Первый опыт публичности. Как прошел «перезапуск» омской комиссии по вырубкам

Первый опыт публичности. Как прошел «перезапуск» омской комиссии по вырубкам
Первый опыт публичности. Как прошел «перезапуск» омской комиссии по вырубкам
1 июля, 10:01ОбществоФото: "Город55"
В Омске, где жители много лет безуспешно выступают против вырубок, произошло важное событие: городскую комиссию по сносу сделали открытой. Чиновники и активисты попытались найти общий язык. В первый раз вышло не очень (но часть деревьев активистам удалось отстоять).

Работу комиссии по сносу, обрезке и восстановлению зеленых насаждений в Омске критиковали давно. Она проходила в полузакрытом режиме, в составе были преимущественно чиновники, которые почти единодушно поддерживали поступающие от бюджетных учреждений заявки. Список одобренных вырубок публиковался постфактум и с запозданием на две недели (а раньше не публиковался вообще). При этом каждый месяц к сносу согласовывалось по 1000 и больше деревьев, а механизмов контроля компенсационного озеленения, по сути, не было (что признавали и сами члены комиссии). В итоге вокруг вырубок в Омске годами накапливалось общественное напряжение.

Точкой кипения стала история с разрешением на вырубку аллеи пирамидальных тополей на Спартаковской улице. Аллею признали полностью аварийной, а потом, после бурной реакции в обществе, агрономы с трудом отыскивали там действительно аварийные деревья. Решение было отменено. А перед следующим заседанием комиссии мэр Оксана Фадина объявила, что теперь этот орган будет работать в другом режиме: туда допускаются общественники. Кроме того, проекты протоколов будут размещаться заранее, чтобы у людей было время представить свои аргументы и «обжаловать» ту или иную вырубку.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Урок демократии

В таком формате, впервые за много лет, комиссия собралась 29 июня. Обычно полупустой зал был заполнен почти полностью, хотя активистов было всего несколько человек (активнее всех были урбанистка Валерия Маркова и общественница Вероника Карабанова). Раньше комиссии удавалось принять решение по 40 вопросам за час-полтора, в этот раз на 28 вопросов ей понадобилось три часа. Члены комиссии порой не скрывали раздражения: «Столько сидим, а еще не дошли до середины списка». Но активисты упорно устраивали дискуссии. Агрономам приходилось потрудиться, чтобы обосновать необходимость рубок, и это не всегда удавалось.

В итоге четыре вопроса были отложены для дополнительного изучения. Дискуссионными стали даже вопросы о вырубках и кронировании на территории школ и детских садов — раньше они одобрялись практически автоматом с аргументацией, что это вопрос безопасности детей. Теперь же в школе и садике № 63 пройдет дополнительный выезд с целью понять, так ли опасны там деревья.

Общественники поставили под сомнение заключения агрономов об аварийности насаждений — прежде непререкаемый довод. Председатель комиссии, первый замдиректора департамента городского хозяйства Михаил Горчаков недоумевал, почему собравшиеся не доверяют агрономам. В ответ летели предложения сделать открытыми и выездные обследования специалистов, чтобы не полагаться на слово. С этим оказалось сложнее: участникам объяснили, что агрономы планируют выезды по мере свободного времени, и приглашать омичей не получится. Но заявки на вырубки обещают публиковать заранее — желающие смогут сами приехать на место и оценить обстановку.

Много жалоб было по поводу фото, подтверждающих состояние деревьев. Активисты настаивали, что чаще всего эти снимки ничего не иллюстрируют и прилагаются лишь формально. Комиссию попросили отрегулировать вопрос с иллюстрациями, на основе которых принимаются решения.

Активисты задавали вопросы по каждому пункту, даже если речь шла об одном дереве, требовали обоснований и выступали с критикой. Порой такой формат вызывал недовольство членов комиссии, говоривших даже о срыве работы. Было ясно, что разговор идет на разных языках: чиновники апеллировали к сложившейся бюрократической практике, не желая терять время на выяснение «ненужных» подробностей, а общественники подвергали критике «очевидные» вещи, делая смелые (и, возможно, не всегда реалистичные) предложения.

В какой-то момент Горчаков воззвал: «Чего вы хотите этим добиться [отправкой дополнительных запросов]? Вы считаете, что поменяете мнение комиссии?» На что последовала ремарка: «А мнение комиссии нельзя изменить?»

Такой опыт публичности устроил не всех. Двое членов комиссии под конец демонстративно покинули зал. Активисты же выкрикивали с мест: «Вы сами нас сюда позвали!» и продолжали сыпать вопросами.

Горчаков (слева) и Саяпин (в центре) на выезде по сохранению аллеи на Спартаковской.
Фото:"Город55"

Отстояли

Благодаря усилиям активистов, удалось отсрочить решения о вырубках и коронировании больше трех сотен деревьев.

Так, отложили заявку авиационного колледжа на снос 24 и обрезку 150 деревьев, которые растут ближе чем в 5 метрах от учебного корпуса и хозпостроек на Космическом проспекте. Комиссия прислушалась к дендрологу, который назвал вырубку ив нецелесообразной — эти деревья гибкие и у них вполне можно сформировать новую крону, которая никому мешать не будет.

Также после долгих споров отложен вопрос по вырубке 89 и обрезке 102 здоровых деревьев на территории школы и садика № 63 на ул. Энтузиастов. Агроном предложил оставить яблони и вязы для формирования новой кроны. На участок будет дополнительный выезд.

Отложили принятие решения и по вырубке 25 деревьев в детском саду № 312. Активисты доказали, что на фото представлены здоровые деревья, а говорится про аварийные. Там тоже проведут новое обследование.

Кроме того, из последнего вопроса (заявка Управления дорожного хозяйства и благоустройства) исключили несколько пунктов. Предлагаемые УДХБ к сносу за бюджетный счет деревья всегда идут одним списком, и голосование проходит за все вырубки разом. Общественники раскритиковали эту практику. В итоге будет пересмотр сноса 3 названных аварийными вязов в сквере Дзержинского, 2 — на бульваре Мартынова, 5 — на Щербанева в сквере между мостами, 1 ели в сквере у драмтеатра и 10 — у администрации Центрального округа. Этого добились после долгих споров.

Активисты считают, что большинство этих деревьев не аварийные, а те, что гибнут, пострадали от плохого ухода и грубого благоустройства.

«Сквер на Бударина — это отдельная боль. Когда его благоустраивали, комиссия тоже согласовала снос 25 „аварийных“ деревьев, расположенных исключительно в местах планируемых дорожек. После скандала были заявления ДГХ, что больше ни одно дерево не пострадает, тем не менее в прошлом году там снесли чуть ли не вековой тополь и 3 ели, которые засохли, потому что тяжелая техниках перебила все их корни. И вот в этом году плоды благоустройства дорожниками пожинают ель, сосна, липа, ива и вяз. Ель и липа действительно засохли. Вопрос горожанам: кто-нибудь хоть раз видел, чтобы в этом сквере был полив?» — написали в группе «Омск — город для людей».

Фото:Медиахолдинг1Mi

Не отстояли

Несмотря на активные дискуссии, большинство заявок комиссия согласовала — на это лишь ушло больше времени. Всего одобрили вырубку порядка 600 деревьев.

Только первый вопрос ушел в долгий спор, хотя это была «рядовая» заявка организации (ООО «Меркурий») на снос трех аварийных деревьев. Маркова требовала обосновать их аварийный статус. В ответ прозвучало, что они старовозрастные и могут упасть. Активисты безуспешно настаивали, что бездоказательное «могут упасть» — это не техническая оценка состояния, но решение о сносе комиссия все же приняла.

«Земля муниципальная, виноваты будем мы [если дерево на кого-то упадет - прим. ред.]», — защищалась агроном.

Спор вызвал снос 2 аварийных деревьев и обрезка живой изгороди в полосе отвода дороги на Нефтезаводской. Выяснилось, что истинной причиной этого является желание ИП «открыть» фасад своего магазина, но агроном настаивал на запущенности насаждений. Маркова предлагала хотя бы делать кронирование не «под пень», но и это отклонили. Городские специалисты поддержали практику «глубокой омолаживающей обрезки», после которой остаются голые стволы без ветвей.

35 здоровых деревьев снесут под строительство дороги на набережной Оми. Взамен высадят 60 штук. Выяснилось, что проектировать дорогу в обход зелени не стали из экономии бюджета. «Тепловой компании» разрешили снести 88 деревьев в охранной зоне сетей, «Электрическому транспорту» — снос 2 и обрезку 44 пирамидальных тополей, попадающих в зону проводов.

Церкви пятидесятников «Жатва» разрешили вырубить 6 деревьев на улице Энергетиков, взамен потребовав высадки 18 рябин на улице Щербанева.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Налоговой службе позволили снести 28 деревьев и сирень в связи с благоустройством на 24-й Северной. Настоящей причиной оказались жалобы посетителей на нехватку парковок — деревья отправили под снос. При этом активисты предложили хотя бы раздать сирень жителям, но распоряжаться кустами комиссия не может.

Гинекологической больнице на 22-го Партсъезда согласовали вырубку пяти насаждений из-за предписания МЧС — после стрельбы в Казани от учреждений стали требовать «обеспечить просматриваемость» территории. На территории еще двух больниц вырубят порядка 80 деревьев, в детских садах — около 120.

***

Пока комиссия по сносу не очень охотно слушает активистов: судя по реакциям, споры считали, скорее, демагогией и затягиванием времени. Общественники тоже не демонстрируют особого доверия своим оппонентам. Однако первый опыт, при всей неоднозначности, дает надежду, что власть и горожане придут к более конструктивному диалогу. В конечном итоге, все усилия направлены на возрождение города-сада, к чему призывает в том числе губернатор.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter