Дитя без глаза. Почему в омской экологии никто ни за что не отвечает

Дитя без глаза. Почему в омской экологии никто ни за что не отвечает

16 января , 17:10ОбществоPhoto: "Город55"
Омский воздух находится на попечении целых шести ведомств. Казалось бы, это надежная охрана, но полномочия так запутаны, что ответственного не найти. Город55 разбирается, кто и что контролирует в омской экологии и почему даже стопроцентная фиксация нарушений не гарантирует никакой реакции.

Тема выбросов не выходит из омской повестки уже три года, со времен истории с этилмеркаптаном в марте 2017-го. Источник тогда так и не нашли, однако обещали городу принципиально новую систему экологического контроля, которая будет работать на предупреждение. В Омске появились Центр экомониторинга, мобильная лаборатория, даже экологические гвардейцы. Наконец, Омск вошел в федеральный проект «Чистый воздух», по которому совокупные выбросы должны сократить на 20% к 2024 году. Тем не менее каждый месяц повторяется один и тот же сценарий: омичи обрывают телефонные линии, жалуясь на удушливый запах в городе — как правило, без внятного результата. Даже если мобильная лаборатория или стационарные посты фиксируют превышение ПДК, то на отчетах об этих цифрах истории и заканчиваются. Нам сообщают, что данные передают в надзорные органы, которые должны «принять меры». Что происходит дальше и несет ли кто-то ответственность, остается загадкой.

Слишком много полномочий

При этом состояние воздуха находится под охраной целого отряда ведомств: региональное министерство природных ресурсов и экологии, Росприроднадзор, Роспотребнадзор, Ростехнадзор, Обь-Иртышское управление гидрометцентра, прокуратура, в том числе природоохранная. В идеале они должны обеспечить всесторонний контроль — по крайней мере, так задумано Федеральным законом «Об охране атмосферного воздуха». У каждого органа есть четкие полномочия. Но за их границами начинается информационный вакуум.

Каждый орган действует в рамках своих полномочий и прикрывается ими. Каждый отвечает за себя, за общий результат — никто.

В итоге запрос общества на открытость экологической информации тонет в уйме административных преград.

Мобильная лаборатория центра экологического мониторинга
Photo:"Город55"

Проблемы с коммуникацией наглядно продемонстрировал последний экоскандал: 7 января город задыхался от запаха газа, жители писали, что слезятся глаза и першит в горле. МЧС выдало рекомендацию не выходить на улицу без крайней необходимости. Центр экологического мониторинга довольно оперативно проинформировал: почти в три раза превышены ПДК этилбензола и сероуглерода, в 1-2 раза сероводорода, оксида углерода и оксида азота. И это все, что мы знаем. Попытки прояснить информацию наткнулись на казус: оказалось, что одно из ответственных ведомств — Роспотребнадзор — вообще не в курсе никаких выбросов.

Состоялась публичная перепалка между минприроды и Роспотребнадзором о том, передавались ли данные о ПДК: первое предъявляло расшифровку журнала звонков, второй настаивал, что ничего не получал. Впрочем, эта перепалка только отвлекла внимание от главной проблемы: «принять меры» должен был Росприроднадзор, который все данные вроде бы получил. Однако спустя неделю обратной связи нет, на официальный запрос Города55 федеральный орган все еще не ответил. Исходя из практики можно предположить, что логического завершения у этой истории тоже не будет.

Проблемы с обратной связью

О том, что у ведомств нет эффективной обратной связи, говорят и сами чиновники. На круглых столах со всех сторон звучат заверения, что в этой области нужно полное взаимодействие. На деле же административные барьеры преодолеваются не так охотно. К примеру, для ускорения коммуникаций минприроды предложило регламент оперативного межведомственного взаимодействия, в котором прописан порядок быстрого реагирования. Один из ключевых участников процесса — Росприроднадзор — его не подписал. В пресс-службе органа на запрос редакции ответили, что подписание регламента «возможно только после согласования с Центральным аппаратом Росприроднадзора, в настоящее время вопрос находится на рассмотрении».

До недавнего времени данные мониторинга о нарушениях передавались только через официальные протоколы, в лучшем случае, дублировались по электронной почте.

День уходил просто на то, чтобы бумага прошла через канцелярии.

Только недавно ведомства перешли к взаимодействию через дежурные круглосуточные номера. На одном из круглых столов говорилось, что неплохо бы работать в режиме онлайн, но пока неповоротливая машина к такой оперативности не готова.

Итак, кто за что отвечает в омской экологии.

Photo:"Город55"

Минприроды

Министерство природных ресурсов и экологии контролирует экологическую экспертизу на хозяйственных объектах регионального уровня. Заходить с проверками на предприятия федерального надзора оно не имеет права — это делает Росприроднадзор по разрешению прокуратуры. Правительство региона предлагало через Госдуму расширить полномочия региональных органов, но инициатива подвисла. Затем минприроды предложило участникам федпроекта «Чистый воздух» заключить добровольное соглашение, которое позволит специалистам заходить на предприятия без долгих согласований. Пока его подписало три компании.

При минприроды работает Центр экологического мониторинга и оперативного реагирования в «Птичьей гавани», которому принадлежит мобильная лаборатория. Также оно отвечает за два автоматических поста наблюдения на улицах Дмитриева и 10 лет Октября (всего в городе 10 постов).

Мобильная лаборатория при сравнительной оперативности все равно часто «бьет по хвостам» выбросов, не успевая засечь пиковые значения. Если превышение ПДК не зафиксировано, вопрос закрыт, даже если запах чувствуют сами замерщики.

Все данные из Центра мониторинга и стационарных постов в обязательном порядке попадают в министерство, однако его контролирующие функции распространяются только на региональные предприятия. По федеральным (а это около трети) информация передается в местное отделение Росприроднадзора. При этом он как федеральный орган не отчитывается перед регионом о результатах своих действий. В минприроды тоже ничего не знают о последствиях выбросов — это не их вопрос.

Как сообщили Городу55 в пресс-службе министерства, со всеми органами сейчас взаимодействуют по дежурным телефонам (несмотря на то, что Росприроднадзор не подписал регламент, принимать звонки он не отказывается). В то же время губернатор Александр Бурков резко критиковал РПН за медленное реагирование. В сентябре сообщалось, что в ведомстве готовится реформа омского отделения.

Photo:"Город55"

Обь-Иртышское УГМС

Отвечает за наблюдения. Центр по мониторингу загрязнений окружающей среды Обь-Иртышского УГМС собирает показатели с 8 стационарных постов, данные снимают три раза в сутки, в выходные не работают. Результаты отбора проб получают лишь на следующий день — для оперативной реакции это слишком долго. Посты измеряют 16 вредных веществ и 9 тяжелых металлов — «приоритетные загрязнители», которые определены на основе валового выброса. При этом ароматические углеводороды (бензол, толуол, ксилол, этилбензол) фиксируют лишь 4 из 8-ми постов.

То есть «расшифровать» именно запахи, на которые как раз жалуются омичи, половина постов не может.

В пресс-службе УГМС нам сказали, что с ведомствами общаются по электронной почте, проблем в коммуникации не видят. Информация о превышении ПДК передается в минприроды, Росприроднадзор и омскую межрайонную природоохранную прокуратуру.

Росприроднадзор

У него как раз контролирующие функции. В Омске работает территориальный отдел Сибирского межрайонного управления Росприроднадзора (в его сферу также входят Новосибирск и Томск). Орган получает данные о превышении ПДК от Центра мониторинга минприроды и Обь-Иртышского УГМС, на основании которых должен определить круг потенциальных источников и организовать проверку на предприятии. Также выдает им разрешения на предельно допустимые выбросы.

РПН признает, что практически не работает «по горячим следам», обвиняя в этом «неоперативных» коллег и прокуратуру, которая долго согласовывает проверки (на это уходит два дня).

«В связи с тем, что информация о превышении ПДК загрязняющего вещества от ФГБУ „Обь-Иртышское УГМС“ приходит с опозданием, протоколы измерений качества атмосферного воздуха передвижной лабораторией Центра экологического мониторинга… передаются неоперативно, согласование проведения внеплановой проверки с прокуратурой… также требует времени, выявить источник загрязнения… по „горячим следам“ довольно сложно», — говорится в официальном ответе РПН на запрос Города55.

При этом минприроды упрекало в медлительности как раз РПН. Если от УГМС данные действительно приходят лишь на следующий день, то Центр мониторинга передает их сразу по телефону. Тем не менее реакцию это не ускоряет. А если проверку все-таки согласовали, РПН работает со «своей» лабораторией (филиал ЦЛАТИ по Омской области), которая берет пробы непосредственно на источниках промышленных выбросов предприятий во время рейда. Именно по итогам этих проб принимается решение о возбуждении дел. То есть мобильная лаборатория минприроды и УГМС — это звенья первичного мониторинга, их работа влияет только на решение РПН проверить конкретное предприятие.

После критики РПН губернатором региональный отдел органа было решено реформировать, увеличив его численность. В конце декабря, на этот раз после вмешательства главы федерального РПН Светланы Радионовой, главу омского подразделения Игоря Костюкова понизили в должности. Новый руководитель пока не назначен. По все видимости, реформа структуры только запускается, и процесс это небыстрый.

Роспотребнадзор

Его интересует соблюдение санитарно-гигиенических норм, а превышение ПДК попадает в эту область. Функции только надзорные и частично дублируются с другими ведомствами. Роспотребнадзор не обязан мониторить состояние воздуха и может только отслеживать соблюдение установленных гигиенических нормативов — ПДК. Данные о них собираются от минприроды и УГМС и служат в основном статистическим целям. Причем статистика глазами органа не так уж плоха. Например, в госдокладе федерального Роспотребнадзора за 2018 год (последний опубликованный) Омск не упоминается в качестве проблемного региона. Указывается только, что уровень загрязнения воздуха не превышает средний по стране.

Ростехнадзор

В Омске представлен региональным отделением Сибирского управления Ростехнадзора. В области экологии полномочий у него немного, контроль выбросов в них не входит. При этом он является, помимо прочего, уполномоченным органом в области промышленной безопасности, что касается вопросов оборудования, служащего в том числе источником выбросов. На круглом столе в сентябре 2019 года губернатор Александр Бурков говорил, что Ростехнадзор следовало привлечь, чтобы избежать ситуации с «ХимПромом», развернувшим нелегальное производство под носом у всех служб.

Прокуратура

Контролирует работу госорганов, в том числе отвечающих за мониторинг воздуха. В рамках этой работы ежедневно получает и анализирует данные о загрязнениях от минприроды и УГМС. В случае превышений ПДК согласовывает Росприроднадзору внеплановые проверки предприятий (в течение двух дней). Проверки без согласования прокуратуры разрешены, если требуются неотложные меры в связи с причинением вреда жизни и здоровью человека или окружающей среде. По итогам проверок выносит решение об административных санкциях или готовит материалы в суд.

Главные проблемы

Первичный экологический мониторинг, проводимый минприроды и УГМС, способен зафиксировать выбросы в момент, когда они происходят. Однако мощности очевидно не хватает. Экологи считают, что 10 постов недостаточно на миллионный город, это минимальная норма, установленная без привязки к территории. Центр экологического мониторинга тоже не всегда справляется. Когда линии рвутся от звонков со всех округов (а на «горячей линии» два телефона и один оператор), мобильная лаборатория может выехать в одно-два места и застать уже «хвосты выбросов».

В любом случае, полученные данные не представляют самостоятельной важности, помимо, разве что, статистической. Это лишь повод подняться Росприроднадзору и провести проверку уже с другой лабораторией. Проверка же согласовывается минимум два дня — если данные о ПДК получены оперативно. За этот промежуток «лишние» выбросы обычно прекращаются, а у предприятий есть время «замести следы». Соответственно, нарушений нет, санкций не следует.

Уличенных в нарушении правил охраны воздуха привлекают в основном по ст. 8.21 КоАП — это штрафы до 250 тыс рублей для юрлиц. Не такое уж суровое наказание. Уголовная ответственность — в порядке исключения, причем не только в Омске, а по всей России. Например, в июле минприроды похвалилось тем, что органы довели до суда инцидент с «ХимПромом», который брали штурмом бойцы «СОБРа». Применялась редчайшая в российской практике ст. 251 УК РФ, предусматривающая до 5 лет колонии.

«Еще несколько лет назад такое было немыслимо. Это сигнал, что мы находимся в состоянии бескомпромиссной борьбы», - говорил первый замминистра природных ресурсов Омской области Александр Матненко.

Вопрос автоматических датчиков

Мониторить выбросы обязаны не только региональные органы, у которых при всех усилиях не хватает мощностей. Подключаться к этому процессу могут сами предприятия, которым «нечего скрывать». Впрочем, добровольным мониторингом грешат не часто, обычно данные о выбросах для неуполномоченных органов засекречены. При этом Федеральный закон № 252 напрямую требует от предприятий установить автоматические датчики учета выбросов непосредственно на трубы. Это могло бы решить сразу много проблем. Город55 поинтересовался в прокуратуре, как следят за исполнением федерального закона в Омске.

Как выяснилось, компаниям дали большой запас времени — сроки с учетом всех процедур наступают не раньше 2027 года. Пока только три предприятия — АО «Газпромнефть — ОНПЗ», ПАО «Омский каучук» и АО «ТГК-11» начали работать в этом направлении.

***

Добавим, с 1 января Омская область участвует в федеральном эксперименте по квотированию выбросов. Основные предприятия-загрязнители должны будут уложиться в квоты, в противном случае провести «компенсационные мероприятия» по улучшению состояния воздуха. Эксперимент также предполагает создание единой системы экологического мониторинга, который будет распространен на всю страну. Что это значит, пока мало кто понимает, но звучит оптимистично.

При этом Счетная палата раскритиковала проект «Чистый воздух», сделав вывод, что цели по снижению выбросов на 20% «могут быть не достигнуты даже при выполнении его целевых показателей».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter