Тренды-2021: что ждет Россию и Омскую область в новом году
12 января , 10:00
Photo: Медиахолдинг1Mi
Редакция Города55 пообщалась с экспертами, аналитиками и участниками политической жизни Омской области, чтобы узнать, что ждет омичей, регион и всю страну в 2021 году.

Блок 1: COVID-19, ограничения, медицина

Омский политолог Иван Жуков отмечает, что со временем стали более явственно видны негативные последствия жесткой реакции на распространение инфекции. В мире в два раза выросло количество людей, находящихся под угрозой голодной смерти (270 млн). Это во много раз больше числа умерших от ковида. Жесткие ограничения возможны, но лишь при наличии более действенной системы поддержки бизнеса, а не имитационной.

«Если говорить о перспективах омского минздрава, то средства на улучшение его работы будут только при выделении федеральных траншей. Вероятность траншей выше при грамотном администрировании. Грамотное администрирование означает уничтожение даже призрачной вероятности появления в здравоохранении кого-то, даже отдаленно напоминающего Солдатову», — пояснил Жуков.

Возможно, считает эксперт, вакцина станет инструментом для пиара властей, но в ограниченном масштабе. Губернатор, по его словам, может в рамках пиара либо привиться первым (этот прием будет работать ограниченное время, лишь в первых нескольких регионах), либо «выбить» вакцину или быстро, или в большем количестве, чем планировалось.

Омский банкир Владимир Волков уверен, что в 2021 году страну ждут третья и четвертая волны коронавируса.

«Будут человеческие жертвы, но как бы ни было жалко этих людей, общество все же будет функционировать в более-менее привычном режиме. Вновь кратно вырастет смертность от других заболеваний. Но новых каких-то ограничений я не вижу», — отметил Волков.

Блогер и политтехнолог из Омска Владимир Лифантьев ожидает в 2021 году плавающих коронавирусных ограничений. Он считает, что это будет какая-то ликвидация или попытка закрытия текущих проблем, но не системная работа.

«Скажу честно: системная угроза от коронавируса все еще исходит и будет исходить в 2021 году. Мы все еще в процессе изменений, нельзя сказать, что все, что могло произойти, уже произошло. Аналогично и с омским минздравом — ведомство все еще находится в стадии изменений. Другой вопрос в том, когда эти изменения наконец станут системными и отслеживаемыми», — говорит Лифантьев.

Вакцина от коронавируса и ее применение в 2021 году станут самой обсуждаемой темой. Конечно, политики попытаются к ней присоседиться в плане пиара.

«Вопрос скорее в том, кому на это хватит лоббистских мощностей, потому что мы же понимаем, что вакцину не будут развозить всем регионам сразу и в достаточном количестве. Также не стоит забывать и о риске, который сопряжен с пиаром на теме вакцины. Потому что в случае ошибки всенародно любимый политик, получивший пиар на вакцине, может превратиться в глазах людей в настоящего убийцу», — отмечает Лифантьев.

С ним не согласен экономист Сергей Евсеенко. По его словам, пиариться на вакцине будет запрещено всем, даже депутатам Госдумы или губернаторам. Просто хотя бы потому, что эта тема будет целиком отдана президенту, а других политиков в стране Евсеенко не видит. Никому «погладиться», считает эксперт, на этой теме точно не дадут.

«Судить сложно, но я думаю, что кадровые изменения в минздраве региона еще не закончились. Мне кажется, что их вызывать будут скорее не успехи или неуспехи в борьбе с коронавирусом, а внимание силовых структур к определенным персонам среди чиновников. Исходя из этого интереса силовиков и будут происходить или не происходить изменения в кадровых списках», — отмечает Евсеенко.

Блок 2: экономика, бизнес, налоги

Владимир Лифантьев считает, что самый большой урон понесет сфера услуг, досуговое направление бизнеса: кабаки, столовые, квест-румы. Однако есть, в его представлении, и сферы, никак от коронавируса не пострадавшие.

«В теории меньше всего от коронавируса и будущих санкций пострадает банковский сектор: он, кажется, вообще никогда не страдает. Меньше всего пострадают нефтяная и ресурсная промышленность, аграрный сектор. От продолжения коронавирусной пандемии должна выиграть, как ни странно, „Почта России“, потому что у них идет непрерывный рост сектора доставки», — отметил политтехнолог.

Иван Жуков видит в пандемии открывшиеся для бизнеса перспективы. В их числе — рост мировых цен на продовольствие для аграрного региона и массовый переход на удаленку, что особенно важно для Омска — города с огромным числом прекрасных ИТ-специалистов.

«Вчера я шел по своему району и увидел новый цех — производство бахил. Они, а также перчатки, маски и прочее, вряд ли являются суперсложными товарами, производимыми по секретной технологии. Часть малого бизнеса сориентировалась и теперь зарабатывает. В некоторых регионах и странах их поддерживают. Просто кто-то может в такое время работать, а кто-то нет», — считает политолог.

При этом он уверен, что давление властей на бизнес в целом происходило и до пандемии коронавируса и продолжается по сей день. По его словам, страна уже вступила в период развитого маразма, так что ничего хорошего ждать не стоит: грядет рост документооборота и отчетности, снижение конкуренции, отсутствие содействия. Быть бизнесменом в 2021 году, по его словам, будет еще более накладно.

Рост налоговой нагрузки на бизнес предрекает и банкир Владимир Волков.

«Власти, скажем так, будут „наводить порядок“. Если по НДС и ЕНВД „порядок“ был уже наведен, то в будущем продолжится практика по облаганию налогами неучтенных доходов. В первую очередь, это депозиты в банках (налоговая уже очень скоро будет знать, сколько у каждого россиянина денег на всех счетах во всех банках мира), это приведет к росту теневого рынка», — считает он.

Не согласен с другими экспертами экономист Сергей Евсеенко. Он уверен, что власти уже переборщили с повышением цен на необходимые вещи. Поэтому эксперт считает, повышения налогов ждать не стоит, особенно в выборный год. В крайнем случае откажутся от каких-то расходных статей бюджета.

Блок 3: внутренняя политика, выборы, протесты

Муссирующиеся в СМИ слухи о потенциальном запрете в России Facebook, YouTube или Google совершенно не пугают экспертов. Все они едины во мнении, что это явно не тот путь, который выберут власти. Пример с Telegram в очередной раз показал, что такие «запретные» ресурсы только наберут популярность. Региональные политики, депутаты, может быть, и попробуют попиариться на этом инфоповоде, но всерьез никто ничего принимать не будет. Для блокировки этих ресурсов у властей не хватит не только технических возможностей, но и политической воли.

«У нас уже идет практика давления на информационные агентства, СМИ и медиа. Но при этом как таковых регламентированных и вписанных в законодательство рычагов управления медиа все еще нет. Российский закон суров, но он почти не имеет механизмов и алгоритмов выполнения, поэтому зачастую бывает не обязательным», — отмечает Владимир Лифантьев.

А вот «Умное голосование» как протестное явление на грядущих выборах в Госдуму РФ и Заксобрание региона эксперты призывают не сбрасывать со счетов. Они говорят, что можно по-разному относиться к Навальному, но в электоральном плане он едва ли не единственный источник инновационных технологий.

«Я сталкивался с „Умным голосованием“ на последних выборах. Это интересный инновационный (что важно) проект. У него есть серьезные недостатки (непонятная логика выбора кандидатов, поддержка явно неприятных кандидатов, наличие лазеек для „скрытых единороссов“). Но имиджево этот проект сильно бьет по ЕР. Власть может противопоставить лишь страховочных спойлеров», — пояснил Иван Жуков.

Владимир Лифантьев говорит, что в стране уже есть примеры, когда сторонники Навального даже брали места в различных городских советах. За бренд «Навальный» этим людям Лифантьев готов дать 2-3% голосов. И, несмотря на то, что это очень скромный результат, на результат выборов он может повлиять.

«Если вспомнить прошлую думскую кампанию в 2016 году, то можно увидеть, что в Омской области коммунист Андрей Алехин проиграл действующему депутату от „Единой России“ Виктору Шрейдеру примерно вот эти самые 2-3%. То есть с поддержкой условного „умного голосования“ он вполне мог победить. Поэтому даже не небольших округах навальновцы, если активизируются и возьмутся за работу, могут эту самую сотню-другую привести на избирательные участки», — говорит политтехнолог.

А вот экономист Сергей Евсеенко считает, что «Умное голосование» никак не повлияет на выборы в Омской области. В своих прогнозах он опирается на уже набившее оскомину выражение: «Главное не то, кто голосует, а то, кто считает».

«Никакого влияния оно на выборы, думаю, не окажет. Но изменения все же хочется увидеть. Например, было бы хорошо спикеру ЗС Владимиру Варнавскому освободить свое кресло, а то сколько можно уже. Он уже всего добился — по мастерству дрессуры депутатов он достиг уровня семьи Запашных», — отметил Евсеенко.

В целом с Евсеенко согласны и другие эксперты — существенных изменений ни Госдума РФ, ни Заксобрание Омской области не претерпят. Единственное, что может произойти, — «оживление покойника» путем переформатирования «Справедливой России».

А вот уличные протесты, по мнению всех участников опроса, точно пройдут в столице и, вполне вероятно, в Омске.

«Прогнозировать социально-экономическую обстановку и самочувствие россиян тяжело, но если бы протесты были сейчас, то сконцентрировались бы в нескольких городах страны. И лишь при успешности могли бы распространиться далее. Власть пока весьма успешно купирует такие угрозы, но ее ресурс постепенно истончается», — резюмирует Иван Жуков.