы за этими деревьями следим, ежегодно проводим вырезку сухих ветвей. Поэтому всех повреждений вы не увидите.

— Точно тогда надо их вырубать?

— Если мы уберем только больные, это уже не будет аллея, будет что-то неоднородное. Если делать красиво, то надо делать все. Да, может, попадет [под вырубку] несколько здоровых деревьев, но появится новая аллея. Если мы часть спилим — я не верю, что можно будет провести благоустройство, не затронув корневую систему. Я в Омске такого не видел.

— А не в Омске? — к разговору подключился депутат и член комиссии Владимир Казанин (как заметили его коллеги, на комиссии он появился впервые за три года). — В Германии одно дерево вырубить — целое отдельное заседание.

— В Германии другая культура.

— Культура чего?

— Производства работ в том числе.

— А мы, значит, кирками и лопатами…

Фото:"Город55"

Всем собранием (20 членов комиссии и больше десятка журналистов) отправились искать аварийные деревья. Нашли. Киреев указал на тополь с трещиной в стволе.

— Туда попадают патогенные организмы, дерево начинает разрушаться. Оно в любой прекрасный день может упасть без всяких видимых причин, — попытался обосновать Киреев.

Сколько конкретно больных деревьев, он не сказал, еще раз повторив аргумент о том, что в случае сноса аварийных растений нарушится однообразие аллеи и лучше заменить ее сразу полностью.

В целом выяснилось, что истинная причина решения о сносе аллеи — вовсе не ее тотальная аварийность. Деревьев с какими-то проблемами по самому крупному счету не больше четверти, а то и меньше. Просто на этом месте на следующий год запланировали благоустройство к 70-летию выставки «Флора»: решили поменять тротуарную плитку и линии наружного освещения. Вынос коммуникаций предполагался между деревьями, что затронуло бы их корни, поэтому комиссия легкой рукой отправила аллею под снос. Аргументировали тем, что тополя старые — не жалко, а на их месте потом высадят новые ясени. А в протоколе появилась строчка про 96 нездоровых деревьев.

Фото:"Город55"

Возникший вопрос, нельзя ли провести благоустройство так, чтобы не уничтожать тополя, как выяснилось, особо не изучали. Агроном, начальник сектора озеленения администрации ЦАО Наталья Табачкова, заявила, что это не в компетенции комиссии. Деревья просто принесли в жертву утвержденному проекту.

— Наша задача была оценить, выживут ли тополя при производстве работ в том проекте, который был утвержден. Мы голосовали за то, что эти деревья не смогут выжить, — сказала Табачкова.

По ее словам, деревьям около 40 лет и они в чистой теории могут выстоять еще 20-30 лет. «Но видите, они уже падают», — добавила она (хотя этого видно не было).

Фото:"Город55"

В итоге провести работы так, чтобы не трогать насаждения, оказалось вполне допустимо — но только после скандала и в режиме «ручного управления». Причем комиссия оба раза проявила не самую самостоятельную позицию. В первом случае решила пожертвовать аллеей, чтобы не усложнять подрядчику работы, не рассматривая альтернативы, во втором — послушно проголосовала (практически тем же составом) за решение, которого требовала общественность и на котором настояла мэр. Несмотря на все прозвучавшие аргументы о том, что тополя в принципе никуда не годные (то есть старые).

19 членов комиссии высказались за сохранение деревьев, один — воздержался.

Итоги подвели первый заместитель директора департамента городского хозяйства Михаил Горчаков и начальник управления формирования комфортной городской среды Юлия Ильчук. Они сообщили, что комиссия будет рекомендовать подрядчику обеспечить сохранность тополей при благоустройстве. Больные деревья заменят штучно. В чем была сложность такого решения с первого раза, осталось за рамками заседания.

Впрочем, утверждать, что с деревьями все будет в порядке, пока рано. Комиссия рекомендовала подрядчику быть осторожнее, но, как отмечалось на одном из прошлых заседаний, фактически эта рекомендация не имеет никакой силы. Утвержденный проект работ менять не будут, а значит, в его рамках строители имеют право поступать, как сочтут нужным. Коммуникации проще всего вынести между тополями, задевая их корневые системы. Ну, а потом их можно убрать как аварийные — вполне правдоподобный сценарий.

При этом на фоне сплоченного спасения пирамидальной аллеи незамеченными остались другие вырубки. Не говоря обо всех предыдущих заседаниях комиссии, только в мае решено снести и насаждения на «Зеленом острове», и яблони у «Хлебозавода», и лиственницы за Соборной площадью. Причем в последнем случае причиной указано «комплексное благоустройство» — история очень похожая. Сложно даже предположить, какое количество «аварийных» деревьев в Омске уходит под топор, просто потому что это кому-нибудь удобнее.

UPD: депутат Владимир Казанин прокомментировал Городу55 непосещение заседаний комиссии по сносу, в которой состоит, по его словам, не три, а два года.

«В комиссию меня выбрали два года назад. Я ни один комитет по ЖКХ не пропустил, ни один горсовет во время пандемии, но там возможно участие по Zoom. Здесь комиссия проводилась без Zoom. Если бы был [удаленный формат], я бы обязательно участвовал, но [у меня своя работа], я не работаю на освобожденной основе, не получаю в горсовете денег, я на общественных началах. Для меня это важная тема [городское озеленение], я ее постоянно затрагиваю и помимо комиссии. А в этот раз была возможность приехать. Меня насторожило, что везде, в том числе Новосибирске, Екатеринбурге, Москве и, тем более, Германии, которую я привел в пример, используются технологии работ без вырывания траншей, что уничтожает корневую систему деревьев. Тем более, нам сказали, что [вместо тополей планировали] высаживать ясень. Я спросил, какие у ясеня корни — вертикальные или такие же, как у тополя. Нам сказали, что как у тополя. Тогда в чем смысл? Корни упрутся в те же коммуникации. Только ясени будут маленькие, когда они вырастут, неизвестно, а тополя уже больше 30 лет растут», — сообщил Казанин.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter