Навальный покинул Омск. Как это было

Навальный покинул Омск. Как это было

22 августа , 13:53ОбществоPhoto: instagram.com/navalny
Рассказываем хронологию второго дня пребывания в Омске Алексея Навального, которого в бессознательном состоянии госпитализировали в БСМП №1.

О событиях первого дня, когда в Омске экстренно сел самолет с Алексеем Навальным на борту и оппозиционера увезли в БСМП №1, мы рассказывали здесь. Второй день начался с новости о том, что еще в 4 утра по омскому времени за Алексеем Навальным вылетел рейс из Германии. Однако последующая информация указывала на то, что в скором времени вылет не состоится. Так, омский Минздрав сообщил, что к пациенту прибудут анестезиологи-реаниматологи и нейрофизиологи из центров Пирогова и Бурденко для проведения расширенного консилиума.

Около 08:40 к БСМП №1 прибыли Кира Ярмыш, Анастасия Васильева и Иван Жданов – с вещами. Кира расположилась с ноутбуком на бордюре возле больницы, не обращая внимания на постоянно фотографирующих ее журналистов. Их здесь было еще больше, чем в первый день пребывания Навального в Омске.

Photo:Город55

На 10:00 был назначен пресс-подход, однако его перенесли: еще не закончился консилиум с участием московских специалистов. Сообщалось, что эксперты примут решение о возможности транспортировки Алексея Навального. Для прессы этот день превратился в череду консилиумов и неразрывно следующих за ними пресс-подходов: не всегда было известно конкретное время, поэтому на всякий случай приходилось держаться ближе к штабу, который по-прежнему располагался в спортзале. Сотрудники бдительно следили за тем, чтобы курсирующие между входом на территорию больницы и штабом корреспонденты надевали бахилы и обрабатывали руки антисептиком. Правда, ближе к вечеру, когда ситуация накалилась и на пресс-подход приходилось буквально мчаться за спикерами, было уже не до бахил.

Photo:Город55

В ожидании пресс-подхода журналистов и сторонников Навального, которые переместились к приемному отделению, развлекала женщина, которая назвала себя ясновидящей. На ее груди висел бейджик с надписью: «Информационный вестник «Алгоритм». Женщина отыскала в толпе корреспондента «Дождя» Илью Шепелина, отвела его в сторонку и рассказала, что Навального, по ее мнению, вылечат только в Омске, но лишь в том случае, если окна палаты выходят на восток, а лечащий врач – Скорпион. Шепелин поделился сведениями, которые ясновидящей сообщил «космос», с коллегами; некоторые тут же выложили это в своих блогах.

Photo:Город55

Журналисты находились в штабе, предполагая, что пресс-подход скоро начнется, когда Илье Шепелину позвонили. «Кира зовет», - объявил он. В этот же момент корреспонденты с камерами наперевес помчались обратно к другому входу. Из дверей отделения острых отравлений вышли Иван Жданов, Юлия Навальная и брат Алексея Олег. Слово взял Жданов, объявивший: в процессе отбора анализов найдено некое вещество. Об этом, по его словам, заявили представители транспортной полиции. Из-за неназванного вещества, которое опасно для окружающих, возле пациента можно находиться только в костюмах.

Юлия Навальная добавила, что ее мужа отказываются отдавать – она предположила, что медики ждут, когда следы вещества исчезнут. «У нас нет доверия к БСМП. Алексей должен лечиться в независимой клинике. Два часа назад его были готовы транспортировать, потом главный врач узнал о веществе. Теперь он просто от нас убегает», - сказала Юлия, отметив, что их не желают знакомить с результатами консилиума.

Photo:Город55

Навальная и Жданов быстрым шагом проследовали в административный корпус, с ними – лечащий врач Алексея Анастасия Васильева. Журналисты проводили их до входа – кто-то даже надеялся попасть внутрь, но тщетно.

Photo:Город55

Пресс-подход начался почти сразу: едва успели надеть бахилы. Главврач БСМП №1 Александр Мураховский сообщил, что на данный момент рассматривается пять рабочих диагнозов, при этом анализы на вещества в крови оппозиционера – внимание – оказались отрицательными. Медик отметил, что состояние Навального пока нестабильное, и перевозить его рано, даже несмотря на позицию родственников.

