Город-забор. Сколько Омск тратит на «бесполезные» дорожные ограждения

Город-забор. Сколько Омск тратит на «бесполезные» дорожные ограждения
Город-забор. Сколько Омск тратит на «бесполезные» дорожные ограждения
2 ноября 2020, 14:24ОбществоФото: pixabay.com
В год в Омске ставят по 10 километров ограждений и тратят на это десятки миллионов рублей. Иногда заборы ограждают другие заборы или перекрывают проезды. Жители критикуют неудобство и неэстетичный вид, однако власти от этой практики отказываться не собираются — хотя она и стала необязательной.

В последние годы Омск начали усиленно обносить заборами. Это и километры пешеходных ограждений вдоль дорог, и мини-заборчики в скверах, символически преграждающие путь на газон, и лабиринты оград вокруг домов, жители которых не рады посторонним. Там, куда не добралось благоустройство, эту функцию выполняют врытые в землю покрышки, куда добралось — появляются чугунные «кладбищенские» оградки. Вопреки мировому тренду «раскрытия» территорий в российских городах еще работают принципы родом из 90-х.

ГОСТ против эстетики

Тренд последних лет — огромное количество пешеходных ограждений на остановках и вдоль дорог. Их функция — направлять потоки пешеходов и не допускать выход людей на проезжую часть. Однако часто логика их установки вызывает вопросы. На проспекте Королева недавно поставили забор, который мешает трамвайному движению (после критики в соцсетях пообещали исправить). Иногда пешеходные переходы упираются прямо в ограждения. Где-то они перекрывают дублер улицы (перекресток Жукова/Красных зорь), где-то заставляют делать приличный «крюк» (на Лермонтова от трамвайной остановки не пройти к памятнику Жукова, хотя стоит светофор с пешеходной фазой). Апофеоз — заборы в два ряда, когда маленькие ограды «защищают» большие. Зимой они мешают уборке снега, весной вынуждают людей шагать по лужам. И просто портят облик городских улиц.

Принято считать, что такие заборы — обязательное требование ГИБДД. Действительно, при заказе работ городские власти руководствуются постановлением правительства РФ № 1090 и ГОСТ Р 52289-2019 «Технические средства организации дорожного движения».

Правда, ГОСТ уже изменился. С весны 2020 года действуют новые правила, которые разрешают не продлевать ограждения после остановок у перекрестков и выездов. А еще их можно не ставить, если между тротуаром и дорогой есть газон шириной больше 1 метра либо растут кустарники.

По крайней мере, в центре города много таких мест — по идее, можно было бы начать «разгораживание». В некоторых городах этот процесс уже начался: ограждения убирают в Москве, подобные призывы звучали от чиновников в Екатеринбурге. Однако в Омске нет таких планов — только железная решимость ставить новые заборы.

«Низкая культура»

Директор Управления дорожного хозяйства и благоустройства Владимир Казимиров списывает это на низкую пешеходную культуру омичей.

«Был в Москве, был в Красноярске — там пешеходные дорожки вдоль дорог менее ограждены. С одной стороны, это эстетика, это лучше смотрится. Но в нашем городе такие требования еще сохраняются. Десяток лет назад, когда ограждений было мало, люди к остановкам шли по диагонали, поперек, как угодно. Поэтому, думаю, решение администрации города и ГИБДД для Омска по сей день правильно, оно воспитывает культуру пешеходного движения, дисциплинирует пешеходов. Сейчас в тех местах, где есть ограждения, люди невольно — а кто-то и осознанно — идут по пешеходным переходам. Речь о травматизме, смертности на дорогах, поэтому администрация идет на такие затраты», — прокомментировал он Городу55.

По его словам, места для установки ограждений определяет комиссия с участием ГИБДД по итогам анализа аварийности, итоговый список составляют в мэрии. В год в Омске ставят порядка 10 км таких заборов.

Фото:"Город55"

Закопанные миллионы

Город55 решил проанализировать «заборную активность» городских властей. В больших масштабах эта работа началась с федеральных проектов по ремонту дорог — установка ограждений является их условием и входит в техзадание. В этом случае ограждения вырастают вдоль ремонтируемых магистралей отчасти на федеральные деньги. Кроме того, Омск ежегодно выделяет деньги на те же цели из бюджета, эти средства разыгрывает на торгах УДХБ. Пик активности пришелся на 2019 год, когда город спешно готовился к приезду Владимира Путина. Этим омичи обязаны, например, сплошным заборам на Транссибирской, которые дополнительно обнесли пешеходными ограждениями.

В прошлом году на заборы город потратил почти 40 млн рублей.

В том числе более 12 млн на барьеры вдоль развязки Ленинградского моста, следует из данных госзакупок. Бесполезные и некрасивые, по мнению жителей, ограды — это лакомый кусок для подрядчиков. Заказы на сумму от 6 до 8.8 млн рублей получали омские компании ООО «Стройлидер», ИП Миракян и ООО «Таурус» (последняя сейчас значится в реестре недобросовестных поставщиков) и ульяновская компания «Комплексный технический центр «Металлоконструкция». На торгах в общей сложности «скинули» 4 млн рублей.

Сэкономить, по всей видимости, также пытаются на привлечении труда заключенных — в 2019 году у регионального УФСИН кованые ограды заказывали четыре раза, и это были самые дешевые лоты в пределах 2-3 млн рублей (общая стоимость 11.5 млн).

Фото:"Город55"

«Зеленые» альтернативы

В УДХБ полагают, что эти 40 млн (плюс то, что идет на заборы в рамках комплексного ремонта дорог) — небольшая цена, когда речь о безопасности людей. Однако реальная эффективность ограждений во многих местах под вопросом. На этом настаивают урбанисты.

«Пешеходное ограждение, которым у нас вдруг стали все уделывать, нужно лишь в одном случае — чтобы сконцентрировать поток пешеходов на зебру — наземный переход. Оно не защищает тротуар от машин, для этого используются болларды с соответствующим фундаментом. Его не ставят на широком газоне и если есть живая изгородь — стриженый кустарник. И избыточное количество ограждений создает визуальный шум — за этой массой металла мы не видим ни зелени, ни архитектуры зданий. Они заужают пространство. Они усыпляют внимание водителя, который и разгоняется на таких участках, как на улице Ленина, и просто не видит ребенка на перекрестках», — отмечает урбанист Ефим Фрейдин.

Ограждения, по его мнению, логично заменять живой изгородью — тем более, что это соответствует новому ГОСТу. К тому же зелень задерживает пыль и шум, не требует покраски и в случае ДТП как раз может задержать автомобиль. Это же касается бетонных заборов, которые непонятно для чего вырастают даже в центре города (от госпиталя до семинарии). А в целом барьеры, считает он, лучше распределять после изучения пешеходных потоков, чтобы подстраивать под них, а не наоборот. Границы собственности в мировой практике научились выражать с помощью ландшафтных решений или квартальной застройки, когда их фронт сформирован фасадами.

«Забор — это всегда признак плохого проекта. Архитектор должен прокладывать дорожки там, где это удобно, а не загонять жителей, как скот, по нужной траектории с помощью заборов», менеджер градостроительных проектов ИТП «Град» Валерия Маркова.

«Забор — это дополнительные увечья при ДТП. Он не остановит вылетевшую на тротуар машину, но разлетится множеством осколков, не менее травмоопасных даже для водителя. Сейчас по всему городу устанавливают ограждения очень большой высоты: 0.9-1 м. За ними совсем не видно ребенка, который подходит к пешеходному переходу. Это обесценивает требования ГОСТа о наличии заборов у школ, плюс нарушает треугольники видимости и портит визуальных облик города», — считает Маркова.

Заборный менталитет

Проблема не сводится к дорожным ограждениям. «Могильные оградки» появляются и в местах благоустройства общественных пространств, где разрабатываются, казалось бы, современные проекты. Пример — площадь Бударина, сплошь испещренная решетками.

На придомовых территориях появляются целые лабиринты, если огородиться разом решат несколько соседних домов. Причем жители (и подрядчики) часто переусердствуют — к примеру, обносят заборами детские площадки вместе с газгольдерами. А в сети прославилась детская площадка, окруженная колючей проволокой.

Фото:Омск Live

Депутат горсовета, директор Центра компетенций по вопросам городской среды Алексей Сокин называет это «заборным менталитетом».

«В целом мировая практика говорит о „разгораживании“, кроме мест особо ценных (как, например, сад им. Гензе, который требует охраны). Другой вопрос — придомовые территории, где люди хотят сделать свой оазис, отгородившись от остального мира. Но тут возникает концентрация благоустройства, которая вызывает косые взгляды соседского сообщества. Раньше кто-то ходил „напрямки“, или мусорный контейнер оказывается за оградой. Поэтому я за комплексный подход — равномерно благоустраивать и продумывать коммуникации между соседними домами. Но это вопрос эволюции представлений людей о своем пространстве. Этот заборный менталитет еще поживет, но скоро он уйдет в историю. Этому должны помочь и федеральные рекомендации о том, чтобы не городить заборов, — считает Сокин.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter