Кто поднимет село. Почему современные россияне массово уезжают в сельскую местность

13 ноября 06:11
Фото: 1MI
иллюстрация
Тракторист теперь не «Иван», а доярка — не «Марья». Чем отличаются внутренние мигранты от иммигрантов из ближнего зарубежья

В 2020 году Россию настиг коронавирус, и горожане побежали в спокойные края — в село. До сих пор почти каждый третий москвич едет со сменой прописки в деревню. Из столицы уезжает в 1,5 раза больше людей, чем приезжает. «Новые известия» задались вопросом, есть ли надежда на то, что эти люди поднимут село.

Осень 2022 года подогрела интерес к загородной жизни. В конце сентября спрос на деревенскую недвижимость вырос на 15–20%. По мнению вице-президента Международной академии ипотеки и недвижимости Ирины Радченко, избушки вдали от цивилизации становятся все популярнее. В 100-200 км от Москвы цены еще позволяют внутренним мигрантам приобрести дом.

Фото: скриншот: Новые известия

Президент Вольного экономического общества России Сергей Бодрунов отмечает, что эта тенденция общемировая для стран, которые достигают определенного уровня индустриального и постиндустриального развития.

«Города растут, а их планировка для этого заранее не продумана. Все это выгоняет из города тех, кто не работает в нем на постоянной работе — пенсионеров, например. Люди все чаще предпочитают работать за городом из-за загрязнения, шума мегаполисов… Отток есть не только из Москвы, но из других крупных городов», — прокомментировал Сергей Бодрунов.

Люди хотят жить автономно, на свежем воздухе, вместо того, чтобы нюхать городские свалки, выбросы от предприятий и автомобилей. Не хотят больше слушать соседей через тонкую стенку. В 2022 году доля частных домов среди всего нового жилья достигнет максимума за 11 лет.

Фото: скриншот: Новые известия

В теории, правительству должны быть выгодны такие желания народа. Но любую смету перед практикой хорошо бы умножать втрое, а потом семь раз подумать, чтобы умножить еще. Только в жизни этого не происходит. Вице-премьер Марат Хуснуллин недавно представил Стратегию развития строительной отрасли и ЖКХ до 2030 года. Согласно ей, требуется в 1,5 раза улучшить качество городской среды. Про сельскую среду ничего в проекте не сказано. Да и Стратегия пространственного развития (с которой хорошо бы увязать Стратегию развития строительной отрасли и ЖКХ) подразумевает развитие крупных городских агломераций, которые должны «тащить» экономику.

Руководитель научно-исследовательского объединения РЭУ им. Плеханова Сергей Валентей прокомментировал такую политику неодобрительно:

« Я категорически против этой стратегии. Вот будет у нас в РФ несколько десятков агломераций, а вокруг, что, пустыня? Если вы вкладываете средства государства в развитие агломераций, то у вас не хватит средств для вложений в другие населенные пункты», — отметил он.

По мнению ученого, аргумент сторонников агломераций не состоятелен. Сторонники говорят о том, что весь мир стихийно движется к созданию агломераций. Сергей Валентей же отмечает, что у всех, кто занимается проблемой расселения, голова болит как раз о том, чтобы этот процесс затормозить. Агломерация означает, что у нас будет несколько таких столиц, как Москва, каждая в центре своего региона, на остальных же территориях областей не будет никого и ничего.

Разные федеральные целевые программы запускаются  в России с 2002 года. Сейчас на повестке ФЦП «Комплексное развитие сельских территорий» на 2020–2025 гг, которую разработал и реализует Минсельхоз Дмитрия Патрушева. Курирует ФЦП вице-премьер Виктория Абрамченко. Программа — удовольствие не из дешевых. Изначально говорилось об инвестициях почти на 2,3 трлн рублей за 5 лет. Фактические же расходы будут больше — в августе Михаил Мишустин добавил еще 367 млн рублей.

Проектов в этой программе масса. Там и дороги, и газопроводы и водопровод, и обеспечение доступом к Интернету. Фельдшерские пункты на каждые 6 км, решение проблемы занятости, новое жилье. Без конкретных цифр выглядит красиво. Но на всю страну за 5 лет должны появиться 2,58 тыс. км дорог с твердым покрытием. Проложить их хотят к «общественно значимым объектам». Выходя из дома сельский житель, как и века назад, будет месить грязь. Локальных водопроводов построят еще меньше — 1,65 тыс. км. Отметим, что к 2020 году питьевой водой были обеспечены только 68% сельских жителей. За это время еще собираются воплотить 20 проектов обустройства площадок под компактную жилищную застройку. Капля в море сельской местности.

Вроде у россиян имеется льготная ставка по ипотеке в среднем под 3%. Но есть и факторы, ставящие ее привлекательность под огромный знак вопроса. Во-первых, льготную ипотеку на строительство частного дома взять можно только, если заявитель заключает подряд с лицензированной строительной компанией. Россияне жалуются, что так стоимость стройки возрастает на 30-40%. Да и гарантия качества к лицензии не прилагается. Во-вторых, заявитель обязан прописаться в новом доме в течение полугода после оформления права собственности, иначе никакой льготной ставки. Далеко не все хотят терять ту же московскую прописку, дающую доступ к совершенно иному уровню социального обеспечения, например, к медицинскому оборудованию или высоким пенсиям.

Эксперты считают, что такая программа — раздолье для коррупции. Средства на благоустройство территорий распределяются на конкурсной основе. Эту схему раскритиковал заслуженный деятель науки Василий Узун:

«Отбор победителей будет осуществляться комиссией Минсельхоза России. Такой механизм несет в себе риски коррупции и несправедливого распределения. Чиновники тем самым едва ли смогут обработать и адекватно оценить множество инициатив граждан и организаций. Кроме того, проектом предусмотрено, при прочих равных, отдавать предпочтение населенным пунктам, где есть рабочие места и выше удельный вес софинансирования за счет внебюджетных источников. Это означает, что поселения с высоким уровнем безработицы, низкими доходами населения, низкой бюджетообеспеченностью будут проигрывать конкурсы, а соответственно, ускорится их деградация», — объясняет экономист.

В июне 2022 года обновились цели ФЦП. Долю общей площади благоустроенных жилых помещений сократили с 50% до 48%, а среднемесячные ресурсы населения — доходы, продукты с огорода, льготы и кредиты подтянутся в сельской местности только до 72,8% вместо запланированных изначально 80%. Жить в деревне станут беднее.

Спасут ли деревню бегущие от ковида горожане? По мнению доцента Института демографии им. А. Вишневского НИУ ВШЭ Никиты Мкртчяна, на «релокантов» ставить не имеет смысла. Люди с удаленной работой могут какое-то время жить в сельском доме. Это не значит, что айтишник или менеджер по продажам начнет работать в сельском хозяйстве — он приехал «подышать» свежим воздухом и работать продолжит на город.

Доктор географических наук Института географии РАН Татьяна Нефедова добавляет, что география распространения таких «релокантов» очень скудная. Россию такой внутренней миграцией не заселишь.

Подмосковье, конечно, все еще популярно. Там приобретение дач с сохранением городской квартиры шло весь ХХ век и нарастало, а ковид лишь ускорил этот процесс. Дачи москвичей отходят от самой столицы на 500 км. Подмосковье и примыкающие территории переживают строительный бум, но и там не везде условия достаточны. Единицы готовы зимовать без нормальных дорог, газа и водопровода.

иллюстрация
Фото: 1MI

Городская молодежь не стремится пахать, пасти и сеять. Переселенцы будут просто жить, сидя за экранами компьютеров, как они делают и в городах. Земля продолжит зарастать бурьяном, а тракторы — ржаветь, считают эксперты. Максимум развития от притока таких жителей — это открытие супермаркетов с отделом готовой еды.

Как поступают на других краях планеты? Жители Аляски, например, получают выплаты от нефтяных доходов, а налог на прибыль и налог с продаж не взимаются.

Италии отлично удается удержать население в сельской местности — в городах живет только 68,4% граждан. В области Молизе каждому новому жителю платят по 700 евро в месяц на протяжении 3 лет, администрации итальянских деревень получают ежемесячно по 10 тыс. евро на развитие инфраструктуры. В Калабрии также новоселам готовы платить по 800-1000 евро в месяц несколько лет. Лишь бы люди сохраняли регионы, открывали бизнес и жили землей.

У нас же основной приток людей на ПМЖ, задействованных на сельхозпредприятиях обеспечивают иммигранты. С начала 90-х годов местные жители начали покидать села и деревни, когда стало понятно, что в новом мире огород не прокормит. За это время в города перебралось 2,72 млн человек. А на их место приехало 2,2 млн человек из ближнего зарубежья. Сельская местность в России постепенно превращается в колонию Средней Азии.