«Накидывали наволочку и топили». Омич рассказал о выбитых показаниях и пытках в ИК-8

«Накидывали наволочку и топили». Омич рассказал о выбитых показаниях и пытках в ИК-8

23 декабря 2019, 14:46ОбществоPhoto: "Город55"
В редакцию Города55 обратился омич, в июле 2019 года освободившийся после восьмилетнего срока, который отбывал в ИК-8 и КП-13. Он утверждает, что был осужден на основании «выбитой» явки с повинной, а из-за исков к силовикам столкнулся с издевательствами в колонии.

Мужчина (имя мы не называем по его просьбе) отбывал наказание с 2011 по 2019 год. По его словам, он получил восемь лет лишения свободы за два преступления (причинение тяжкого вреда здоровью), одно из которых не совершал, а признательные показания подписал после побоев и угрозы изнасилования полицейскими в УВД № 1 по ЦАО г. Омска.

«В 2007 году я действительно совершил преступление, не могу сказать, что был ангел. Но тогда меня не привлекли к ответственности. А в 2009 году на того же человека снова напали — нападавший был в камуфляжной маске, пострадавший не видел его лица. Он написал заявление. Сотрудники полиции раскопали эпизод, который был в 2007 году, установили мою причастность, но им нужно было раскрыть и второе преступление. Я отказывался признавать вину, и тогда из меня выбили явку с повинной.

За мной приехал сотрудник полиции, сказал, что нужно с ним проехать. Там со мной минут 10 поговорили мирно, а когда я сказал, что признавать не буду, на меня надели наручники, перетащили из одного кабинета в другой и начали бить. Все происходило в УВД № 1 по ЦАО, кабинет № 319. Причем если бы просто били, я бы ничего не подписал. Меня также душили пакетом, угрожали. Один сотрудник сказал: давайте снимем с него штаны и палку в зад вставим».

«Они, конечно, только угрожали, но они ребята такие отмороженные, что, скажем так, я им на слово поверил» заявил мужчина

Тяжба с силовиками из колонии

После этого он подал заявление в Следственный комитет на сотрудников полиции за применение в отношении него силы. По его словам, это подтверждалось результатами судмедэкспертизы, зафиксировавшей побои и следы от наручников, однако в возбуждении уголовного дела было отказано. Параллельно закончился его судебный процесс, и омич был водворен в исправительную колонию № 8.

Первую половину срока он активно судился с городским УМВД, Следственным комитетом и прокуратурой, пытаясь оспорить отказ в возбуждении дела против двух полицейских УВД № 1. В базе судебных решений на сайте Омского областного суда за 2013–2014 годы зафиксировано около десятка исков от его имени. Все жалобы остались без удовлетворения.

«[…] обратился в суд с иском […] указывая, что <…> он был доставлен в УВД № <…> ЦАО г. Омска, где сотрудниками […] более суток удерживался помещении кабинета, находился в наручниках, был лишен сна, приема пищи. В отношении него протокол задержания составлен не был. Считает задержание незаконным», — говорится в судебных документах (суд в жалобе отказал на основании показаний полицейских).

Опция «пожаловаться депутату»

Дело получило ход только в 2015 году. Перед этим осужденного как положительно характеризующегося перевели в колонию-поселение № 13. Летом, когда ему разрешили отпуск, он подал жалобу на СК через тогда депутата Госдумы от Омской области Яна Зелинского. Уголовное дело все же возбудили, но расследование не усмотрело вины полицейских.

«Так как жалоба исходила уже от депутата, ее рассмотрел заместитель руководителя Следственного комитета. После этого в СК по ЦАО г. Омска позвонили из Москвы, кого-то вроде даже наказали. После этого началось разбирательство в отношении сотрудников полиции, возбудили уголовное дело.

Но пока я сидел в ШИЗО, дело потихоньку замялось. СК сделал вывод, что да, меня били, но это были не сотрудники полиции.

Передали материалы в УМВД, статей о злоупотреблении полномочиями там уже не было, а была статья 116 — побои. После чего МВД честно прекратило дело в связи с истечением срока давности», — утверждает бывший осужденный.

