«Чихать хотели на коронавирус». Приведет ли эпидемия к массовой ликвидации бизнеса
25 мая , 08:00
Photo: Медиахолдинг1Mi
За последние три месяца в Омской области ликвидировали свыше 1300 юридических лиц. Город55 разбирается в том, является ли это тревожным звонком для властей, какие индустрии находятся в опасности и виноват ли коронавирус.

С 1 января по 20 мая 2020 года, по данным ЕГРЮЛ, в Омской области ликвидировано 1741 юридическое лицо. Большая часть была закрыта в период с 20 февраля по 20 мая 2020 года. За этот же период в Новосибирской области было ликвидировано почти вдвое больше — 2537 фирм, а в Тюменской — 1576 компаний.

Наиболее сильный урон продолжает нести строительная отрасль региона: за последние три месяца были ликвидированы 218 компаний. Также неустойчивыми на рынке оказались компании в сфере автомобильного грузового транспорта (30 ликвидированных компаний), рекламные агентства (25 ликвидаций) и рестораны (15 компаний). Менее задеты оказались фирмы, специализирующиеся на демонстрации зрелищ (всего 5 ликвидаций).

Все очень плохо

Омские предприниматели в один голос твердят, что страдают от чудовищного влияния эпидемии коронавируса, которая буквально ломает бизнес и законы рынка. Уполномоченный по правам предпринимателей Омской области Юрий Герасименко рассказал редакции, что именно на COVID-19 бизнесмены жалуются больше всего.

«В современных условиях большинство обращений в наш адрес — это призывы о необходимости тех или иных мер поддержки бизнеса и отраслей экономики в связи с коронавирусной инфекцией и продолжающимся режимом ограничений многих видов деятельности», — пояснил Герасименко.

По словам бизнес-омбудсмена, наиболее пострадали определенные сферы предпринимательской деятельности. Так, о приостановлении деятельности на время режима повышенной готовности заявили 81% компаний в сфере культуры и искусства, 80.6% компаний в гостиничном и туристическом бизнесе. Чуть меньше приостановило свою деятельность ресторанов (76.7%) и компаний по оказанию бытовых услуг (70.2%).

«Спрос сократился и удерживается на критическом для предприятий уровне. Предприниматели указывают на декларативный или несправедливый характер целого ряда предлагаемых мер поддержки бизнеса. Поэтому многие не в силах сохранить свои трудовые коллективы, выплачивать им в полном объеме зарплату, платить аренду, налоги и т. д.» — считает Герасименко.

В числе основных претензий бизнеса, по его словам, называют то, что определенную поддержку предприниматель может получить лишь по своему основному ОКВЭД, закрепленному в ЕГРЮЛ, и при условии, что он включен в перечень пострадавших отраслей.

«Но на практике предприниматели зачастую осуществляют свою деятельность по „сопутствующим“ ОКВЭД и не вправе претендовать на заявленную помощью. Отсюда и наметившаяся тенденция по сокращению количества субъектов предпринимательской деятельности», — резюмирует бизнес-омбудсмен.

Иллюстрация
Photo:pixabay.com

Мертвый общепит

Депутат Омского городского Совета и предприниматель Алексей Провозин согласен с основными жалобами бизнеса. По его словам, на плаву сейчас тяжело удержаться даже тем компаниям, которые не приостанавливали работу.

«У меня широкий круг общения, и я много разговариваю с коллегами-бизнесменами. И у тех компаний, которые работали во время режима повышенной готовности, выручка в среднем составила 30-40% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. То есть падение более чем вдвое. А это у тех, кто работал, — транспорт, например», — отмечает Провозин.

Эксперты уверены, что коронавирус все же сильно изменит работу нескольких сфер экономики и бизнеса. Особенно это касается туризма и общественного питания.

«Туризм и ресторанный бизнес будут другими. Младшее поколение ведь ест, глядя не в тарелку, а в монитор. Мир не будет таким же свободным, как раньше, поэтому туризм сильно изменится», — отмечает экономист Сергей Евсеенко.

С ним согласен и депутат Горсовета Алексей Провозин. Будучи действующим бизнесменом (занимается поставкой продуктов питания), он отмечает, что его индустрия понесла солидный ущерб.

«На мой взгляд, наибольший урон понесли отрасли общепита и развлечений. Они полностью парализованы. А эти индустрии являются большими мультипликаторами, то есть на них работает много других бизнесов. Это и проведение всяких мероприятий, например корпоративов и юбилеев, клининговые фирмы, поставщики продуктов питания», — отметил Провозин.

По словам депутата, в его работе самая главная проблема — безлюдные улицы и снижение покупательской способности населения.

«Я один из старейших и ключевых поставщиков продуктов питания, поэтому если закрыты рестораны, то и я закрыт. Понятно, что период самоизоляции закончится, но конечный потребитель все равно обеднел. Рано или поздно нас всех выпустят из дома, но непонятно, сколько людей захочет вернуться в рестораны. Будут ли у них деньги для этого? Я не знаю», — пояснил депутат.

Иллюстрация
Photo:pixabay.com

Странная статистика

Казалось бы, подобные условия работы должны вынудить предпринимателей максимально быстро начать сворачивать свой бизнес, так как получать прибыль при текущем положении вещей почти невозможно. Однако реальность показывает обратное — 1329 ликвидированных компаний за три месяца даже не являются максимумом для региона.

Так, за тот же период 2019 года в Омской области были ликвидированы 2030 юридических лиц. При этом некоторые индустрии лишились большего числа компаний, чем в 2020 году. Например, в 2019 году было ликвидировано 20 турфирм (против всего 5 в 2020 году). Зато строительных организаций было ликвидировано 292 (против 218 в 2020 году), 27 ресторанов (против 15 в 2020 году), 48 транспортных компаний (против 30 в 2020 году).

При этом даже экспертам сложно проследить корреляцию количества ликвидированных компаний, так как это число зависит от множества различных причин, большинство из которых оказывают влияние на бизнес лишь в комплексе.

«Если смотреть на статистику, то проблема совсем не в коронавирусе, так как больше проблем, если судить по количеству ликвидаций, у бизнеса было в 2019 году. Связи в ликвидации компаний нет, факторов, влияющих на это, очень много. Это может быть связано много с чем. Например, с повышением курса доллара», — считает экономист Сергей Евсеенко.

Отсутствие прямой зависимости от коронавируса и подобных потрясений показывают и данные предыдущих лет. Например, в период с 20 февраля по 20 мая 2018 года в регионе было ликвидировано всего 924 юрлица, в то время как в 2017 году — 1115 компаний.

При этом общее количество ликвидаций за год в регионе остается на одном уровне. За весь 2017 год в Омской области закрылось 6888 компаний, за 2018 год — 6445 юрлиц, за 2019 год — 6915 фирм.

Иллюстрация
Photo:pixabay.com

Банкротство и власть

Вероятно, за 2020 год регион перешагнет барьер в 7000 ликвидированных юрлиц, но на реалии рынка, как считают эксперты, это не сильно повлияет.

«В Омске 40 тысяч компаний, 2 тысячи или полторы — это колебание практически ничего не значит, рынок этого даже не заметит. Это, в первую очередь, сигнал для компаний, что нужно искать новые ниши производства товаров», — отмечает Евсеенко.

При этом большого всплеска ликвидаций и закрытия компаний эксперты в 2020 году не ожидают. На это влияет несколько факторов. Один из них — запрет на банкротство малого и среднего бизнеса до 1 октября 2020 года, введенный президентом Владимиром Путиным.

«Безусловно, есть сдерживающий фактор в виде запрета на банкротство по требованию кредиторов. Проводить параллель с закрытием компании в связи с коронавирусом, конечно, сложно. Потому что сейчас сложно говорить о том, кто закрылся по причине простоя из-за режима самоизоляции. Но такие компании есть, это совершенно очевидно», — отмечает депутат Алексей Провозин.

Массовых банкротств, по мнению экономиста Сергея Евсеенко, не допустят власти. Причина этого кроется в борьбе с безработицей — политики просто не хотят доводить страну до массовых волнений, которые могут возникнуть, если безработные россияне выйдут на улицу. Выход в этой ситуации один — сохранять еле живой бизнес столько, сколько это будет возможно.

«Проблема в том, что массовая ликвидация может породить безработицу. Хороших рабочих мест у нас в регионе мало, будут ли они созданы к октябрю, когда у кредиторов официально появится возможность банкротить бизнес? Ясно, что не появятся. Поэтому трех зеленых сигнальных огней для судов — мол, банкротьте всех подряд — точно не будет. Потому что тогда улицы заполнятся недовольными безработными, а этого власти точно не надо», — отмечает эксперт.

Иллюстрация
Photo:pixabay.com

Вирусный рынок

По мнению экономиста Сергея Евсеенко, коронавирус, несмотря на свое разрушительное влияние, не сможет убить омский бизнес. Скорее наоборот — должен подтолкнуть его к развитию и переориентировать на производство товаров и услуг, на поиск новых рынков, а не соблюдение схемы «купил подешевле, а продал подороже».

«Сейчас главный вопрос — кто будет успешным? Кто просчитает, „проинтуичит“ колебания рынка. Вся эта рыночная накипь, все эти спекулянты, отомрет в нынешних условиях. Они и так были крайне неустойчивы, а сейчас тем более», — пояснил эксперт.

В текущих условиях бизнес получает поддержку и некоторые льготы. По словам Алексея Провозина, их список со временем будет только расширяться.

«Что касается мер поддержки бизнеса, то это, безусловно, нужное дело. Мы рассмотрели лишь часть мер поддержки бизнеса. Омский городской Совет проведет пленарное заседание 3 июня, на нем будт рассмотрены новые меры поддержки предпринимателей. Мы понимаем, что нужно сохранять местный бизнес, он пополняет наш бюджет. Нам нужно принципиально важные и ответственные решения, в особенности поддержки требует культурная сфера», - отметил депутат Горсовета.

Экономист Сергей Евсеенко отмечает, что нынешнее время должно также подтолкнуть к развитию те индустрии и сферы рынка, которые понесли минимальный ущерб от эпидемии. В первую очередь это производство.

«Коронавирус, как ни странно, никак не повлиял на сельское хозяйство, машиностроение, на работу заводов. Все эти компании, которые стоят на правильном пути, так сказать, чихать хотели на коронавирус. Энергетика и жизнеобеспечение — тоже. Транспорт пострадал, но ему и помощь будут оказывать. Да и самоизоляция закончится, и люди вернутся в маршрутки», — считает экономист.

Депутат Омского городского Совета Алексей Провозин считает, что до конца режима самоизоляции никаких массовых ликвидаций в бизнесе не будет. Потому что на данный момент ликвидировать нечего и некому.

«Не стоит связывать какие-то реструктуризации или изменения в компаниях с коронавирусом: это постоянный процесс изменения, в нем нет какой-то эпидемиологической логики. Скоропалительных решений не принимаю. Для реформ нужны люди — чтобы писать, исполнять, решать что-то. В офисе сидит дежурный менеджер и отвечает на звонки, а больше пока работать некому», — резюмировал он.