Сто миллиардов рублей в бюджете Омской области — много это или мало

Сто миллиардов рублей в бюджете Омской области — много это или мало

23 декабря 2019, 15:56ЭкономикаPhoto: "Город55"
Разбираемся с главой регионального министерства финансов Вадимом Чеченко.

Расходы бюджета Омской области превысят 100 млрд рублей, а доходы не превысят — почему так происходит? Почему Москва не дает денег регионам и почему регион отдает часть налогов Омску? Почему чиновники не успевают освоить выделенные средства в полном объеме и что даст усиление «Транснефти» в Омской области? Бизнес-обозреватель Города55 Борис Попов обсудил с министром финансов Омской области Вадимом Чеченко экономические тенденции региона в 20192020 годах.

Вадим Александрович, на минувшей неделе Заксобрание приняло бюджет Омской области на 2020 год. Как шла его подготовка?

Традиционно сначала мы встречаемся с депутатами в комитетах. Проговариваем с ними детали, объясняем специфику бюджета, особенности, подходы, которые мы используем при распределении источников. Проходит несколько уровней встреч. Вначале в неофициальной обстановке, потом в официальной. Нам важно донести до депутатов, почему именно те или иные решения принимались. После таких встреч, если критика со стороны депутатов и есть, то она, как правило, конструктивная. Мы выстроили систему взаимоотношений и уже третий год таким образом с депутатами взаимодействуем. В этом году все точки над «и» были заранее расставлены, и поэтому бюджет приняли с полным пониманием.

Ну и какие ключевые цифры по доходам и расходам получились на следующий год?

По доходам у нас — 90.8 млрд рублей, по расходам — 92.7 млрд рублей. Дефицит сравнительно небольшой — 1.9 млрд рублей. Дефицит мы используем в максимальном объеме. Это стало возможно благодаря тому, что впервые за последние годы нам удалось сформировать уже на этапе планирования бюджета положительную динамику по доходам. Два предыдущих года у нас этого не получалось. Динамика изначально прогнозировалась нулевая, либо даже отрицательная один год была. Конечно, мы догоняли в течение года. Срабатывали факторы, которые улучшали доходную часть бюджета, — это нецелевая поддержка, собственные доходы. Но первоначальный бюджет был слабенький, и это создавало трудности. Главное отличие сегодняшнего бюджета — он уже сейчас крепкий. Да, он увеличится в меньшем объеме, чем в прежние годы. Тем не менее общий рост бюджета будет стабильным.

Помнится, ранее вы обещали, что бюджет-2020 впервые в истории Омской области превысит 100 млрд рублей. Не случится этого?

Случится, расходы у нас точно превысят 100 млрд рублей. Произойдет это уже в феврале, в режиме первых поправок. Мы рассчитываем на дополнительные федеральные поступления в размере 9 млрд рублей. Также в качестве источника мы будем использовать дефицит, плюс остатки и дополнительные доходы. По доходной части я пока не даю таких обещаний, а расходная часть точно будет больше 100 млрд рублей. Полагаю, в районе 103–104 млрд рублей.

Вообще, бюджет, на мой взгляд, получился достаточно стабильным. Нецелевую поддержку мы традиционно не смогли предусмотреть в полном объеме. Из-за этого принимаем бюджет в два этапа (окончательные цифры будут утверждены в феврале). Вместе с тем сегодня нам удалось саккумулировать достаточный объем ресурсов для того, чтобы уверенно войти в следующий год. Мы решили самую главную проблему — мы довели ресурсы нашим коллегам в правительстве, чтобы они уже в конце декабря, в январе могли начать готовить документы для заключения контрактов. Это очень важно. А те объемы, которые мы дораспределим в феврале, по сути, будут точечным решением, которое укрепит общее «тело» бюджета.

Тем не менее бюджет вышел дефицитным. А что лучше для региона — профицит или дефицит? Насколько оправданно стремление сформировать превышение доходов бюджета над его расходами?

Профицитный бюджет — это первый признак того, что регион, правительство не знают, как правильно распределить средства, куда их потратить. Такие прецеденты иногда возникают. Нам тоже приходилось формировать бюджет с профицитом, но по другой причине — из-за высокой долговой нагрузки. Важно, чтобы динамика по доходам была выше, чем рост государственного долга. Таково требование Минфина РФ. А если при нормальной стабильной динамике доходов формируется профицит, значит, где-то спланировали не очень хорошо.

Раз уж заговорили о госдолге, хочу спросить, а может ли регион совсем обойтись без долга?

Должна быть взвешенная долговая политика. Госдолг госдолгу рознь. Когда стоят серьезные задачи, когда на их решение необходимы дополнительные ресурсы, нужно и важно обращаться за кредитованием, сформировать дефицит бюджета, чтобы достичь результата. Самое правильное — вкладывать деньги, покупая удочку. Это оправданно — понимаешь, откуда и когда придут доходы. Но иногда правильно и нужно вкладывать средства, если ты реализуешь какой-то социальный проект, который тебе прямых доходов не даст, но резко улучшит ситуацию. Например, в здравоохранении или образовании. Нужно понимать, когда и как ты будешь отдавать, чтобы не нахватать дополнительных расходных обязательств. Без долгов практически невозможно. Это точно. Важно не перебирать, не превышать критичный уровень долговой нагрузки, когда возникает угроза разбалансированности бюджета.

Некоторое время назад, насколько я знаю, подобная угроза у нас в регионе была вполне реальной.

Да, ситуация была непростая. Это был 2015 год. Для решения проблем мы активно привлекали заимствования и попали на встречном курсе на резкое снижение по доходам, упала налоговая база. Стагнация была около трех лет. Ставки росли, но мы не могли отказаться от расходных обязательств, потому что они были преимущественно социального характера. Мы уже набрали на дефицит бюджета расходных обязательств, а доходы не росли. И мы были вынуждены два года подряд формировать предельный дефицит. Из-за чего очень сильно вырос госдолг и долговая нагрузка. На начало 2016 года долговая нагрузка превышала 85% от налоговых и неналоговых доходов областного бюджета. Сейчас нагрузка меньше 70%. Мы от этой пропасти начали отходить. Если бы не поменяли подходы, у нас сегодня точно было бы больше 100%. Кстати, в России есть несколько регионов с таким показателем долговой нагрузки. Фактически там введено внешнее управление. Финансовая самостоятельность утрачена. Полностью контролируются все расходные обязательства. Зарплата жителям, безусловно, платится. Тем не менее перспективы у таких регионов не очень хорошие.

Вернемся к дню сегодняшнему. О наших бюджетных доходах давайте поговорим. Есть резервы для роста?

По собственным доходам шансы есть прирасти, но в меньшем объеме, чем в 2019 году, так как мы изначально предусмотрели в бюджете хороший рост. Рассчитываем на малый бизнес. Он растет быстрее, чем уровень инфляции. Я думаю, по упрощенке динамика неплохая должна сформироваться. Есть предпосылки по налогу на имущество. Надеемся, что негативные тенденции по налогу на прибыль, которые мы наблюдали последние лет пять, сменятся, скажем так, произойдет отскок. По нецелевой поддержке больших объемов, наверное, ждать не стоит. Однако, как и в прежние годы, ожидаем распределения дополнительных грантов, в которых будем участвовать. Пока это на уровне стратегических задач. Надо сначала этот год завершить — получить остатки, сформировать февральские изменения. И потом уже будем по ходу исполнения бюджета работать над ситуацией. Что касается бюджетного эффекта от национальных проектов, то здесь надо понимать: эти мероприятия не могут дать мгновенный эффект. Это всегда отложенная точка роста. Мы рассчитываем, что исполнение нацпроектов будет сказываться нарастающим темпом на доходах бюджета.

Будем надеяться, что так и произойдет. На одном из последних заседаний правительства Омской области рассматривался вопрос исполнения федеральных программ, и выяснилось, что профильные ведомства медленно осваивают финансовые средства. Как считаете, успеем деньги до конца года потратить? А то ведь, глядишь, не дадут больше.

Я вам так скажу. Как ни парадоксально звучит, но главная задача, которая стоит перед региональным правительством, — не потратить средства, а добиться результатов, которые стоят за этими деньгами. Да, проще и легче в течение года мониторить плановое значение и кассовый расход. Посмотрел: что-то у тебя мало денег ушло, наверное, ты плохо работаешь. Да, есть такая корреляция на самом деле, и мониторить кассу необходимо. Если у тебя по нацпроектам в декабре-месяце 10% исполнения стоит, то, наверное, надо вопросы задавать, и глава региона совершенно справедливо на проблемных моментах внимание заострил. Вместе с тем сейчас уже у всех есть понимание, в том числе и на уровне федерации, что мониторить нужно по итогу. Потому что в какой-то момент лучше текущие показатели не выполнить, чем биться над тем, чтобы обеспечить освоение. Мы знаем, у нас в регионе есть нехорошие примеры, когда стремление обеспечить освоение в конечном итоге приводило, скажем так, к печальным результатам.

Вадим Александрович, расскажите, как у нас складываются межбюджетные отношения с федерацией? Говорят, что Москва все налоги забирает себе, а число обязанностей только увеличивается.

В этом есть доля истины. Понятно, что централизация доходов так или иначе присутствует в любом государстве. Это необходимо, потому что всегда есть федеральные полномочия, которые необходимо исполнять. Излишняя децентрализация в пользу регионов создает неуправляемость. Мы это видели в 90-х годах. Благодаря централизации обеспечена управляемость. Страна начала развиваться. Но сегодня, на мой взгляд, палку немного перегнули. Полномочия регионам на протяжении ряда лет активно передавали, а вот ресурсы для их реализации не всегда доводили на нужном уровне. Это привело к тому, что подавляющее число регионов, порядка 80%, в полном объеме не могут исполнять свои полномочия.

Возможно, нацпроекты изменят ситуацию?

Да, сейчас мы сосредоточились на нацпроектах, это важнейшие на сегодняшний день задачи. Конечно, на мой взгляд, здесь также есть некоторая диспропорция, поскольку изначально предполагалось, что регионы в меньшей степени финансово будут в них участвовать. А получилось немножко не так. Пришлось серьезно вкладываться и регионам. В этом году мы вложили 2.5 млрд рублей в нацпроекты за счет собственных средств, в следующем году направим 5 млрд рублей. Это 30–40% от объемов финансирования вместо 2%, которые нам обещали. А ведь у нас есть и текущие расходные обязательства, которые надо исполнять. Стоит отметить, федерация понимает, что регионы оказались в непростой ситуации. Сейчас идет обсуждение, каким образом учитывать фактор того, что регионам сложно с таким ростом средств на нацпроекты справляться с текущими задачами. Ожидается изменение подходов в этой части: либо усиливать выравнивание бюджетной обеспеченности, либо предоставлять дополнительные целевые ресурсы для того, чтобы закрывать текущие расходы.

Непосредственно к налогообложению у вас есть вопросы?

Распределение налогов иногда вызывает вопросы. Пресловутая миграция базы по налогу на прибыль. За счет различных факторов она перемещается в разные регионы — туда, где удобнее налогоплательщику. Другая история. Много омичей работают на севере вахтами и НДФЛ уплачивают в тех регионах. По данным УФНС, за 2018 год омичи заплатили НДФЛ за пределами региона свыше 7 млрд рублей. Самое парадоксальное, что налоговые вычеты при этом они получают на нашей территории, из бюджета региона, в котором постоянная регистрация. Мы выходили с инициативой уплаты НДФЛ по месту жительства, но пока безрезультатно.

А перераспределение транспортного налога в пользу Омска — это потеря для областного бюджета?

С точки зрения консолидированного бюджета региона дорожный фонд ничего не потерял. Это было обдуманное, понятное решение. И не первое, кстати. Мы по упрощенке до этого отдали городу 10%. У нас очень большой областной центр, других крупных городов в регионе нет. В такой ситуации — это совершенно оправданное решение. Конечно, удобнее межбюджетные отношения трансфертами регулировать — дал, забрал, перекинул. Но наиболее эффективный механизм, когда у муниципалитета есть самостоятельность. Это более прогрессивный подход, который дает возможности для развития. Мы осторожно рассматриваем эти возможности, постоянно тестируем, что можно отдать местным бюджетам и что точно улучшит ситуацию при минимуме последствий. Решение отдать данный источник непосредственно городу, чтобы он сам формировал и определял направления расходов, совершенно оправданно. Возможно, еще будут решения. Обещать не буду. Здесь надо действовать осторожно. Бюджет не любит резких движений.

В заключение хочу спросить про историю с «Транснефтью». Некоторое время назад появилась информация, что компания намерена перерегистрировать в наш регион свои томские активы. Есть какие-то подробности на эту тему?

Пока никаких решений нет. Слухи только ходили. Знаете, я вам вот что скажу. Можно вообще ничего никуда не перерегистрировать, не менять никакие юридические лица. Если холдинг создан и в разных территориях присутствуют его филиалы, можно, ничего не меняя, маневрировать налогооблагаемой базой между регионами — уменьшать ее в 10, 15, 20 раз или увеличивать настолько же. Возможности совершенно законные для этого есть. Причем необязательно, чтобы сделать региону плохо. Просто для компании так может быть выгодно с точки зрения организации бизнеса.

Что касается «Транснефти». Ну, перерегистрируются они сюда, но это далеко не факт, что они и налоги сюда переведут. Они вообще могут в другой регион уйти. Самое главное, от чего точно будет прок бюджету — создание налогооблагаемой базы с точки зрения реальных производств. А к этим историям с перерегистрацией надо относиться с холодной головой.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter