«У нас даже дети депутатов закупаются». Что скрывает рынок стихийной торговли Омска

«У нас даже дети депутатов закупаются». Что скрывает рынок стихийной торговли Омска
«У нас даже дети депутатов закупаются». Что скрывает рынок стихийной торговли Омска
22 января, 16:59ОбществоФото: «Город55»
Рейд на стихийный рынок у ТК «Маяк» не состоялся: торговцы узнали о нем и спрятались в машины вместе с товаром. Однако, когда опасность миновала, продавцы выбрались из укрытий и представили корреспонденту Города55 свою позицию. Как оказалось, в чем-то она сходится с точкой зрения продавцов Левобережного рынка.

Стихийная торговля на проспекте Комарова возле ТК «Маяк» сегодня затихла. Еще вчера продавцы Левобережного рынка в прямом эфире пожаловались губернатору на «нелегалов», которые переманивают клиентов. А сегодня утром на парковке возле рынка начала разворачиваться подозрительная деятельность: один за другим прибывали люди и собирались в небольшие группки. Журналисты старались соблюдать конспирацию и не «светить» камерами, однако было поздно: торговцы, которые еще недавно стояли с товаром, испарились.

Говорят, был некий мужчина, который ходил и предупреждал продавцов о предстоящем рейде. Сотрудники администрации Кировского округа признались, что продавцы уже давно знают всех проверяющих в лицо и скрываются, едва завидев машину, сулящую неприятности. Кто-то даже бросает товар. Обхитрить торговцев частой сменой проверяющих не получается. «Нас там всего четыре человека в отделе», — объясняют представители окружного руководства.

Редкий момент, когда это место выглядит как обычная парковка, а не оживленная торговая площадь
Фото:«Город55»

В поисках «картинки» идем в помещение рынка. На первом этаже — готовая продукция. И хотя основной товар, за который разворачивается конкуренция, — мясо — продается в цоколе, продавцам с первого этажа тоже есть что сказать о своих уличных коллегах-нелегалах.

Фото:«Город55»

«Каждый день нас проверяют, каждую минуту нас проверяют. А у них ни документов нету, ничего. Приехали, открыли багажник, встали и торгуют. Нас, извините, дрюкают за каждую мелочь. А там люди приехали и стоят. Они все стоят якобы с деревни. Никто не приезжает из деревень, вообще никого нету, все перекупщики, наши бывшие коллеги. Отсюда вышли, пошли туда. Штраф оплатит, тут же опять разворачивается, стоит и торгует. Мясо просто на полу валяется. Какую-то картонку ногами потоптал, на нее же кладет мясо. Самое интересное, люди видят, что все на полу валяется, но берут. Летом доходит до смешного: пельмени, просто квашеные пельмени лежат», — поделилась своей болью одна из сотрудниц.

К ней присоединилась коллега. Женщины рассказали, что многие торговые точки пустуют — отчасти именно из-за недобросовестных конкурентов. «У нас просто покупателей нет. Рынок уходит, всё задыхается», — рассказали омички.

Фото:«Город55»

Тем временем, в цокольном этаже эмоциональный накал достиг максимума. Говорила продавец Наталья Кноль — кто-то из ее коллег в это время сосредоточенно резал мясо на прилавке, кто-то застыл с выражением понимания на лице. Женщина рассказала, что торгует на Левобережном рынке уже 15 лет. Проблемы с «нелегалами» начались с 2016 года.

«Проспект Комарова считается центральной улицей Левого берега. Проспект! И на проспекте такое происходит? У нас с начала года ушло столько ИП-шников. Мы даже не можем за январь оплатить аренду, потому что мы теряем поток покупателей. И так в связи с пандемией тяжелые времена, много покупателей поумирали. На рынке пусто, хотя есть фотографии, снятые 5-10 лет назад, когда здесь было не протолкнуться. Рынок кишел. А сейчас только улица. Они нам весь декабрь испортили. Клиенты не доходят до рынка! Перетянули от нас всех покупателей, которые годами к нам ходили», — высказалась Наталья Кноль.

По ее словам, стихийный рынок разрастается с каждой неделей: сейчас за раз приезжает до 30 машин. Торговать на улице начинают уже с шести утра: в 10:00 некоторые уже уезжают, если повезет продать весь товар. После рейдов на неделю наступает затишье, но после него продавцов становится еще больше. «Нелегалы» даже позволяют себе хвастаться коллегам с рынка заработком, который, по выражению Натальи Кноль, кладут в карман «чистоганом».

Фото:«Город55»

Продавцы мяса с Левобережного рынка утверждают, что бытующая информация о «домашнем» происхождении продукции стихийных торговцев — не более чем миф. Женщины рассказали о случаях, когда коллеги с улицы забегали на рынок, чтобы купить курицу и тут же продать ее на своих торговых точках как «домашнюю».

«Тут мы делаем разруб мяса, чуть ли не облизываем каждый кусок, обрабатываем. Туда привозят туши, рубят со всем барахлом, со всей грязью. У нас у людей тенденция такая, люди немного не туда думают: продается на улице, значит, свое. Возьмите любого из них: пусть покажут свой сарай, где они продукцию выращивают! Такие же перекупы. Только мы стоим на законной основе», — возмутилась Наталья Кноль.

Интересно, что данные о ценах на стихийном рынке расходятся. Некоторые «легальные» продавцы Левобережного утверждают, что коллеги с улицы ставят цены на товар ниже. Кто-то, напротив, говорит, что мясо у недобросовестных конкурентов дороже на 20-30 рублей за килограмм. По словам управляющей филиалом «Левобережный» МУП Омска «Муниципальные рынки» Ирины Киселевой, важна не столько цена, сколько представление покупателей о том, что на улице торгуют «своим».

Ирина Киселева
Фото:«Город55»

«Наши предприниматели частично ушли туда. Потому что здесь нужно платить аренду, пройти лабораторию, сделать санитарную книжку. Тот же масочный режим. У них никаких проверок нет. Торгуют у пешеходного перехода напротив „Маяка“. Там забор с сеткой-рабицей, которую продавцы прорезали. В эти дыры они осуществляют торговлю. У нас есть фотографии, где на этом заборе на крюках висят туши, головы, внутренности. И летом в том числе, вот с такими зелеными мухами. Среди бычков и всего прочего. Рубят это мясо просто на картоне. Цены у них могут быть те же самые. Касаемо мяса существует мнение, что у них свое, домашнее. Вот она сейчас убила скотинку и привезла», — отметила Ирина Киселева.

При это, когда руководство Левобережного попыталось самостоятельно решить проблему со стихийной торговлей, был встречен жесткий отпор постоянных покупателей: чуть ли не на матах администрацию рынка просили отстать от уличных продавцов и дать им работать.

Спустя час после официального начала рейда парковка у «Маяка» пустовала. Висели на разрезанной рабице объявления «Торговля запрещена», развешанные администрацией КАО, возле заборчика аккуратно лежал мусор: обломки деревянных конструкций неясного назначения, картонка с написанной на ней ценой. Внезапно из припаркованных машин начали один за другим выходить люди: это оказались те самые представители стихийной торговли.

Фото:«Город55»

«У нас перекупщиков нет. Мы в деревне живем, в деревне работы нет. Вы так и напишите. У нас дети маленькие, родители старые. А кто будет кормить нас? У меня пять детей, два ребенка болеет. Вот я как хожу», — с ходу поделился один из мужчин, демонстрируя свою одежду. На просьбу представиться он игриво ответил: «Я Боря, но это неправда».

Фото:«Город55»

Уличные торговцы рассказали историю, отличную от той, что поведали на рынке. При упоминании разделывания мяса на картонке они «перевели стрелки» на сотрудников рынка, которые якобы работают на публику, а при отсутствии свидетелей обращаются с товаром вовсе не так бережно. Или, к примеру, продавцы утверждают, что коллеги с рынка приходят за товаром к ним, «нелегалам». Более того, «стихийные» уверяют, что закупаются у них даже «дети депутатов». Якобы потому что знают, что продукция безопасна для их здоровья. Будто в подтверждение этих слов подошла женщина, желающая купить молоко (совпадение?)

«Я у них молоко всегда беру и никогда не обманываюсь!» — заявила омичка. Правда, затем она добавила, что иногда закупается на рынке и, по сути, существенной разницы для нее нет.

Олег Веревкин
Фото:«Город55»

Ситуацию прокомментировал замглавы администрации Кировского округа Олег Веревкин: по его словам, ведется активная профилактическая и административно-контрольная работа, тем не менее, «данное место процветает».

«Людей можно понять, они не хотят платить штрафы. Но то, что они убегают, говорит о том, что они ведут незаконную деятельность. В настоящее время принято решение, составлен план работы, и результатом исполнения плана будет ликвидация этого места [стихийной торговли]. Но запретить, как мы понимаем, — это легче всего. Поэтому в плане обязательно предусмотрен перевод людей на Левобережный рынок».

Фото:«Город55»

В объявлении на сетке-рабице — суммы штрафов и предложение обзавестись законным торговым местом. Однако представители стихийной торговли не готовы платить аренду: они уверены, что и так сполна расплачиваются — штрафами. «Если бы нам выгодно было, мы бы пошли на рынок, но мы там не выживем. Там для меня места нет, меня там куда-нибудь загонят, это все проверено давным-давно, покупателю меня не видно будет», — заметила коллега «Бори».

Тем не менее, стихийные торговцы видят выход из ситуации. «Если нам выделят место специально, как делал Полежаев, для колхозников, будем стоять и платить. Цена не так важна, главное, чтобы для колхозников, чтобы люди приезжали за натуральной продукцией! А на рынке мы, простое население, не выживем. Вы про нас плохо не пишите, мы народ!»

Интересно, что об этом же говорила и Наталья Кноль: женщина вспомнила работавшие при Леониде Полежаеве «губернские ярмарки» (сейчас эту традицию пытаются возрождать, но торговцы ностальгируют именно по «полежаевским» ярмаркам).

«Дайте им отдельную территорию, пусть идут на эту территорию. Раньше были полежаевские ярмарки: за нашим рынком был закреплен Любинский район. Они приезжали, привозили свою продукцию, народ ждал эту пятницу и субботу. Все жили!»

Наталья Кноль
Фото:«Город55»

В данный момент не представляется возможным проверить, кто из стихийных торговцев, говоривших с корреспондентом Города55 через дыру в заборе, является перекупщиком, а кто — нет. «Многодетный отец Борис» в своих речах о тяжелой жизни в деревне был весьма убедителен. Судя по высказываниям «нелегалов», у администрации есть надежда на то, чтобы перевести их в законную плоскость. Как минимум некоторые продавцы готовы избавиться своих картонок, но им важно сохранить в покупателях представление о «своих», деревенских продуктах. Осталось придумать, как организовать на рынке «отдельное место для колхозников», куда они смогут перебраться вместе с этим своим невидимым, но влияющим на исход конкуренции «фирменным знаком».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter