«Так и не раскаялся»: омский стрелок, ранивший детей, отказался от показаний

25 июля 09:59
Фото: СУ СК России по Омской области
Сначала он утверждал, что метил в птиц, а не в девочек. Сейчас настаивает, что стрелял и вовсе не он, а соседка-самогонщица.

Подходит к концу суд над омским стрелком Денисом Ершовым (имя и фамилия изменены). Сегодня, 25 июля, ему предоставят последнее слово, а потом, возможно, будет вынесен и сам приговор. На момент инцидента ему было 17 лет, но сейчас исполнилось 18. Так что отвечать перед законом он уже будет как взрослый. За хулиганство с использованием оружия молодому человеку грозит до 3.6 года лишения свободы.

Напомним, ЧП случилось прошлым летом на виадуке в районе улице Демьяна Бедного. Три девочки пришли туда вечером, чтобы сделать красивые фото на фоне заката. Внезапно они услышали какой-то странный хлопок. Младшая из подруг, Ира (имя изменено), внезапно почувствовала острую боль в руке. В первое мгновение подростки решили, что это взорвался сотовый. Но выяснилось, что с телефоном все в порядке.

В этот момент раздалось еще два хлопка, и кровь пошла уже из руки старшей двоюродной сестры Иры — Маши. Девочки поняли, что в них кто-то стреляет, и в испуге убежали домой. Там стало понятно, что дело серьезное. Детей увезли в травматологию.

15-летней на тот момент Маше пули удаляли под местной анестезией. А 12-летней Ире пришлось делать операцию под общим наркозом. Потом хирург скажет родителям: сместись пуля на несколько миллиметров в сторону, одна из девочек могла бы остаться инвалидом — рука бы перестала двигаться.

Стрелка удалось оперативно задержать. Эксперты по баллистике и криминалисты установили сектор, из которого велась стрельба. Во время обхода частных домов там выяснили остальные детали. Свидетели указывали на соседского парня — учащегося техникума Дениса Ершова, который постоянно стреляет во дворе. Проведя обыск во дворе его дома, силовики нашли винтовку. Оружие было спрятано в металлическом коробе за стеной дровника. Пули Ершов высыпал в выгребную яму.

Парня задержали и отправили под домашний арест. Вину он признал частично: рассказал, что целился не в девочек, а в голубей.

Обвиняемый заверяет, что метил в птиц, а не в детей.
Фото: 1MI

В преддверии приговора Город55 пообщался с мамой старшей из пострадавших девочек. По ее словам, недавно Денис и вовсе отказался от первоначальных показаний и заявил, что в тот день вообще ни в кого не стрелял.

«В течение судебных заседаний они с адвокатом постоянно выдвигали новые свидетельства и новые версии, — рассказывает Елена. — Сначала говорил, что стрелял в птиц, которые сидели на газовой трубе, а пули рикошетом отлетели в девочек. То он в воробьев стрелял, то в синиц, то в снегирей. Я уже сбилась со счета, каких птиц он не перечислял. Все факты против него. Хотя они все опровергают, свои встречные эксперименты проводили. Хотя даже простому человеку, не эксперту понятно. Ружье, два выстрела, две пули. Он стреляет по птицам, как утверждает, которые сидят на газовой трубе, а попадает в детей. В одно и то же место — в правые руки каждой. Это должно просто чудо случиться. Он силой мысли пулями управлял, что ли?!
На последнем заседании он сказал: «Дайте мне карту, я вам покажу сектор и дом, где живет самогонщица. Возможно, это она стреляла. Там у всего поселка есть оружие». Так нелепо оправдывался. Я, честно говоря, была в шоке».

По словам Елены, обвиняемый слышал крики испуганных детей. И она задается логичным вопросом: даже если он не хотел в них попасть, почему не подошел узнать, что с ними случилось, нужна ли помощь. Не попытался выйти на связь или узнать через своего отца, нужна ли какая-то помощь потерпевшим, и после того, как его уже задержали. Судьба раненых детей заинтересовала его только через три месяца, когда уголовное дело направляли в суд.

«Нам следователь сказал, что с нами хотели бы встретиться эти отец и сын, — продолжает мама потерпевшего ребенка. — Но дочь у меня тогда была еще в очень напуганном состоянии. Она боялась увидеть этих людей, и мы отказались от встречи с ними. Я сказала: „Вот будет суд, там и извинится“. Если бы он по горячим следам раскаялся, может быть, я бы сегодня и обратилась к судье и попросила снизить наказание до минимального. Но человек до последнего так и не понял, что сделал».

Женщина рассказывает, что после того, как инцидент с ее ребенком получил большую огласку, ей начали давать непрошенные советы и призывать к милосердию:

«Вот мне говорят: «Зачем ты губишь судьбу мальчика?!» А я ему не давала в руки ружье и не выставляла мою дочь как мишень. Если ты взял ружье в руки, должен понимать, что несешь ответственность. Во-первых, судить его буду не я. Во-вторых, ему за это, что ли, пальчиком погрозить и отпустить? Его отец говорит, что хочет, чтобы сын был дома. А я хочу, чтобы моя дочь была в безопасности. Хочу быть уверена, отпуская ее гулять, что она вернется домой живой и здоровой. Человек должен понести наказание, чтобы хоть какое-то осознание пришло. И чтобы для других было уроком. Я даже своей дочери говорю: «Это урок для нас всех. Что бы мы ни сделали — должны нести ответственность за каждый свой поступок».

Весь судебный процесс Елене дается очень тяжело. Она надеется, что уже в ближайшее время все закончится и семьи девочек смогут жить спокойно:

«В кино показывают — это одно, а на самом деле меня на каждом заседании трясет. Я человек импульсивный. И вот каждый раз волнуюсь, что нового я там услышу, защитят ли мою дочь. Мне сложно высказать свои мысли: говорю по-простому, а нужно держаться каких-то рамок. Это выматывает. Нам очень повезло с людьми, которые помогли разобраться в этом деле, — и из следственного комитета, и из полиции. А гособвинитель во время прений с речью выступил — я таких вообще никогда не слышала! Очень хорошо подготовился. Я с такой ситуацией столкнулась в первый раз. Не дай Бог когда-то еще. Но я никогда не видела такой отзывчивости», — говорит Елена.

Тем временем ее дочь до сих пор мучают боли в руке. По мнению хирурга, такое ранение не может пройти без последствий, и они будут ощущаться еще как минимум два года. Еще хуже психологическая травма, которую получила девочка.

«Она до конца своих дней будет помнить эту дату, — переживает Елена. — Еще и случилось все незадолго до ее дня рождения. И теперь каждый раз, отмечая его, будет думать о том, как ее подстрелили. Не лучшее воспоминание из юности».

В эти минуты суд заслушивает последнее слово обвиняемого. О результатах этого заседания мы напишем сразу по его окончании.

Обновлено

В Ленинском районном суде вынесли решение по этому уголовному делу. Стрелка признали виновным и приговорили 2,6 года лишения свободы условно. Приговор не окончательный и может быть обжалован обеими сторонами.