Video:Город55

Юрист ФБК Иван Жданов написал в соцсетях, что врачей «словно подменили», добавив, что медики заперлись в кабинете главврача. Ярмыш опубликовала пост, в котором говорилось, что перевозку готовы были санкционировать, но потом почему-то передумали. Между тем, борт с немецкими врачами прибыл в Омск в 12:10 по местному времени. Кира Ярмыш написала, что близкие Навального ждут однозначного заявления Дмитрия Пескова об эвакуации оппозиционера.

Во время очередного пресс-подхода к представителям СМИ вышли заместитель главного врача БСМП №1 Анатолий Калиниченко и представитель московского центра им. Пирогова Борис Теплых. Врачи рассказали, что установили диагноз Алексея Навального, но озвучивать его не будут из-за врачебной тайны. «В крови и моче ядов не обнаружено. Мы не считаем, что пациент перенес отравление», - заявил Калиниченко, добавив, что Навальный по-прежнему нестабилен и нетранспортабелен.

«То есть, час назад нам говорили про смертельный яд, опасный для окружающих, а теперь - что токсины не найдены. Что у них вообще происходит», - написала в соцсетях Кира Ярмыш. Около 15:00 стало известно, что Юлию Навальную пустили в реанимацию к мужу. Родные пациента оформили запрос на предоставление данных консилиума, однако с этим возникла пауза. Во время пресс-подхода врачи утверждали, что диагноз Навального Олегу и Юлии озвучен.

Photo:Город55

В это время у входа в БСМП начали собираться люди с плакатами. Присутствующие на месте полицейские подходили к сочувствующим и просили держаться на расстоянии 50 метров от остальных, чтобы их акции попадали под формат одиночного пикета. Журналисты окружили женщину с плакатом Release Navalny, которая не является сторонницей Алексея, но не смогла остаться в стороне от происходящего. Омичка попросила не фотографировать ее лицо, потому что «плохо выглядит».

Photo:Город55

Мужчина околопенсионного возраста с плакатом «Выпускай #Навальныйживи» оказался постоянным участником митингов омских навальнистов. Поначалу молчаливо он стоял поодаль, лишь изредка выкрикивая: «Вы-пус-кай!», когда по территории проходили люди в белых халатах. Впоследствии он стал одним из инициаторов шумного спора, пытаясь убедить собравшихся, что Навального срочно нужно увозить из Омска и пребывание в местной больнице для него опасно. Кто-то в толпе выкрикнул: «А вы уверены, что он вообще жив?» Пока все внимание было сосредоточено на спорщиках, кто-то написал «Выпускайте Алексея» мелом на крыльце больницы.

В это же время было опубликовано заявление главврача Мураховского, где говорилось, что в качестве основного диагноза рассматривается нарушение обмена веществ, углеводного баланса. Якобы произошедшее могло быть вызвано снижением уровня сахара в крови. Также Мураховский добавил, что то самое «токсичное вещество» было обнаружено не в крови Навального, а на руках - это промышленная химия, которая используется при производстве пластиковых стаканчиков. Отравление оксибутиратом при этом исключено.

Ярмыш написала, что никакого диагноза родным Алексея не сообщали – только набор симптомов. Иван Жданов усомнился в том, что из-за падения сахара в крови Навального нельзя транспортировать, а Кира Ярмыш задала в соцсетях вопрос: «Почему он кричал от боли, если это низкий сахар?» Собравшиеся у больницы смотрели видеозаявление Мураховского – по несколько человек с одного телефона, попутно знакомясь и посмеиваясь над «диагнозом».

Около 18:30 журналистам удалось получить короткий комментарий от Юлии Навальной, которая заявила о препятствовании ее встрече с немецкими врачами – они находились в БСМП и уже готовились уезжать. Вскоре во внутреннем дворе больницы Иван Жданов фактически бросался под автомобиль, который, как оказалось, уже увозит европейских медиков. «Я требую, чтобы родственники поговорили с врачами», - кричал запыхавшийся Жданов. Вскоре снова появилась Юлия, которая с извиняющейся улыбкой сообщила, что ей, «к сожалению, пришлось» прорываться в машину с немецкими врачами, но супругу оппозиционера оттолкнули.