«Тариф входящий»

На время расследования мужчину перевели из КП-13 в СИЗО-1 как потерпевшего. После возвращения оттуда, по его словам, отношение сотрудников УФСИН к нему изменилось, ему дали понять, что жаловаться больше не стоит. Действительно, поток исков от его имени в судебных базах прерывается в 2015 году. Следующие жалобы последуют лишь в 2019-м.

«Я в колонии активно осваивал юриспруденцию. Я, мало того что для себя что-то делал, помогал и другим людям, которые рядом со мной сидели: приговор обжаловать, какое-то постановление получить. И в связи с этим приобрел славу адвоката. Сотрудники УФСИН к этому не очень хорошо относились, и когда в 2015 году произошла эта моя маленькая война [с возбуждением уголовного дела], я настроил против себя очень многих. С момента моего обращения через депутата в Москву начались все мои неприятности.

Мне сразу сказали, что у тебя «тариф входящий»: все документы, которые приходят, мы вручим, а от тебя ничего отправлять не будем»,утверждает мужчина

Злостный нарушитель

В сентябре 2015 года случилось еще одно происшествие. На мужчину в КП-13 напал неизвестный с ножом, он получил три ножевых ранения, перенес операцию в БСМП. Следователи возбудили уголовное дело — правда, только в декабре — по факту причинения легкого вреда здоровью. Впоследствии его приостановили из-за отсутствия подозреваемых, а потом прекратили в связи со сроком давности. Причина нападения осталась неустановленной.

Вскоре выяснилось, что мужчину как злостного нарушителя готовят к возвращению в ИК-8, откуда он был переведен два года назад за хорошее поведение. Причиной стали многочисленные нарушения режима, по его мнению, по надуманным поводам (например, матерные выражения или выговор за опоздание на 4 минуты к утренней зарядке, о чем упоминается в судебных делах). В итоге два месяца он практически не выходил из ШИЗО, а вскоре после этого отправился на «восьмерку». Он убежден, что ужесточение режима связано с его юридической активностью.

«Когда меня перевели в ИК-8, там ко мне негативно относились, говорили, что я вот такой „юрист“, очень умный, посмел тут писать на УФСИН», — говорит он.

Пытки с наволочкой

При этом он утверждает, что после возвращения столкнулся с издевательствами и пытками со стороны сотрудников, которые заранее были настроены против него. По его словам, это происходило в помещении, функционирующем в режиме следственного изолятора на территории ИК-8.

«Это такое место, куда отвозят тех, кто не должен написать апелляционную жалобу, кого нужно сломать, отрезать от мира. Кого попало туда не определяют, все остальные находятся в СИЗО-1 на Орджоникидзе — там места хватает всем.

Непосредственно избиений было очень мало, но пытали. Перетащили меня туда, где находится душевая. Там есть матрас, положили на него. Сначала кожаными ремнями перетянули всего, как мячик, на голову накидывали наволочку и в воде топили. Лили воду в лицо через ткань.

Наволочка очень быстро намокает, через нее дышать вообще невозможно. Там два варианта: либо пытаешься вдохнуть — вода в легкие попадает, либо пытаешься не дышать», — рассказывает он.

На этот раз подавать жалобы он не решился.

«Мне прямым текстом сказали, что хоть одна жалоба — и ШИЗО до конца срока. А мне на тот момент было сидеть еще три года», — говорит он.

В итоге жалоб не было вплоть до освобождения прошлым летом: омич отсидел все восемь лет без УДО. Он признает, что доказать самые грубые нарушения вряд ли реально. Сейчас его дела связаны с менее значительными поводами: например, он оспаривает законность водворения в ШИЗО. Также недавно он отсудил у УФСИН компенсацию за старую травму, полученную от лошади в КП-13. Другой иск будет связан с качеством медпомощи в колонии после ранения ножом.

От редакции. Добавим, подтвердить слова мужчины документально невозможно. Фактическая канва его истории прослеживается только по решениям судов, опубликованным в открытом доступе с 2013 года, однако почти все они не в пользу истца. Тем не менее мы решили опубликовать этот рассказ. Получить оперативные комментарии в силовых ведомствах не удалось, Город55 подготовил официальные запросы.

Отметим также, по данным Следственного комитета РФ, за 2015–2018 годы в Омской области было подано 153 жалобы от осужденных, хода не получила ни одна. В целом в России из 6.5 тыс обращений дела были возбуждены лишь в 148 случаях.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter