«Действовать следует без паники»: что будет с Омском в случае ядерного удара

21 октября 07:10
Фото: Ольга Лузина / 1MI

Омск оказался на картах для ядерного удара

Апокалиптический сценарий может оказаться губительным для нашего города.

Осенью 2022 года довольно неожиданным и крайне неприятным образом обрела актуальность тема ядерной войны. О гипотетическом переходе к самому последнему 
аргументу высказываются первые лица разных государств. Иногда это заявления уровня «Нет, бомбу мы не взорвём, хотя наши противники — очень безответственные люди», но и от такого не становится легче.

Раз эта тема возникла, стоит немного отвлечься от эмоций и перевести разговор в практическое русло. Представим, что ядерная война действительно началась: что в этом случае может произойти с нами — людьми, живущими в Омске? Разберёмся с тем, что известно на данный момент, и сохраним надежду на то, что наши познания в этой области останутся теоретическими на 100%.

А Омск-то за что?

Фото: Город55

Итак, планы ядерного удара по вероятному противнику разрабатывались американскими военными с 1940-х годов. В силу специфичности этих данных они оказывались доступными для «широкой общественности» далеко не сразу и не полностью. А когда оказывались — всегда оставалась вероятность того, что эти планы либо давно пересмотрены, либо являются сознательной дезинформацией. Впрочем, даже в последнем случае, по законам жанра, данные должны соотноситься с реальностью, а иначе в них нет смысла.

Самые ранние документы, проливающие свет на тему «Хотят ли американцы бомбить Омск?», датированы 1950-ми годами (и ответ уже тогда был положительный: «Да, хотят»). Это список потенциальных целей для ядерных ударов в случае войны США с СССР, опубликованный Национальным упрвлением архивов и документации США. В этом перечне наряду с Москвой, Новосибирском, Екатеринбургом, Горьким и другими большими городами есть и Омск. Местных целей там целых три, но какие они, неясно: названия в документе заменены кодовыми номерами. В одних версиях фигурируют промышленные предприятия (нефтезавод, танковый завод и «Полёт»), в других — аэропорты (один гражданский, два военных). Обе гипотезы имеют право на существование и даже на сосуществование.

Дело в том, что в американской военной доктрине время от времени проявлялся спор между двумя концепциями ядерной войны. Одни специалисты считали, что в первую очередь следует уничтожать вражескую военную инфраструктуру, другие говорили, что было бы рациональнее уничтожить основной промышленный потенциал противника. И в том, и в этом случае Омск — очевидная мишень. В одном из рационализаторских предложений фигурируют всего 12 целей: три гидроэлектростанции (Берёзовская, Среднеуральская и Сургутская), шесть металлургических заводов (в Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Череповце, Норильске, Братске и Новокузнецке) и три нефтеперерабатывающих завода: в Ангарске, в городе Кириши Ленинградской области и в Омске. Составители этого списка были уверены, что, сбросив по бомбе на каждую цель, можно практически уничтожить российскую экономику.

К 2010-м годам сформировалась концепция четырёх вариантов ядерного удара (Major Attack Option), один из которых сможет выбрать американский президент. Первый — это удар по ядерным войскам России и связанной с ними инфраструктуре (это заводы, флот, ракетные шахты, стратегическая авиация и т. п.). При втором варианте к вышеперечисленному добавляются крупные аэродромы и обычные военные базы; при третьем — главные центры принятия решений вместе со всей Москвой. Наконец,  четвёртый вариант предполагает уничтожение ещё и всех крупных производств — в первую очередь военных и связанных с топливно-энергетическим комплексом. В 
общей сложности это 1000-1200 целей, и в том числе целый ряд целей в нашем городе.

Долетят или нет?

Фото: Город55

Говорить всерьёз о возможности победить в ядерной войне, конечно, не приходится. Победителей в таких войнах не бывает — этому нас учили ещё авторы советских учебников, и они были правы. Однако остаётся простор для мысли «До Омска ракеты могут не долететь. Мы далеко от стран НАТО, к нам трудно подобраться, американцы разбомбят европейскую часть страны, а в Сибири можно будет отсидеться».

Определённое рациональное зерно здесь и правда есть. Существенная часть американских ракет с ядерными боеголовками имеет среднюю дальность полёта не более двух тысяч км. При этом в Европе их быть не может в соответствии с российско-американскими соглашениями. Значит, теоретически реализовывать ядерную атаку должны будут авианосные группировки и/или подводные лодки типа «Огайо», оснащённые крылатыми ракетами «Томагавк» и баллистическими ракетами «Трайден». Их дальность больше семи тысяч км, так что чисто технически американские корабли могут приблизиться к Омску на достаточное для удара расстояние: или с севера, в Северном Ледовитом океане, или с юга, в Индийском. При этом понятно, что российкие военные будут им мешать по мере сил. Морские армады не могут плавать незамеченными, семь тысяч км — достаточно много, чтобы ракеты были отслежены задолго до приближения к цели. Часть ракет явно будет сбита в воздухе, но надеяться на стопроцентный результат было бы очень оптимистично.

Во время и после взрыва

Фото: Ольга Лузина / 1MI

Здесь больше всего неопределённости. Насчёт того, что будет после запуска ракет и до того, как они прилетят, всё более-менее ясно, благо существуют инструкции. Примерно через минуту после того, как будут засечены вражеские ракеты, объявят «атомную тревогу». Она будет объявляться на всех теле- и радиоканалах, омичи услышат гудки железнодорожных локомотивов и плавсредств — один длинный, два коротких, и так каждые несколько минут. «Лица, обеспеченные по своему должностному положению убежищами, немедленно начинают действовать согласно эвакуационному плану на случай атомной тревоги под руководством уполномоченных гражданской обороны, или комендантов зданий, или руководителей коллективов, или самостоятельно. Действовать следует без паники, организованно, без малейших промедлений. Любые проявления паники должны незамедлительно пресекаться любыми возможными средствами, вплоть до применения силы и оружия…».

Какими будут последствия взрыва или взрывов, судить крайне сложно. Здесь слишком много неопределённости: всё будет зависеть от количества долетевших ракет, мощности их зарядов, высоты взрыва. Специалисты компании SGS смоделировали ядерную войну и пришли к выводу, что в первые несколько часов погибнут или серьёзно пострадают в общей сложности 90 млн человек. В случае удара по Омскому нефтезаводу, по мнению другой группы экспертов, погибших может быть от 67 тысяч до 860 тысяч человек (ну то есть сразу может погибнуть большая часть жителей города). В целом надо понимать, что при взрыве мощностью одна мегатонна на расстоянии в два километра мгновенно будет уничтожено всё живое (даже если в эпицентре не находится нечто горючеопасное), а на расстоянии в пять км ударная волна всё ещё будет настолько мощной, что сможет опрокидывать автомобили.

От чудовищных последствий ядерного взрыва не спасут никакие стены — за исключением стен бункеров глубокого залегания, попасть в которые омичам, конечно, не 
грозит. Тем горожанам, которые оказались достаточно далеко от эпицентра, в любом случае придётся крайне тяжело. После взрыва образуются радиоактивные облака, 
которые может унести ветром на десятки километров, почва и вода будут заражены. Люди, пересидевшие где-то первые, самые страшные, минуты, выйдут в разрушенный мир с хрупкими строениями, готовыми в любой момент рассыпаться, с битым стеклом и порванной в куски арматурой. Ещё это будет мир с лучевой болезнью и с полным непониманием перспектив. Пища и вода радиоактивны, впереди ядерная зима, холод, голод, эпидемии, тотальный регресс.

Чем это всё закончится? Будем надеяться, что ответ на этот вопрос будут искать только писатели-фантасты.