Video:Город55

Толпа митингующих переместилась во двор, где только что развернулись драматичные события. Омские активистки написали мелом у входа в больницу «Выпускайте Алексея! Омск за вас». Прошел еще один пресс-подход Мураховского, на этот раз короткий: он заявил, что Навального по-прежнему не увозят и что столичные врачи согласны с этим решением. На вопросы журналистов главврач отвечать не стал.

Photo:Город55

Еще один насыщенный эмоциями эпизод произошел ближе к 20:00, когда Юлия Навальная покидала больницу. Группа журналистов бегом следовала за ней до проезжей части, где жену оппозиционера ожидало такси. По дороге корреспонденты пытались добиться от Юлии каких-то комментариев, но она заметила, что сказала уже достаточно. В машину пытался прорваться молодой человек по имени Максим, и ему даже удалось несколько мгновений побыть с Юлией в закрытом авто. Чуть не плача, парень рассказал журналистам, что он пытался узнать хоть что-то о состоянии Алексея. «Я очень переживаю за его жизнь. Это все, что меня волновало, я уже не могу держать себя в руках. Я хочу, чтобы Навальный жил», - заявил он.

Чуть позже стало известно, что запланирован еще один пресс-подход в 22:00. Затем сообщили о переносе мероприятия на 9:30 утра, некоторые издания развернули своих журналистов, ехавших в БСМП. Однако, как выяснилось, возникла путаница: мероприятие сдвинули не на следующий день, а всего на полчаса. Один из представителей СМИ приехал с ребенком, которого было не с кем оставить.

Photo:Город55

Корреспонденты ждали, что сейчас объявят о предстоящей транспортировке, и, когда заветные слова прозвучали, раздались аплодисменты.

Video:Город55

Журналисты рассредоточились по территории БСМП №1: СМИ постарались оставить «дежурных» у разных входов, из которых, предположительно, могли вывезти пациента. Многие пришли к выводу, что для этой цели подходит лишь один вход, и отправились туда. Во внутреннем дворе осталось всего несколько корреспондентов: крыльцо здесь не оборудовано для спуска носилок, но кто-то надеялся, что здесь из больницы выйдет Юлия. Вскоре после полуночи она действительно воспользовалась этим входом: супруга Навального, Жданов и другие прощались с медиками словами «Спасибо большое».

Иван Жданов попросил троих следовавших за Юлией и остальными в потемках журналистов оставить их одних
Photo:Город55

Около 23:15 Кира Ярмыш написала, что Навальный вылетит из Омска не ранее чем через семь часов. В это время среди журналистов, желающих заснять кульминацию двухдневной эпопеи, начиналась паника при виде каждого реанимобиля. Несмотря на предстоящее ответственное событие, больница продолжала работать в штатном режиме. Омский Минздрав сообщил, что вылет рейса с Навальным задерживается до утра 22 августа, потому что немецким пилотам, целый день «дежурившим» в аэропорту, нужен отдых перед длительным перелетом.

В начале шестого утра журналисты вновь собрались у дверей токсикоцентра. Подъехал реанимобиль, из которого вынесли носилки и занесли их в здание. Прибывший на место с Кирой Ярмыш Иван Жданов попросил журналистов отойти от машины и не создавать коридора, потому что это угрожает жизни пациента. В 5:42 появился Анатолий Калиниченко, минутой позже реанимобиль развернулся и подъехал задней дверью вплотную к крыльцу. Полиция и охрана принялась отодвигать представителей СМИ, ссылаясь на пожелания «родственников гражданина Навального». За тем, чтобы журналисты не подходили ближе, следили люди в штатском.

Video:Город55

В 5:45 Алексея Навального погрузили в реанимобиль, Анатолий Калиниченко отправился в аэропорт вместе с пациентом. В 5:48 машина в сопровождении одного экипажа ДПС и с выключенным звуковым сигналом отправилась в аэропорт. В 6:06 реанимобиль прибыл на территорию воздушной гавани, в 7:40 пациента погрузили на борт, с ним находилась Юлия Навальная. Около 8:05 самолёт с Алексеем Навальным вылетел из Омска в Берлин.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter