Новый паспорт: как (не) работает в Омской области масочный режим

Новый паспорт: как (не) работает в Омской области масочный режим
Новый паспорт: как (не) работает в Омской области масочный режим
19 апреля, 15:06ОбществоФото: Медиахолдинг1Miиллюстрация
На минувшей неделе оперштаб по противодействию коронавирусу сенсационно принял решение разрешить проведение парада войск 9 мая с присутствием зрителей. В преддверии первого за весь год массового праздника редакция Города55 проводит эксперимент с целью понять, работает ли в регионе масочный режим и нужен ли он.

Дисклеймер

Город55 понимает, что корреспонденту пришлось идти на риск, намеренно не соблюдая для проведения эксперимента масочный режим. Стоит отметить, что перед этим сотрудник проверился на COVID, а также поставил прививку. Редакция не призывает нарушать требования Роспотребнадзора, а наоборот, советует их соблюдать. Также мы не намерены подставлять героев материала, поэтому их имена, а также адреса магазинов и номера автобусных маршрутов публиковаться не будут. Целью эксперимента было проверить, как сейчас соблюдается режим, который то и дело продлевет омский оперштаб по борьбе с коронавирусом.

Вместо предисловия

Сама идея провести эксперимент родилась внезапно — во время вечерней прогулки с моей девушкой. Мы решили пройтись по улице Ленина, едва ли не основной прогулочной улице города. Людей на ней в это время оказалось много. Но никто не соблюдал социальную дистанцию. Никто не выглядел напуганным. Никто не носил медицинскую маску.

На секунду мне показалось, что предыдущего года, наполненного паникой, резко возникшим недоверием людей друг к другу и постоянной пропагандой соблюдения мер предосторожности по телевидению и в интернете, как будто не было.

Моя девушка, кстати, тоже шла по улице без маски. Не было средства защиты и на мне. Причем я понял, что за весь день оно мне ни разу не понадобилась.

Но не стоит думать, что все мы нарушили санитарно-эпидемиологические требования. Ведь Роспотребнадзор разъяснил, что не носить маски на улице люди имеют полное право. Я этим пользуюсь и не ношу. Но такого, как в тот день, я еще не видел: сотня людей шла по улице и маски не было ни на ком. Именно в этот момент и пришла идея провести социальный эксперимент. Всю его опасность я прекрасно осознавал, поэтому во время исследования находился во всеоружии — сдал тест, поставил прививку, имел при себе антисептик и, само собой, защитную маску. Вот только надевать ее я не собирался ни на улице, ни в помещениях. Да и к людям все равно близко не подходил. Моей целью было понять, как сейчас в Омске относятся к соблюдению санитарно-эпидемиологических требований.

Часть 1. Поездки

В силу своей профессии я хорошо осведомлен в вопросах статистики по штрафам и наказаниям для омичей, которые не соблюдают масочный режим. Например, из официальных источников мне известно, что основное место «ловли» нарушителей сотрудниками полиции и министерства региональной безопасности — общественный транспорт. Так, за нарушение ограничительных мер в нем за время пандемии было возбуждено 674 дела об административных правонарушениях по статье 20.6.1 КоАП РФ, из них в отношении перевозчиков — 34, водителей — 287, граждан — 359.

Фактически это означает, что с начала пандемии в Омске (конец марта 2020 года) в общественном транспорте штрафовался примерно один омич в день. При нехитрых подчетах можно понять, что в среднем опасность быть оштрафованным в транспорте примерно в 100 раз меньше, чем возможность заразиться коронавирусом.

И в омских автобусах это особенно видно. Я попытался проехать утром и вечером на автобусе, следующем одним и тем же маршрутом, на работу и обратно. Само собой, обе поездки пришлись на утренний и вечерний часы пик.

В итоге удалось выяснить, что проехать в автобусе без маски намного сложнее, чем в маршрутном такси. Водители малогабаритных автобусов вообще стараются на пассажиров внимания не обращать, в то время как кондукторы автобусов по утрам чаще замечают отсутствие маски.

Просьба надеть средство защиты поступила мне дважды. Правда, в первый раз маску надевать не пришлось — я застегнул плащ и поднял его ворот настолько, чтобы закрыть нос, и это сработало. Во второй раз этого оказалось мало, и седой кондуктор, встав в позу «руки в боки», потребовал надеть маску. Пришлось вытащить ее, изрядно помятую, из кармана. Причем я оказался единственным в салоне, кто был без средства защиты.

Вечером же ситуация изменилась в худшую сторону — уставшие кондукторы уже не обращали на отсутствие маски никакого внимания: спокойно рассчитывали и шли дальше по салону. Вечером такую же «расслабленность» я наблюдал уже у пассажиров автобусов — порядка 20% из них тоже были без масок, как и я. Утром такого эффекта не наблюдалось, более того, в ранние часы у меня было ощущение, что без маски в транспорте я один.

Не случилось никаких конфликтов и в городских службах такси. Я пользовался двумя самыми крупными российскими агрегаторами, и за шесть поездок надеть маску меня не просил ни один водитель. Хотя сами они в большинстве случаев (четыре из шести) были в масках, правда, спущенных ниже подбородка.

Один из них рассказал мне, что в таких больших службах такси есть рейтинг не только у водителей, но и у пассажиров. И ношение маски, по идее, должно на него влиять.

«Система простая — вы ставите оценку водителю, он вам. Если они хорошие, то засчитываются обе. Если вы с водителем поставили плохие, то засчитывается та, которая поставлена раньше. Если не носите маску — это может сказаться на оценке, которая впоследствии влияет на то, кто к вам приедет. Пассажиров с низким рейтингом забирают такие же „недооцененные“ водители», — рассказал таксист.

— А пассажиры часто ездят без масок? Высаживаете таких? — спрашиваю у него.

— Водители, насколько я знаю, почти все носят. А пассажиры… Ну нет у кого-то маски, что поделаешь. Я лично таких не высаживаю.

Часть 2. Еда

За минувшую неделю я побывал в двух столовых в самом центре города, одном ресторане и одном ночном баре. Маску, разумеется, не надевал. Более того, даже к ухищрениям прибегать не пришлось — все услуги мне оказывали в полном объеме.

В какой-то момент мне стало любопытно, и я решил пообщаться с работницей одной столовой. Вышло не очень.

— Извините, а вас не смущает, что я без маски? — спросил я.

— Так надевайте, — усталым тоном ответила женщина в колпаке и маске.

— А если у меня ее нет? — задаю провокационный вопрос.

— А чего тогда спрашиваете? Заказывать будете или нет? — раздраженно сказала собеседница.

Понимая, что разговор зашел в тупик, я сделал заказ. Все время, пока ел, смотрел на вход и отмечал, кто из посетителей был в маске, а кто нет. Цифры сложились в пользу тех, кто использует средства индивидуальной защиты — 14 против 6. При этом некоторые омичи, судя по всему, не до конца поняли, где нужно носить маску, а где можно без нее обойтись: в столовую зашел мужчина в маске, но снял ее перед тем, как подойти к кассе с заказом.

Без маски удалось поесть еще в трех местах — ресторане на улице Ленина и двух кафе быстрого питания (одно из них находится в крупном торговом центре). В отличие от столовых туда, как и в один популярный омский бар, приходили люди исключительно без медицинских масок.

С другой ситуацией столкнулся в супермаркете. Часть посетителей, особенно люди старшего возраста, старались носить маски, причем делали это правильно. А вот молодые люди вроде меня и школьники в большинстве своем масками пренебрегали.

Особенную касту посетителей супермаркетов и розничных магазинов составляют омичи, пришедшие группой (семьей или большой кампанией). В таких случаях маску чаще всего носит лишь один из них — это значит, что на кассе рассчитываться будет именно он.

Меня же в трех различных розничных магазинах спокойно обслужили без маски. К приему с натянутым воротником, уже ставшему традиционным, пришлось прибегнуть лишь раз: в одном из магазинов крупной сети. Стоит отметить, что во всех перечисленных местах персонал к соблюдениям мер собственной защиты подходит добросовестно — носит маску и перчатки.

Часть 3. Лица под масками

Наибольшее скопление людей в масках я видел лишь в двух гипермаркетах города. Каждый стоящий на кассе имел маску — без нее ничего купить не получится, кассиры попросту не пробьют вам товары. Но опять же это касается, судя по всему, лишь тех, кто расплачивается за покупки.

Мне надевать маску не пришлось — себе в этих гипермаркетах я ничего не покупал, а мои спутники, с которыми я был в магазинах «за компанию», имели маски на лицах. Просто выйти через кассу на улицу без средства защиты мне никто не запретил.

Также нельзя рассчитаться без маски и в магазинах одежды. В одном из бутиков торгового центра мне с девушкой отказались продавать шарф, так как мы оба были без средств индивидуальной защиты.

«У нас тут камеры стоят, за нами наблюдают. У меня нет права продать вам что-то без маски», — прокоментировала это продавщица.

Отмечу при этом, что без маски по бутику спокойно можно было ходить, примерять ассортимент, трогать вещи и, возможно, «тереться» о других посетителей.

Вместо эпилога

Изначально перед стартом эксперимента я готовил себя к тому, что отсутствие маски может стать ощутимым препятствием в моей повседневной жизни. Я ожидал, что мне придется выходить из автобусов на полпути к работе, а таксисты будут отказываться меня везти. Рассчитывал даже на то, что пару дней придется провести без обеда, потому что в столовых или кафе меня откажутся обслужить.

Однако в итоге я не испытал никаких проблем с тем, чтобы вести свою привычную жизнь без медицинской маски. При этом я не заметил, что кто-то раздражен тем, как я пренебрегаю правилами. Ни разу у меня не случилось конфликта с кем-нибудь на этой почве. Прохожие меня не сторонились, продавцы не старались держаться подальше — наоборот, мне приходилось отходить от них. Тех, кто должен следить за соблюдением масочного режима, я тоже ни разу не встретил.

Вероятно, связано это в первую очередь с тем, что сейчас уровень опасности коронавируса в глазах людей начал неуклонно падать. Омский минздрав оправился после скандалов прошлого года и начал активно работать, продолжается вакцинация населения. Да и заразительность дурного примера никто не отменял — увидел человека без маски, решил, что так можно, и повторил.

Еще одна причина заключается в том, что медицинская маска уже потеряла свой сакральный смысл. Сейчас она стала своеобразным вторым паспортом человека. В банк, на почту и в аэропорт без нее попасть не получится. Но в обыденной жизни, например в магазине или ресторане, требование о предъявлении такого «паспорта» может и не поступить.

Я лично не призываю омичей отказываться от ношения маски. Масочный режим, его постепенные ослабления или усиления — необходимая практика для поддержания в обществе баланса ограничительных мер и борьбы с инфекцией. Наше здоровье зависит от нас самих, но каждому нужно понимать, что меры ограничения, как бы абсурдно они ни выглядели, придуманы ради нашей безопасности.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter