Posted 12 января 08:44

Published 12 января 08:44

Modified 12 января 08:46

Updated 12 января 08:46

Правдоискатель из Омска дошел до Конституционного суда из-за справки о судимости

12 января 2023, 08:44
Фото: Photobank Ura Media / 1MI
иллюстрация
Андрей Батура так и не смог добиться изменения в шаблоне документа, хотя настаивал на нарушении своих прав.

Склейщик тары

Омич Андрей Батура долго судился с системой, пытаясь доказать, что его конституционные права нарушаются. Эта история началась не позже 2021 года, когда Батура подал в суд иск против омского отделения Пенсионного фонда. Его целью было заставить ПФР «произвести корректировку сведений индивидуального учета».

Все дело вот в чем: в электронной трудовой книжке и на индивидуальном лицевом счете Батуры есть сведения о том, что его трудовой стаж был набран в том числе в исправительной колонии. Омич потребовал от ПФР удалить эти данные, так как они не соответствуют действительности, дискредитируют его, нарушают закон «О персональных данных». Фонд на это требование не отреагировал, Батура пошел в суд.

«В обосновании заявленных требований [Батура] указал, — говорится в решении Омского областного суда, — что никогда не работал в ФКУ „Исправительная колония № 5 УФСИН России по Омской области“, трудовой договор не заключал, заработную плату не получал. Полагает, что данная информация ложна и дискредитирует его. Ответчик не вправе отказывать в удалении такой информации».

Странно, но в суд истец не пришел, прислав только письменное подтверждение иска. Он уточнил, что считает себя вправе отказаться от стажа как выгодоприобретатель, назвав данные об этом стаже недостоверными. Представитель ПФР, в свою очередь, объяснил судье, что фонд включает в свою базу данных только ту информацию, которую присылает работодатель, а потому и надлежащим ответчиком в этой ситуации не является. Отказаться от стажа просто по своему желанию нельзя — «решение о корректировке сведений и уточнений Пенсионный фонд России принимает только в случае, если работодатель в спорные периоды был ликвидирован или его деятельность прекращена. В данном случае страхователь действующий…».

Страхователь и правда продолжает свою деятельность. Суд установил, что когда-то (даты вычеркнуты из документа, находящегося в открытом доступе) Батура и правда был осужден (статья УК вычеркнута тоже). Из омского СИЗО № 1 его привезли в колонию № 5, там он работал склейщиком тары и был уволен из «производственной группы» в связи с условно-досрочным освобождением. Трудовой договор с Батурой не заключался, запись в его бумажной трудовой книжке не появилась — но в колонии он и правда трудился за плату, а потому данные в электронной трудовой и на индивидуальном лицевом счете вполне обоснованы.

Учитывая все это, суд отклонил иск (в мае 2021 года). Батура пошел в апелляцию, но там решение первой инстанции было оставлено без изменений (в августе 2021 года).

Борец за «неприкосновенность частной жизни»

Проблема персональных данных волновала Андрея Батуру и после тяжбы с ПФР. Это можно понять: сидел он в колонии для несовершеннолетних, а освободившись, решил, по-видимому, начать честную жизнь. Такую жизнь, в которой окружающие вообще не знали бы о некоторых деталях его прошлого или, как минимум, знали бы, что судимость уже погашена. Как следствие, началась новая тяжба — теперь с полицией.

В установленном образце справки о судимости есть сообщение о том, была ли судимость, но нет уточнения о том, погашена ли она. Против этого Батура и заявил протест в своем новом иске. Он снова оспорил закон «О персональных данных», а с ним — несколько положений закона «О полиции», и потребовал обязать УМВД выдавать справки об отсутствии судимости с датой погашения и вносить уточнения в базу данных.

«По мнению заявителя, — говорится в одном из судебных документов, — названные нормы не предусматривают механизма уточнения данных о лице, осужденном за совершение преступления, в частности не позволяют уполномоченным органам в информационной базе и справке о наличии (отсутствии) судимости указывать дату погашения судимости. В связи с этим он просит признать оспариваемые законоположения не соответствующими статьям 23 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации».

Эти статьи конституции — о «праве на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени»; о «судебной защите его прав и свобод»; о том, что «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Суд отказал и на этот раз, постановив, что хранение и выдача персональных данных четко регламентируются законом, а полиция, выдавая справки, действует в строгом соответствии с регламентом. Батура проявил упорство и дошел на этот раз до Конституционного суда, но результат был тем же.

В КС обратились к тому самому административному регламенту, которого вполне достаточно.

«В соответствующих графах справки, — говорится в решении, — делается отметка „не имеется“ только при отсутствии сведений об осуждении, о факте уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования (пункт 76.1); при наличии же сведений об имеющейся и имевшейся ранее судимости в соответствующей графе справки указывается дата осуждения, наименования суда, вынесшего приговор, пункт, часть, статья уголовного закона, по которым лицо было осуждено, срок и вид наказания, сведения о переквалификации деяния, дата и основание освобождения, дата и основание снятия судимости (пункт 76.3)».

Как раз это Батуру не устраивает — но суд здесь проблемы не увидел.

«При этом гражданин, которому выдана справка о наличии (отсутствии) судимости, во всяком случае не лишен возможности, представляя ее по месту требования, также представить документы, позволяющие в совокупности с пятью соответствующими положениями Уголовного кодекса Российской Федерации сделать вывод о том, что судимость погашена».

Таким образом, по мнению правоохранительной системы России, никто не обязан указывать в официальных документах, что судимости уже нет. При необходимости обладатель справки сам может объяснить, что все уже в прошлом. Понятно, что срок, по истечении которого судимость автоматически становится погашенной, зависит от тяжести статьи УК, так что для объяснения понадобятся определенные усилия. Многие люди с судимостью наверняка сталкиваются из-за этого с определенной дискриминацией, но реакцию судебной системы на такое легко предсказать: бороться надо с дискриминацией, а не с теми документами, из-за которых она может возникнуть.

Электромонтер

Об Андрее Батуре мы, к сожалению, знаем не слишком много. Даты рождения в судебных документах нет, данные о статье УК, по которой он сидел, и о времени отсидки в этих документах скрыты (видимо, из-за того, что речь о несовершеннолетнем правонарушителе). Известно только, что ИК-5 была переформатирована из «малолетки» в женскую колонию в 2017 году, так что эта самая поздняя дата УДО Батуры.

Человек с точно такими же ФИО вел в Омске еще несколько тяжб. Это мужчина со средним профессиональным образованием, работавший электромонтером в АО «Сибирские приборы и системы» и судившийся со своим работодателем. В 2020 году он потребовал от суда признать незаконным приказ АО о простое и обязать «Сибирские просторы» компенсировать ему моральный вред.

«[Батура] считает объявленный простой незаконным и необоснованным, поскольку отсутствует признаки его временности, законные объяснения его причин и введен он в отношении некоторых работников, — говорится в решении суда. — В связи с незаконными действиями ответчика ему недоначислена заработная плата за декабрь 2019 года, что причинило ему стресс, бессонницу, головную боль».

Однако суд и на этот раз был против. Он признал простой вполне обоснованным, а оплату, полученную Батурой («не менее двух третей тарифной ставки») достаточной. Истец снова дошел до апелляции и снова потерпел неудачу. Работать в «Сибирских приборах» он остался, что следует из материалов другого судебного дела.

25 августа 2021 года Батуру уволили за прогул. Он отреагировал все так же — пошел в суд, написав в иске, что работу  не прогуливал, а «приостановил» на законных основаниях (из-за задолженности работодателя по зарплате за три месяца). Соответственно требовал он на работе его восстановить, долг и зарплату за время вынужденной «приостановки» выдать. Представитель «Сибирских просторов» в суде доказывал, что деньги выплачивались вовремя, что истцу много раз направляли письма по почте с вопросом, почему он не выходит на работу, но реакции не было. В итоге иск снова был отклонен.

Таким образом, борьба за правду Андрея Батуры (или двух Андреев Батур) закончилась поражением. Если в этой истории появятся новые эпизоды, мы обязательно о них напишем.