О чем писали местные СМИ 100 лет назад, когда Омск был столицей России

24 июля 2018, 16:00
Фото: ИА «Город55»
С июля 1918 года Омск при некоторых оговорках был объявлен «столицей России». Продлилось это недолго, но оставило культурный след в ментальности омичей, подарило нам напрасные столичные амбиции. ИА «Город55» пролистало местные газеты того времени и констатирует: омичи тогда и сейчас – не такие уж и разные.

После ухода большевиков из Сибири летом 1918 года в Омск вернулась свобода слова. Стали частными типографии, появилось очень много новых газет: партийные, казачьи, армейские, крестьянские. Например: «Брачная газета», «Сибирский казак», «Наша заря», «Иртыш», «Крестьянский вестник», «Голос сибирской армии», «Голос крестьянства», «Голос максималиста», «Дело Сибири», «Слово», «Начало». Правда, осенью 1918 года прекратил выходить «Омский вестник», а вот «Акмолинские областные ведомости», чья редакция находилась в Омске, по-прежнему печатались.

В основном газеты, как и сегодняшняя пресса, писали повседневные новости: истории людей (социалка), политические новости, происшествия. ИА «Город55» отобрало на свой субъективный взгляд самые интересные сообщения, которые, как нам кажется, имеют нечто общее с сегодняшними материалами.

Фото: Источник: ИА «Город55»

«Мука»

31 августа 1918 года в «Омском вестнике» вышла заметка о нехватке в городе муки. У потребительских и продовольственных лавок за ней собирались большие очереди.

Со ссылкой на газету «Дело Сибири» издание объяснило ситуацию так: этот дефицит – временный, его причина в том, что в Омске работают всего две мукомольных мельницы, Колокольникова и Телегина. Остальные мельницы после денационализации прежние владельцы вынуждены были приводить в порядок, который был нарушен действиями большевиков. После окончания ремонта мельниц муки должно было стать достаточно, потому что и запасы зерна в Омском районе были большие.

Фото: Источник: ИА «Город55»

Повышение цен на мясо

В номере за 31 января 1919 года «Правительственный вестник» коротко сообщил о сильном подорожании мяса в Омске. Цена говядины дошла до 2,5 рубля за фунт и выше, а свинины – до 3,5 рубля за фунт. Тем временем в лавках городского продовольственного комитета мясо продавалось по 1,7 рубля за фунт и из-за этого там наблюдались большие очереди. Но далее городская управа установила цены на мясо в лавках комитета в 2,2 рубля за фунт мяса первого сорта и 1,8 рубля – второго сорта.

Сегодня дефицита муки в Омске нет, как и очередей за мясом. Но общая тенденция повышения стоимости продуктов присутствует.

Фото: Источник: ИА «Город55»

Без названия

Учитывая, что Омск на тот период был политическим центром Белого движения России, в местных СМИ много материалов федеральной и даже международной повестки.

В «Омском вестнике» 2 сентября 1918 года вышла редакционная статья с эмоциональными рассуждениями о внешней политике, зарубежных союзниках России и кадрах для государственной власти. Сегодня подобные темы представлены на федеральных ТВ-каналах в околополитических ток-шоу.

Поводом для статьи стали уфимское государственное совещание и соединение войск атамана Семенова и армии Временного Сибирского правительства.

«Точные намерения союзников остаются неизвестными», - осторожно говорилось в статье. - Но вряд ли их цель – вмешательство во «внутренние русские дела», «так как этих последних, строго говоря, и нет». Раньше, говорит автор, русская жизнь была общей, а теперь расколота палитрой политических взглядов.

А дальнейшие сетования редакции в точности такие же, как и сегодня.

«То, что происходит пока – только говорильня», - пишет автор. Например, созданный Союз возрождения – это одна из бесчисленнейших партийных комбинаций, которыми так богата праздная русская интеллигенция. Мол, занимать синекуры, собирать пожертвования, получать субсидии из казны – это она делает с удовольствием. А вот создавать хозяйственную жизнь страны, увеличивать ее производительные силы – это, увы, «ах, оставьте».

А вот вывод, опубликованный 100 лет назад, сегодня на федеральных каналах был бы невозможен.

Редакция «Омского вестника» выражает надежду на то, что иностранцы научат «русских поющих сирен» из интеллигенции действительно работать, а не праздно болтать.

Указ Совета Министров

Официальной газетой колчаковских властей с самого начала стал «Правительственный вестник». В его первом номере от 19 ноября 1918 года вышел указ Совета министров о временном устройстве государственной власти в России. В нем Колчак объявлялся Верховным Правителем.

«Въ виду тяжкаго положенiя Государства и необходимости сосредоточить всю полноту Верховной Власти въ однiх руках, Совът Министров п о с т а н о в и л ъ: передать временное осуществление Верховной Государственной Власти Адмиралу Александру Васильевичу Колчаку…», - говорилось в документе.

В этой статье аналогии с сегодняшним днем больше, чем хотелось бы увидеть.

Фото: ИА «Город55»

В Совете съездов

В том же номере опубликовано сообщение о докладной записке руководителей винокуренных заводов Сибири и Приуралья по итогам их совещания. Промышленники требовали отмены «сухого закона».

На совещании отмечались отрицательные стороны приостановки работы винокуренных заводов и прекращения продажи вина потребителям.

Народной трезвости власти тем самым не достигли – мол, люди обрекаются на потребление «самогонки», а в селе на ее изготовление крестьяне тратят много зерна лучших сортов. К тому же бюджет лишен доходов в этой сфере. Промышленники предложили восстановить винокуренную промышленность на новых началах, заменив казенную монополию свободной торговлей.

Сегодня в Омске находится несколько крупнейших в стране производств алкоголя. Несмотря на лобби «винокуренных» предприятий, в регионе установлены ограничения по продаже алкоголя ночью.

Фото: ИА «Город55»

«Лесное хищничество»

Возможно, это покажется забавным, но «черные лесорубы» были в Омске уже 100 лет назад.

В номере «Правительственного вестника» от 13 декабря 1918 года корреспонденция «Лесное хищничество» рассказывала о том, как сельские жители уничтожают леса самым недопустимым образом. Они даже устраняют лесную стражу.

В заметке, например, упоминались уничтоженные или почти уничтоженные дачи (так тогда назывались охранные лесные угодья) «Долгая роща», Сочинская, Ромоданская и Ночкинская.

Доходило до того, что увозился лес, предназначенный для казенных построек, а в Исилькульском лесничестве пускали пал, чтобы уничтожить кордон лесников.

«Мы надеемся, что здоровые инстинкты возьмут верх над навеянными хищническими, и настанет время, когда не только лесные дачи, но и всякая заросль будет охраняться самим населением, как народное благо, когда в деле, касающемся всего государства, мы будем действительно гражданами, а не варварами», – такими словами завершался материал.

Фото: ИА «Город55»

Объявления

Даже в условиях войны бизнес зарабатывал деньги и искал новые возможности. В том же номере газеты петропавловское отделение АО «Гергардъ и Гей» просило лиц, имеющих склады, пригодные для хранения разных товаров, в Омске, Новониколаевске, Тюмени и Кургане, сообщить об этом в контору общества в Петропавловске, явно имея в виду намерения взять склады в аренду.

Бизнес-новости всегда были актуальны.

Фото: ИА «Город55»

Здоровье Верховного Правителя

А вот новость, которая сегодня была бы невозможна – разглашение персональных данных и врачебной тайны. В заметке указан диагноз руководителя, эпизод с болезнью Колчака в ноябре-декабре 1918 года.

Как коротко написал его доктор Ольшевский, адмирал заболел гриппом, вернувшись с фронта, еще 16 ноября. Однако заметка за подписью доктора вышла в номере «Правительственного вестника» только 25 декабря. Лишь 7 декабря правитель обратился за медицинской помощью. И даже ухудшающееся здоровье и советы врачей не убедили его прекратить работу. Только 21 декабря из-за ухудшения самочувствия он вынужден был согласиться на постельный режим. 28 декабря в газете вышла еще одна заметка Ольшевского. В ней он писал, что здоровье адмирала улучшается, в частности, его температура 24-го числа стала падать - до 37,6 градуса, а 25-го – до 36,8 градуса.

Фото: ИА «Город55»

Омская хроника

Сегодня оппозиция часто сетует, что ее задавливают, не дают выражать протест, а на оппозиционных лидеров заводят подложные уголовные дела. В 1918 году, как и в целом в период Гражданской войны, с провокаторами не церемонились вовсе. Понятие прав человека еще не было оформлено, а значит, и нарушать было нечего. О полевых судах (пусть и сухо) писали в правительственных газетах.

«Правительственный вестник» упомянул об известном восстании 22 декабря 1918 года, устроенном в Омске большевистским подпольем. В номере от 24 декабря в разделе «Омская хроника» восстание было описано в приказе № 81 самого Колчака:

«В ночь на 22 декабря изменники России, пользуясь провокацией, освободили из тюрьмы часть арестованных и пытались вызвать беспорядки в городе, в войсках и на железной дороге. Частями Омского гарнизона банды преступников были уничтожены <…> Всех принимавших участие в беспорядках или причастных к ним – предать военно-полевому суду».

Там же информационный отдел штаба Верховного главнокомандующего обратился к населению, сообщив о том, что враги России ведут в городе усиленную агитацию. Один из ее видов – сеяние панических слухов. Мол, рабочим рассказывают о восстании рабочих, солдатам – об измене чехословацкого корпуса, горожанину – о бунтах в городах.

Информационный отдел назвал слухи ложными, добавив, что тот, кто им верит и распространяет дальше – или трус, или предатель. Он поспешил успокоить граждан, что Верховный правитель не скрывает ни от кого истинное положение дел, и призвал каждого спокойно выполнять свою работу.

«Долг общества – помочь Правительству в уничтожении провокационных слухов», - такими словами завершалось заявление.

Его дополнял приказ № 160 войскам Сибирской армии от ее командующего генерала-майора Иванова-Ринова. В нем генерал распорядился предавать провокаторов, сеющих панические слухи, полевому суду. Право утверждать приговоры полевых судов получили уполномоченные командиры корпусов по охране государственного порядка и общественного спокойствия.

Фото: ИА «Город55»

«Мертвый город»

На прошлой неделе стало известно, что Омск занял последнее место в рейтинге креативных городов. Авторы рейтинга отмечают, что в Омске «успешно эксплуатируется стереотип о депрессивности города». Вы все верно подумали – омской креативной депрессивности больше 100 лет.

В «Нашей газете», редактором которой был известный российский писатель и журналист Всеволод Никонорович Иванов, 25 октября вышел памфлет «Мертвый город». Автор под псевдонимом Зуда, похоже, уже тогда разглядел в Омске признаки упадка.

В своем материале автор описал местные кладбища – именно они и есть город мертвых. Там не веселятся, не спекулируют и не стоят в очередях, как в городе живых, а смирно лежат и отдыхают.

Городская управа, говорит автор, предпринимает многочисленные попытки переселить омичей из города живых (где дефицит жилплощади) в город мертвых. В частности, власти чуть ли не специально «развели навозную кучу» от Иртыша до Казачьего кладбища; не убирают мостовые, в которых «даже верблюды тонут»; кроме того, есть и тротуары, где «если и не убьют вас насмерть, то изуродуют так, что вы кончите самоубийством».

И, как иронизирует Зуда, кажется, недалек тот день, когда и на кладбища появятся «хвосты». Навещая могилу покойного сына, он увидел, как на кладбище бродят лошади, пасутся коровы и даже свиньи, а причина одна – кладбища не огорожены. У церкви на это денег нет, а город об этом не думает – «не его дело».

Красноречивым финальным эпизодом в памфлете стал случай, когда Зуда встретил в городе корову, у которой на рогах болталась траурная ленточка с подписью «Незабвенной мамочке от убитых горем детей». Автор задался вопросом, кто же это – незабвенная мамочка? Или убитый горем ребенок? И сам же дал ответ.

«Она была просто – Скотиной. Скотиной, не убитой, к сожалению, ни горем, ни дубиной».

Источник: ИА «Город55»

Подпишитесь