Gorod55
Требуется пересмотр экологических норм. Омские эксперты о борьбе за чистый воздух
21 апреля, 13:18
Общество
Требуется пересмотр экологических норм. Омские эксперты о борьбе за чистый воздух
Фото: Медиахолдинг1Mi
Как Омск будет бороться с выбросами вредных веществ в атмосферу, каковы цели нацпроекта «Чистый воздух», каким должен быть экологический контроль на региональном уровне? Эти и другие вопросы обсудили омские эксперты в очередном выпуске проекта «Clubhouse Омск».

Напомним, на прошлой неделе Город55 приводил главные идеи, как омскому бюджету заработать деньги. На этот раз речь об экологии.

Злободневную тему обсуждали блогер Владимир Лифантьев, эколог, профессор ОмГУПС Сергей Костарев, блогер, политтехнолог Евгений Долганев. Ведущий обсуждения — Василий Епанчинцев.

Главная цель

Сергей Костарев: Цель, которая заложена в федеральную программу «Чистый воздух», — это снижение уровня загрязнения воздуха ниже допустимого. Потом она была переведена в другую плоскость — снижение на 20% выбросов предприятий. Это вообще ничего не даст. Мы можем снизить на 20, 30, 40%, а люди как жаловались, так и будут жаловаться. Объемы, уровень загрязнения, вред от веществ — это вещи несравнимые. Один грамм бензопирена в 10 тысяч раз вреднее, чем килограмм сажи.

Если говорить о программе, то уровень загрязнения в Омске — он как не понижался за последние три года, так и не понижается и не будет понижаться. При том, что уровень выбросов с наших предприятий снижается. Я думаю, что цели будут достигнуты, только мы этого не почувствуем. В отчетности все будет хорошо, а мы как нюхали, так и будем продолжать нюхать. Потому что борются не с причиной загрязнения и плохого качества атмосферного воздуха, а с предприятиями.

А причина в том, что для предприятий установлены нормы по загрязнению, которые они не превышают. И когда у нас везде воняет, мы виновного не найдем. Предприятия ничего не нарушают. Нормы, которые устанавливает государство в лице Росприроднадзора, Минприроды, явно занижены, и никто не хочет их пересматривать. Как только их пересмотрят, я уверен практически на 100%, что нашим предприятиям не поздоровится.

У нас очень высокий суммарный уровень загрязнения воздуха. Не снижение объемов выбросов надо сокращать, а предельные выбросы по каждому веществу. Возможно, что те выбросы, которые большие, и не нужно снижать. А сейчас мы не знаем, что снижать. Сводный расчет позволил бы требовать от предприятий снижения выбросов либо, если они не согласны, платить в 5—25 раз больше. А это очень дорого, и предприятие бы начало применять современные технологии и снижало бы конкретные выбросы, на конкретных производствах. Плюс 50% у нас — выбросы от автотранспорта. И они вообще не учтены никак.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Владимир Лифантьев: Есть проблема отсутствия нулевой отметки. Мы не понимаем, каков общий фон, чтобы исходя из него рассчитывать предельно допустимые выбросы, задавать квотирование. Но отсутствие сводного документа — это не единственная проблема. Автомобильные выбросы действительно являются основными. Но выбросы автомобилей мы сейчас изменить не можем. Можем только пересадить людей на общественный транспорт, изменить налоговую базу для двигателей внутреннего сгорания.

Мы сейчас говорим, что нужно вводить лучшие технологии для предприятий. А давайте посмотрим на эти предприятия, которые не то что наилучшие технологии вводить не хотят, они в принципе не хотят ни с кем сотрудничать. Пока только 1.5—2 предприятия идут навстречу, а остальные нет.

Василий Епанчинцев: На модернизацию производства все ждут бюджетные деньги. Никто не хочет вкладывать свои. Город55 много писал о том, что ТГК-11 не хочет без бюджетных средств проводить модернизацию. У меня вопрос к Евгению Долганеву. У тебя есть объяснение, почему в последние годы экология так остро вошла в повестку?

Евгений Долганев: Лет 15 назад, когда интернет не был так развит, люди не могли так просто самоорганизовываться и у нас не было таких экологических движений. Сейчас в соцсетях переписались и начали двигать экологическую тему. Напомню, до 2017 года у нас была перспектива строительства кремниевого завода. Мы активно против этого протестовали и добились, что его у нас не построили. Сегодня актуален мусорный вопрос, свалки переполнены. Его надо было решать еще 15 лет назад. Сейчас, если везут в какую-нибудь Колосовку мусор, люди встают стеной, говорят: нет, мы не пустим, мы не хотим, чтобы у нас здесь был очередной мусорный полигон. Несколько причин, почему экологи популярны. У нас накопились вопросы, которые долгое время не решались, сегодня они выплеснулись.

Экологический контроль

Владимир Лифантьев: У меня был случай. Я делал ролик с пробами грунта, и Росприроднадзор меня долгое время кормил завтраками. Говорят, сейчас съездим, посмотрим. Встретился с местными руководителями, мне говорят: да просто телефона вашего не было. Проходит еще три месяца, Росприроднадзор собирает выезд. Приезжаем на место и что видим: все те горы мусора, которые я снимал, срыты. Их смешали с землей и закопали. Осталось две кучки. Все это длилось с июля по ноябрь. Не замечали проблему. Надо пересматривать всю надзорную систему. Она вызывает вопросы.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Сергей Костарев: Мы попали в список 12 городов с плохой экологией, но не имеем своей федеральной структуры, которая контролирует. Почему это не лоббируется? Почему минприроды ничего не делает для выяснения реальной ситуации? Они предпочитают бороться с отдельными предприятиями. Я в 2018 году на совещании сразу сказал: вот эти ваши соглашения с предприятиями ничего не дадут. Кто не захочет, тот не подпишет. Так и получилось. Если вы хотите ходить на предприятия — изменяйте закон. Зачем нарушать закон или делать его договорным правом? Это право ничего не дает ни региону, ни предприятию.

Опять же, вы можете прийти, проверить предприятия, но окажется, что они ничего не нарушают. Повторюсь, они действуют в тех нормах, которые им разрешили. В этом проблема. Сколько угодно можно пугать предприятия на словах, но они вам в любом суде докажут, что они ничего не нарушают.

Спасение в озеленении

Сергей Костарев: Мы много говорим о предприятиях, о федеральных вливаниях, но на самом деле есть простой механизм, который позволит нам хотя бы минимально защитить омичей от тех выбросов, которые существуют. Нас могут спасти только деревья и зеленые насаждения. Главное, что надо сделать, — перестать рубить деревья и как можно больше озеленять. Это в разы уменьшит негативное воздействие на атмосферный воздух. А у нас что получается? Департамент городского хозяйства все время пытается что-нибудь порубить. Если мы это перестанем делать и максимально озеленим территории, то придержим ситуацию на несколько лет, пока не примут законы и не обяжут предприятия в разы снижать вредные выбросы.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Итоги беседы

  • Целью должно быть не снижение выбросов вредных веществ, а снижение нормативов уровня загрязнения атмосферного воздуха в Омске.
  • Отсутствие в Омске своего регионального отделения Росприроднадзора нелепость. Для оперативного контроля за предприятиями федерального подчинения без полноценной надзорной структуры с солидным штатом сотрудников не обойтись.
  • Хватит рубить деревья. Надо вернуться к проверенной практике и снова превратить Омск в город-сад. Только масштабное озеленение территорий спасет омичей.