Трезвая оценка. Кто сливает пиво из бюджета Омской области

Трезвая оценка. Кто сливает пиво из бюджета Омской области

25 июня , 18:43ОбществоPhoto: Медиахолдинг 1Mi
Акцизы на пиво являются хорошим источником пополнения областного бюджета. Только в прошлом году пивовары принесли региону 6.8 млрд рублей. Но, конечно, всегда найдется тот, кто захочет обойти государственную систему учета производства алкоголя. Уж слишком велик соблазн положить в карман удвоенную прибыль.

На прошлой неделе министр финансов Омской области Вадим Чеченко представил Заксобранию отчет об исполнении областного бюджета за первый квартал текущего года. По словам министра, эпидемия ударила по доходам: «В апреле динамика налоговых и неналоговых доходов областного бюджета снизилась на 15% в сравнении с апрелем предыдущего года, в мае — на 7% к маю предыдущего года». Это особенно обостряет проблему стабилизации бюджета в последующие кварталы и бесперебойного получения доходов.

Сложности регионального бюджета усугубляет и то, что выросли расходы. Масштабные средства тратятся на борьбу с коронавирусом, поддержку пострадавших граждан и компаний. В общем, деньги региону сейчас очень нужны.

Слагаемые бюджета

Основа доходов регионального бюджета — налоги на прибыль организаций и налог с доходов жителей (НДФЛ). Этот год явно принесет недостачу — предприятия и компании стояли, люди оставались без работы. Еще одна важная составляющая бюджета — акциз на пиво и другие алкогольные напитки.

По данным российского Минздрава, за время самоизоляции на фоне коронавируса употребление алкоголя в России выросло на 2–3%. В ряде регионов этот спрос еще выше. Самым массовым алкогольным продуктом в России является пиво. На него приходится почти 43% продаж в денежном выражении.

В Омской области в прошлом году поступления акциза на пиво составили 6.8 млрд руб. К этому надо добавить и прочие налоговые платежи, которые вносят пивовары.

Если оценивать то, какую часть регионального бюджета обеспечивают пивовары, в сравнении, например, с Новосибирской или Кемеровской областью, то можно уверенно говорить о пиве как об одной из опор благополучия региона: один акциз — это более 7 процентов всех доходов области.

«Рост поступлений по акцизам на пиво в бюджет Омской области, сложившийся за последние четыре года, связан прежде всего с увеличением объемов производства у крупнейшего производителя в регионе. В 2020 году объем поступлений в областной бюджет по акцизам на пиво прогнозируется на уровне 7.1 млрд рублей, это на 4.4% больше, чем в 2019 году. Рост связан как с прогнозируемым увеличением объемов производства в сравнении с прошлым годом, так и с увеличением в 2020 году ставки акциза на пиво», — рассказывает министр финансов Омской области Вадим Чеченко.

По оценке экспертов, пивные доходы могли быть еще больше, однако в области, как и по всей Сибири, проблемой является рынок нелегального алкоголя и в частности пива. 2020 год проблему усугубил, поскольку производители напитков различной крепости остались без должного контроля — контролирующим органам на время карантина было запрещено проводить дополнительные проверки бизнеса.

Не подделка, а нелегалка

Что такое нелегальный крепкий алкоголь, всем понятно. Сделанный неизвестно где напиток из спирта, воды и добавок — не только ущерб государству, но и реальная угроза жизни и здоровью потребителей. С производителями и продавцами контрафакта крепких напитков борются давно и активно.

Что касается пива, то этот рынок долгое время считался на 100 процентов белым. Это объяснимо — подделать пиво практически невозможно. Его в любом случае надо сварить — это сложная и долгая работа на недешевом оборудовании. Поэтому и о случаях отравлений контрафактным пивом неизвестно. Такого просто не бывает.

Но и на пивном рынке появился и растет серый сектор. Так что же такое нелегальное пиво? В первую очередь это такой продукт, который произведен в обход государственной системы учета производства алкоголя (ЕГАИС), а значит и налоговой системы.

И сегодня это реальное основание для беспокойства местных органов власти. Ведь акциз на пиво (22 рубля с каждого литра) — это один из немногих платежей, которые полностью остаются в региональном бюджете. В целом почти половина себестоимости пива — это отчисления государству. И конечно, всегда найдется тот, кто захочет эти деньги оставить в своем кармане. Уж слишком велик соблазн — практически удвоить прибыль от выпускаемого продукта.

