Gorod55
Посттравматический синдром: как работает омское здравоохранение без Ирины Солдатовой
29 ноября 2020, 13:36
Посттравматический синдром: как работает омское здравоохранение без Ирины Солдатовой
Фото: Медиахолдинг1Mi
Увольнение министра здравоохранения Омской области Ирины Солдатовой стало закономерным следствием ряда управленческих ошибок и скандалов с оказанием помощи омичам. Город55 разбирается в том, как после ее ухода изменилась работа ведомства и медучреждений.

Кризис в головах

Для Ирины Солдатовой и ее команды точкой невозврата стал скандал с двумя экипажами скорой помощи, которые 27 октября 2020 года привезли двух пациентов в тяжелом состоянии к зданию областного минздрава. Сотрудники «скорой» постоянно оставляли заявки на госпитализацию тяжелых пациентов, но за весь день не получили ни одного одобрения и рассматривали идею вернуть больных домой. Это, по словам медиков, означало бы только одно — медленную смерть пациентов дома.

К вечеру врачи пришли к единственному решению проблемы и приехали к зданию минздрава региона, где сиренами пытались привлечь к себе внимание чиновников — самой Ирины Солдатовой и ее заместителя Анастасии Маловой (именно она отвечала в ведомстве за оказание скорой медицинской помощи).

Помимо этого в течение нескольких месяцев омичи жаловались на огромные очереди из карет скорой помощи в местах, где пациентам проводилась компьютерная томография. Однако сделав КТ, врачи все равно не могли увезти подавляющее большинство пациентов, даже при условии, что у тех была подтверждена тяжелая пневмония.

Как рассказал редакции источник, знакомый с ситуацией, решение по каждой отдельной госпитализации принималось непосредственно Анастасией Маловой. Чиновница почти круглые сутки ознакамливалась с результатами КТ омичей и принимала решение о необходимости госпитализации того или иного пациента. При этом министра здравоохранения Омской области в критический момент не было в регионе — Ирина Солдатова находилась в Москве.

В конце октября и начале ноября 2020 года в Омске действительно не хватало мест для больных с COVID-19. По официальным данным минздрава региона, на 1 ноября 2020 года доля свободных коек в общем количестве ковидного коечного фонда составляла всего 4.6%.

иллюстрация
Фото:Медиахолдинг1Mi

Расширение коечного фонда

Критическое положение с нехваткой коек для пациентов вынудило власти 2 ноября 2020 года перевести под ковидных пациентов МСЧ-7 в Советском округе Омска. Это увеличило коечный фонд, в результате чего число свободных коек увеличилось до 10.8%. Сейчас же в Омской области, согласно данным губернатора, озвученным им на пресс-конференции 27 ноября, количество мест для зараженных COVID-19, с момента начала пандемии увеличилось вдвое.

«У нас было 1 546 коек, которые мы должны были развернуть. Сейчас у нас есть 3 660 ковидных коек. В них включены 30 коек военного госпиталя и 50 коек Западно-Сибирского медицинского центра Федерального медико-биологического агентства России. У нас есть даже больше коек, чем нужно», — рассказал Александр Бурков.

По официальным данным минздрава Омской области, количество свободных коек для пациентов с COVID-19 составляет 18.1% от общего коечного фонда, иначе говоря — 662 места.

Однако не стоит думать, что омские медучреждения для больных коронавирусом работают в облегченном режиме, раз в них 18.1% мест свободно. Экономия этих мест достигается «уплотнением» коек и их перестановкой.

По крайней мере, так обстоят дела в ГКБ № 11, расположенной в поселке Амурском. Как рассказал заместитель главврача ГКБ № 11 Алексей Никитин, сейчас в медучреждении на стационарном лечении находится больше человек, чем ранее оно могло себе позволить.

«В нашем стационаре сейчас находится 200 больных, хотя по полному объему вместимость — 180 человек. Но мы изыскали внутренние резервы, чтобы обеспечить помощью всех нуждающихся. Поэтому мы, с соблюдением всех санитарно-эпидемиологических норм, смогли разместить больше пациентов, чем изначально заявлено. Все они находятся в одинаковых условиях», — отметил врач.

По словам Никитина, порядка 15% их пациентов находится на аппарате искусственной вентиляции легких. То есть только в одной ГКБ № 11 порядка 30 человек дышат лишь благодаря аппарату ИВЛ. Логично предположить, что похожая ситуация и в других медучреждениях, переведенных под COVID-больных.

«У нас были сценарии, когда наплыв пациентов был высоким. Мы готовы к тому, что заболеваемость повысится, мы готовы принять новых пациентов в таком случае», — добавил Никитин.

Более 100 пациентов ГКБ № 11 находятся на амбулаторном лечении дома. С ними каждый день созваниваются врачи. Если пациентам требуется осмотр, к ним лично приезжают врачи и проводят осмотр. Таких мобильных бригад в ГКБ № 11 семь. Никитин отметил, что эти врачи не работают в стационаре, они занимаются исключительно тем, что посещают пациентов на дому.

ГКБ №11
Фото:"Город55"

Отпустить вожжи

Еще одно колоссальное изменение в работе минздрава — отказ от личного контроля за госпитализацией каждого отдельно взятого пациента. О том, как работала система с одобрением госпитализации омичей, Городу55 на условиях анонимности рассказал один из омских докторов, работавший в больнице не для COVID-больных.

По его словам, система одобрения каждой госпитализации у бывшей замминистра здравоохранения региона Анастасии Маловой работала едва ли не с момента ее назначения на пост в конце апреля 2020 года.

«Раньше была такая система — сначала звонишь главврачу, получаешь от него одобрение на госпитализацию. Если он одобрил, то нужно звонить Маловой, скидывать ей снимок КТ пациента и ждать, что она ответит. Я звонил всего раз, моего пациента она мне согласовала. О том, чтобы она кому-то отказывала, я не слышал, правда, коллег напрямую об этом я и не спрашивал», — отметил врач.

Летом, по его словам, когда пик заболеваемости снизился, практика с постоянным согласованием каждой госпитализации прекратилась. Осенью, когда количество заболевших начало расти с каждым днем, система согласований снова начала работу.

Однако сейчас, когда ни Солдатовой, ни Маловой в омском минздраве нет, правила госпитализации ковидных больных изменились. Так, помимо того, что одобрения от одного из замов министра здравоохранения для госпитализации теперь не требуется, оказалось, что снимок КТ также перестал быть обязательным. По словам источника редакции, теперь бригады скорой помощи самостоятельно решают, нуждается ли пациент в госпитализации.

«Сейчас система работает, как и должна. Скорая помощь не везет всех пациентов на КТ, а смотрит на их состояние. Если врачи видят, что состояние пациента внушает тревогу, то его просто везут в стационар, и все. Это экономит очень много времени, не снижая качества помощи для пациентов», — отметил источник.

иллюстрация
Фото:"Город55"

Новые места

Всего же в регионе исключительно на коронавирусных больных работают 22 взрослые и 14 детских поликлиник. На данный момент коечный фонд в районах области составляет 140 коек: 40 в Большереченской ЦРБ, 40 в Тарской, 20 в Калачинской, 20 в Исилькульской и еще 20 в Тюкалинской.

Еще 100 мест для больных коронавирусом в области будет сформировано 7 декабря 2020 года. По 20 коек будет открыто в Любинской, Полтавской, Черлакской, Азовской и Тарской ЦРБ.

В самом же Омске запланировано постепенное освобождение коек БСМП-2 от больных коронавирусом. Для этого будут открыты 80 мест в санатории «Мир». По словам губернатора Буркова, эпидемия коронавируса сильнее всего бьет по службе скорой помощи, поэтому необходимо постепенно высвобождать места в БСМП-2.

Другие медицинские учреждения под больных с COVID-19 переводить не планируется, так как нынешний уровень заболеваемости позволяет обходиться имеющимся коечным фондом. По данным минздрава региона, на стационарное лечение попадает порядка 25% всех зараженных, количество не меняется на протяжении всего течения пандемии.

Итого

Безусловно, омское здравоохранение со времени работы Ирины Солдатовой улучшило свое состояние. Однако не стоит воспринимать текущее положение вещей как решение всех проблем, так как они все еще остались.

Несмотря на информацию областного минздрава, во многих аптеках все еще наблюдаются перебои с поставками лекарств, а ряд сотрудников как самого ведомства, так и подчиненных ему учреждений находятся в больничных отпусках. Омские медики все еще страдают от высокой загруженности и переработок. Во многих учреждениях наблюдается кадровый голод — омской медицине нужны квалифицированные специалисты.

Отдельная проблема — оказание регулярной помощи не болеющим коронавирусом пациентам. Часть отделений в омских медучреждениях перепрофилированы под пациентов с COVID-19, в то время как помощь другим пациентам оказывать становится сложнее. Из-за этого омичи, не болеющие коронавирусом, вынуждены обращаться к своим участковым терапевтам, чтобы те выдавали направление в нековидные больницы. Это только увеличивает нагрузку на медиков и способствует росту бумажной работы, что может привести к врачебным ошибкам и несвоевременному оказанию помощи.