Изображение материала

Екатерина Кожевина: «Омску нужно нечто большее, чем Достоевский и Колчак»

31 июля 2018, 09:10
Фото: vk.com/id2515947
Екатерина Кожевина
P.S. Белый Омск.

В апреле в Омской области прошла исследовательская экспедиция Фонда «Общественное мнение» (ФОМ), Высшей школы экономики (ВШЭ), проекта Public Speech и ОмГУ.

Организаторами проекта выступили Фонд общественного мнения (ФОМ). У ФОМа есть своя базовая кафедра в Высшей школе экономики, образовательная деятельность постоянно развивалась. Делали документальный театр как исследование, курсы по журналистике, ораторскому мастерству. Собирали политологов, социологов и прочих «ологов», учили, что если социология хочет быть интересной миру, то необходимо искать форму. Сейчас история с образованием трансформировалась в выездные экспедиции. Часть участников — студенты ВШЭ, другая часть — местные студенты.

Одним из организаторов и тренеров проекта была Екатерина Кожевина, главный редактор федерального медийного проекта «Заповедник». Екатерина – омичка и социолог, давно перебралась в Москву. Профиль «Заповедника» публикация историй о различных сообществах людей.

Этот разговор произошел еще тогда, в апреле, когда Екатерина на короткий период вернулась в Омск. Мы встретились, чтобы поговорить о теме форума о смыслах Омска.

ИА «Город55» завершил спецпроект «Белый Омск», посвященный 100-летию с момента, когда город был объявлен столицей Сибири, а затем и всей России. Прошло 100 лет, а до сих пор культ «столичности» можно встретить в омской культуре. Мнение, высказанное Екатериной Кожевиной по теме «столичности», станет хорошей точкой этой истории.

- И какие символы у Омска?

- Ой, ну есть официальные символы — герб, музыкальный театр, Любочка, например.

Есть общественные, но неофициальные. Допустим, омские закаты, омское небо, омская пыль, сыр «Омичка» и пр. Их больше, чем официальных.

- Леонид Константинович (Полежаев, экс-губернатор) символ Омска?

- Думаю, да. Леонид Константинович — неофициальный символ города. Его портрет же нарисовали в стиле Энди Уорхола, повесили в «Skuratov» в Москве. Посетители спрашивают: «Кто это?». Им рассказывают, что это «Папа». Поэтому, да, так появляются неофициальные символы.

Портрет Леонида Полежаева в кофейне в Москве
Фото: vk.com/skuratovcoffee

- Это временный символ. Вообще, как долго живут символы?

- У каждого поколения они свои. 30, 50 лет назад люди видели в Омске совсем другие смыслы. Скажем, Омск был городом-садом, промышленным мегаполисом. Тема моей группы (в рамках проекта ФОМ – ред.), например — это тема исторической памяти Омска; тема, связанная с Колчаком; поиск смыслов, которые сейчас город находит в этом образе.

- Это больная тема для омичей. Упомянутый Леонид Константинович радел за установку памятника Колчаку, но инициатива была неоднозначно воспринята населением. Нужен ли памятник Колчаку, если да, то какому Колчаку — полярному исследователю или верховному правителю России? У общества нет единодушия в этом вопросе.

- Понятно, что тема широкая и для ее полноценного исследования нужен год, больше года. За пару недель глубоко эту тему мы не разберем. Но общие принципы можем отработать.

- Какие вопросы вы ставите перед собой?

- Основной вопрос — как изменялся образ Колчака на протяжении 20 века.

- Тему памятника вы не трогаете?

- Конечно, нет. Тема памятника Колчаку — это политизированный вопрос. Социология не может на него ответить. Я как социолог не могу на него ответить.

- Это философский вопрос. Вопрос отношения к истории. Мы либо ставим памятник всем и снимаем с исторических личностей ответственность за жертвы, принимаем значимость их влияния на историю страны и отливаем в бронзе (Ленину же памятники стоят по стране). Либо мы возлагаем на них ответственность за репрессии и убитых и стираем кровавые пятна истории – убираем памятники, не ставим новые.

- Тогда тебе лучше говорить с философом. А я социолог. Вопрос, нужен ли памятник Колчаку — это не ко мне. Социология может поставить и ответить на вопрос — нужен ли горожанам памятник Колчаку? Но это длительный и сложный процесс.

Вообще, если говорить про смыслы, то есть у омичей эта история с Белой столицей и вечным болезненным притязанием на столичность. Омичи в этом не одиноки. Казань, например, страдает в стремлении стать третьей столицей России. Вообще, эта история для многих актуальна. Как там было сказано, «есть в России три столицы: Москва, Питер, Луховицы». Многие города хотят быть в пантеоне, быть метрополией. Хотя так ли это важно на самом деле? Нужно ли это городу?

- А что с этими амбициями не так?

- Подобные, как ты говоришь, амбиции, определяют, скажем так, в культурном смысле стратегию развития. Появляются все эти памятники Достоевскому, разговоры о Колчаке и прочее. Нужны ли эти символы?

- А ты считаешь, они не нужны?

- Я считаю, любые символы должны быть органичными. Я не за географический детерминизм, когда здесь кто-то побывал и ему ставят памятники, называют в честь него улицы, музеи, институты. Ну, нет у Достоевского органической связи с Омском, зачем делать его символом? Когда люди за пределами Омска говорят о Достоевском, то Омск — вероятно, последняя ассоциация, которая придет этим людям в голову.

Памятник Достоевскому. Омск. Сергей Голованцев и Альберт Каримов.
Фото: Источник: ИА «Город55»

- Согласен. Но ведь у такой культурной политики есть логичное обоснование. Чем больше в городе этих «столичных символов», тем больше шансов на высокий статус. Разница позиционирования: Омск — это Колчак, Достоевский, одним словом третья столица. Извольте, в таком случае, предоставить нам аэропорт, метро и пр. Как в советское время, если город-миллионник — гони метро. А кто даст метро для периферии, провинциального уезда, в котором не родилось ни одного стоящего мужа, у которого нет исторического права на столичность.

- Все так. Но кто сказал, что это правильно жить в координатах: центр периферия?

- Извини, но мы всей страной 18 лет строили вертикаль власти и, наконец, построили. Как мы можем от этого отказаться?

- Строили и построили, верно. Но это не должно, в моем понимании, отражаться на культуре. Не нужна культурная вертикаль. Напрасно в населении пестуют подобные столичные амбиции. Людям нужна инфраструктура: нормальные дороги, места отдыха, аэропорт, общественный транспорт и пр. Не всегда статус «столичности» должен быть определяющим.

- А как насчет самооценки? Смотри, в жизни бОльших успехов достигают те, у кого самооценка выше. Город, значимость которого чувствует большая часть населения — будет привлекательнее, люди перестанут массово уезжать.

- В столицы же едут не за статусом города, там уровень жизни лучше, развитая инфраструктура, возможностей для роста больше. Это определяющие факторы. А если мы говорим про культуру, то зачем сравнивать, зачем копировать? Посмотри, в США — каждый штат имеет свои индивидуальные символы. Уникальность – вот в чем ценность. А какая уникальность в Достоевском? В Омске он сидел четыре года, а, например, в Старой Руссе (Новгородская область) Достоевский отдыхал на водах. Там тоже ему ставят памятники, его именем называют улицы, музеи и так далее. Ну вообще-то, Достоевский — петербургский писатель.

- Осторожнее, ты говоришь это омичу.

- (смеется) Напоминаю, я тоже из Омска. Почему для нас Достоевский вдруг становится основным культурным символом города?

- Почему? Может быть, больше некому? Кто, если не Достоевский?

- Кто угодно. Тот, кто оказывал влияние на омскую культуру. Достоевский оказывал влияние? Полагаю, не больше, чем граф Толстой или все остальные классики. Врубель оказывал влияние на Омск? Мы ставим памятник человеку, который родился здесь, но не развивался в этой среде. Ищите тех, кто формировался здесь и влиял на формирование мира вокруг. Символом должно становиться то, что органически вплеталось в культуру.

- Примеры?

- Без примеров.

- Дамир Муратов? Егор Летов?

- Да, почему нет. Они именно те, кто оказывал влияние на культуру, на мировоззрение поколения.

- Полгода назад среди пишущей братии велась дискуссия об установке памятника «омской птице». Winged Doom — символ наркоманов, угара, садомии, драгдиллеров и прочего трэша. Нужен и такой памятник Омску? Является ли омская птица символом Омска?

- Полагаю, символом она является. А что касается памятника, вопрос требует активной позиции от отвечающего, понимаешь? Нужен ли — значит, есть ли потребность в таком памятнике? Я такой потребности не вижу.

- Например, увеличение турпотока. «Слышал, в Омске установили памятник наркоманам, поехали сфотаемся».

- Зависит от того, какой турист нужен Омску? А еще многое определяет подача. В Томске стоит памятник Чехову. Чехов ехал на Сахалин, останавливался в Томске, ходил там по борделям и очень нелестно отозвался о местных. В ответ томичи поставили классику несуразный памятник и подписали: «взгляд на Чехова глазами из какой-то там канавы». И это разговор на равных: Чехов посмеялся над томичами, те в ответ посмеялись над Чеховым. Это диалог. В истории Омска и Достоевского – нет диалога.

Памятник Чехову. Томск. Леонтий Усов. Антон Павлович, глазами пьяного мужика, лежащего в канаве и не читавшего «Каштанку»

А еще, я подумала, столичные амбиции, на мой взгляд, зарождают в людях кучу комплексов. Может поэтому молодежь уезжает. Пожалуй, я утрирую, но что-то в этом есть. Если детям рассказывают с детства, что они живут в столице (третьей столице, столице Сибири и т.д), то когда ребенок вырастает и понимает, что Омск – никакая не столица, а просто город без аэропорта, но с Достоевским, у него должно быть, появляется гнетущее чувство. И он уезжает. А чтобы он остался ему нужно предложить нечто большее, чем Достоевский и Колчак. Нечто уникальное.

- Что, например?

- Ищите.

Источник: ИА «Город55»