Высшая школа экономики еще в 2018 году провела исследование незаконного оборота пива. Согласно выводам ВШЭ, 11 регионов РФ находятся в зоне особого риска, то есть для них характерен большой масштаб нелегального производства пива. К ним относится и Омская область. Факторы: уровень потребления пива — выше среднего, относительно невысокие доходы населения, близость Казахстана (последнее создает возможности для импорта нелегального продукта).

Только в этом году в Омской области возбуждены или переданы в суд уголовные дела об уклонении от уплаты налогов производителями слабоалкогольных напитков на общую сумму около 1.2 млрд руб. Таким образом, без малого 20% от всего объема акцизных сборов за пиво и пивные напитки в бюджет не попали.

Для примера можно назвать уголовные дела в отношении директора ООО «Сибирский Стандарт» (сеть магазинов «Пивоман») и бывшего директора ООО «Ликероводочный завод «ОША» Андрея Аверченко.

Реализация нелегального продукта идет в основном через мелкую розницу и магазины разливного пива, однако главный доход от роста серого рынка получают именно производители.

Какая нам разница?

Обсуждения бюджетных миллиардов могут показаться страшно далекими от потребителей. Обычному покупателю в магазине разливного пива вроде бы нет дела до того, заплатили с напитка, который он купил, налоги или нет. Может, даже и лучше, что не заплатили — ведь именно нелегальное пиво порой продают по запредельно низким ценам. Дешево — значит хорошо? Но это только на первый взгляд.

Во-первых, уклонение от налогов, как уже сказано, уголовное преступление. То же воровство. Уже как-то неприятно чувствовать себя конечным участником криминальной схемы. У нас же нет традиции покупать ворованные вещи или, например, угнанные машины.

Во-вторых, стоит задать себе вопрос — у кого воруют? Так у нас и воруют. Бюджетные деньги — это социальная помощь, это здравоохранение. Эпидемия наглядно показала проблемы нашей медицины, и практически все регионы увеличили расходы на поликлиники, больницы, врачей. Но для этого нужны средства. И недостача по пивным платежам — это деньги, которых лишилась наша медицина.

И в-третьих. Есть известная поговорка: всей птичке пропасть, коль увяз коготок. Директор или владелец предприятия, решивший разливать пиво в обход закона, зачастую с тем же небрежением относится и к другим нормам. Например, правилам хранения и транспортировки пива, санитарной безопасности.

Можно вспомнить уже упомянутый «Сибирский стандарт». Еще в прошлом году, до того, как было возбуждено дело об уклонении от налогов, на предприятие приходил Роспотребнадзор. Выявили целый букет нарушений. Работники не были на медосмотре, солод и хмель не проходили лабораторный анализ. Солод хранился на улице, в открытом неотапливаемом контейнере, не производился анализ металлопримесей в сухих компонентах пива. Отходы предприятия тоже никто не сортировал по классам опасности…

Пиво, сваренное нелегально, в 99% будет средним, но нормальным пивом. Но при этом никто не гарантирует, что варили его в нормальных санитарных условиях, использовали качественное и чистое сырье, соблюдали сроки годности и т. д. Для покупателя — хороший повод задуматься.

Что делать?

Разумеется, обычный потребитель никогда не сможет выявить серое пиво. Это работа для соответствующих структур — Росалкогольрегулирования, налоговой, полиции. Примеры уже возбужденных уголовных дел показывают, что если они используют все свои возможности, то разоблачить криминальные схемы у них получается. Правда, очень запоздало — ведь и «Оша» и «Сибирский стандарт» попались на манипуляциях 2014–2015 года. Хотелось бы знать, что они делали в последующие годы…

«Власти важно добиться, чтобы все пивовары открывали цифры по производству той продукции, которую они производят. У нас это не всегда делается в силу того, что разрушено доверие между бизнесом и государством. Действительно, акцизы достаточно высокие, а пивоваренный бизнес достаточно легко скрываем. Порой нелегко бывает увидеть всю цепочку — от производства до продажи. В силу этого государство и недополучает значительную часть акцизных средств от нелегальных производителей», — отметил омский экономист Олег Рой.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter