Медведи на омских улицах: миф или реальность завтрашнего дня?

Медведи на омских улицах: миф или реальность завтрашнего дня?
Медведи на омских улицах: миф или реальность завтрашнего дня?
20 июля, 13:25ОбществоФото: Медиахолдинг1Mi
Стереотип о том, что в России медведи ходят по улицам, в ближайшие годы может стать реальностью. В последние годы в Омской области косолапые расплодились настолько, что преспокойно живут в лесах по соседству с Омском. Если всерьез не заняться этой проблемой, то скоро мишки появятся и в городе.

Почему выросла численность медведей, в чем опасность для других диких животных и человека, а главное — стоит ли с этим бороться и как, Город55 разбирался с охотниками и чиновниками из регионального минприроды.

Расплодились

Еще лет 10 назад появление медведя в близких к Омску районах казалась чем-то фантастическим. Сегодня — пожалуйста, косолапого запросто можно встретить на расстоянии каких-нибудь 60—80 километров от города. Лицензию на отстрел этого хищника в 2021 году выдавали уже в Горьковском и Нижнеомском районах.

По подсчетам Управления охраны и использования животного мира министерства природных ресурсов и экологии Омской области, если в 2019 году в омских лесах насчитывалось 1 528 медведей, то в 2020 году их численность увеличилась сразу на 600 особей, а сейчас на территории региона, по предварительным данным, разгуливает около 2 297 косолапых.

Если посмотреть на карту с указанием количества особей в районах области, то можно увидеть, что в 2019 году в Нижнеомском районе медведей не было, а в 2020 году появилось сразу 30, в Горьковском же районе их численность возросла более чем в три раза — с 6 до 20. Хищники уже обживаются в лесах Тюкалинского и Саргатского районов. В этом году их заприметили и в Любинском районе.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Любинский, Саргатский и Горьковский районы граничат с Омским, так что в ближайшее время медведь, может, придет и туда, а там уже и до областного центра рукой подать.

Охота и квота

В чем же причины такого расширения ареала обитания медведей в Омских лесах? По мнению специалистов, их несколько и, пожалуй, главная из них — это то, что в последние годы на косолапых стали меньше охотиться. Например, на 1 августа 2020 года, по данным регионального минприроды, при лимите в 161 особь омские охотники добыли лишь 41.

«Охота на медведей лимитирована. Лимит этот ограничен, хотя в последние несколько лет в районах области мы устанавливаем максимально допустимые нормы изъятия этого хищника, поскольку прекрасно понимаем, что сейчас этому виду ничего не угрожает. Однако полностью этот лимит, к сожалению, не осваивается и держится на уровне 30 процентов. Мы уже и максимально возможные сроки охоты на этого зверя установили: весной — в апреле и мае, осенью — с 1 августа по 31 декабря. Федеральное Минприроды пошло нам навстречу и позволило сдвинуть сроки охоты на более длительный период. Это, в свою очередь, позволит охотникам в зимний период охотиться на медведя „на берлоге“. В свое время этот вид промысла попал под запрет, мол, варварский метод, из-за которого есть риск застрелить медведицу и обречь медвежат на смерть либо на жизнь в неволе. Вот только этот запрет в какой-то мере и повлиял на увеличение численности хищников: охота на берлоге была весьма популярна среди охотников, поскольку почти на 100 процентов гарантирует добычу. С ее отменой уменьшился и процент изъятия», — пояснил Городу55 начальник управления охраны и использования животного мира Омской области Андрей Цехмистер.

Одним из факторов непопулярности охоты на медведя чиновник называет стоимость такого удовольствия.

«Лимит не осваивается еще и из-за дорогого разрешения. Чтобы поохотиться на медведя, необходимо заплатить сбор за пользование объектами животного мира. На медведя он составляет 3 тысячи рублей, плюс госпошлина за выдачу разрешения — это еще 650 рублей. Для многих охотников, особенно на селе, это довольно-таки приличная сумма. Вот и остаются разрешения невостребованными. Например, сейчас у нас в свободном доступе имеются путевки в Усть-Ишимский район. Любой желающий может прийти и получить их, никакого дефицита нет», — сообщил Цехмистер.

Также не стоит забывать, что охота на косолапых — само по себе удовольствие не из простых. Требуется подготовка, знание повадок зверя и определенный тип оружия.

«К примеру, самый распространенный способ охоты на медведя — на овсяных полях. Но это самое поле охотнику сначала придется либо посадить самому, либо договориться с кем-нибудь из аграриев и взять участок в аренду, а это тоже определенные траты и хлопоты», — уверяет начальник управления.

К слову, поохотиться на лося или кабана для омичей выходит в разы дешевле: сбор за взрослую особь сохатого — 1 500 рублей, а за кабана и вовсе 450 рублей. Да и охота на этих животных куда безопаснее, чем на медведя.

Не страхом единым

Увеличение численности медведей в последние годы и уменьшение добычи приводят к другой очень серьезной проблеме — хищник перестает бояться человека, сокращает дистанцию между собой и людьми и все чаще выходит к деревням, селам, а зачастую и к городам.

«Люди всегда охотились на медведей, и животные знали, что человек — это опасность. Охота на данный момент — это, пожалуй, единственное, что еще сдерживает этого зверя, заставляет его бояться. Однако сами люди и нарушают это равновесие. Главный нарушитель — это мусор и нелегальные свалки с пищевыми отходами на окраинах населенных пунктов.

Медведь — это очень адаптивный и пластичный зверь. Он очень быстро переключается с естественных кормов на мусор и начинает воспринимать свалки как источник пропитания. К чему это приводит? Да к тому, что зверь вместе с отходами чует запах человека, привыкает к нему. И если ему на пути встречаются люди, хищник их попросту не боится. Отсюда и частые нападения на домашний скот, да и на людей тоже», — считает Андрей Цехмистер.

Так, последний случай нападения медведя на человека в Омской области был зарегистрирован в 2018 году. Тогда зверь чуть не загрыз двух женщин. Что касается скота, то в 2020 году косолапые только официально убили восемь особей.

«Медведи все ближе подбираются к границам Омска. Это уже вопрос буквально завтрашнего дня

Потому при посещении лесов люди должны соблюдать определенную культуру поведения. Так, в одной из своих лекций доктор биологических наук, признанный специалист по бурым медведям Валентин Пажетнов рассказывал, мол, пришел человек в лес, сел на пенек, достал термос, съел конфетку, а фантик бросил на землю. Потом на это же место пришел медведь, понюхал эту обертку, и запах сладкого у него смешался с запахом человека. Все, с этого момента зверь будет воспринимать людей как источник корма. И вот это уже действительно опасно — страх перед человеком у медведей год от года размывается, и, если ситуацию не исправлять, трагедии с нападением на людей будут повторяться намного чаще. Потому необходимо регулировать численность медведей с помощью охоты и без существенных ограничений, а также бороться с нелегальными свалками и прививать людям культуру посещения лесов», — уверен Цехмистер.

Бич леса

Охотники, с которыми пообщался Город55, в один голос называют медведя не иначе как бич леса. Поскольку этот хищник в основном охотится на копытных — лосей, косуль и оленей, особенно на молодняк.

«Медведь — большой специалист по молодняку. Он задирает маленьких лосят и косуль, отчего взрослые особи уходят с этих мест туда, где безопасно. И все: для охоты эти леса уже больше не привлекательны», — считает омский охотник Владимир Майберг.

В идеале соотношение крупных хищников, по мнению ученых, должно быть один к тридцати — это оптимальный баланс в природе. В Омской области, особенно в северных районах, он сильно нарушен. Часто это соотношение составляет всего лишь один к четырем. Потому популяция лосей в целом по стране считается довольно-таки старой. И тут все просто — здоровый сохатый в состоянии справиться с хозяином тайги, а молодой — нет.

иллюстрация
Фото:1MediaInvest

Квоты для «браконьеров»

По мнению Майберга, власти в состоянии исправить ситуацию и увеличить процент изъятия медведей: необходимо изменить процесс жеребьевки.

«Сейчас как проходит жеребьевка: в один барабан кидают заявки и от охотников с районов, и от городских. В итоге практически все заявки и уходят в город и достаются людям, которые ничего не смыслят в охоте на медведя, да в основном и не собираются на него охотиться. Разрешение же им нужно лишь для того, чтобы в указанные сроки охоты на этого хищника легально находиться в охотничьих угодьях с оружием и попросту браконьерствовать — стрелять косуль и другую живность. Те же, кто действительно может и хочет добыть медведя, остаются не у дел. Простой пример: у меня знакомый в Колосовском районе прикормил двух медведей, они приходят на одно и то же место, а застрелить он их не может, так как во время жеребьевки разрешение ему так и не досталось. И такая ситуация повсеместно. Судите сами, с какого-нибудь сельского района заявку на медведя подаст от силы человек 10, причем это те, кто реально знает, как и где его добыть, а возможно, уже и прикормили зверя. В это же время от городских поступит заявок 400. Затем всю эту массу скидают в один барабан, и если от силы одному-двум охотникам с района что-то достанется, то это хорошо. А добыть медведя без разрешения ты не можешь, так как автоматически станешь браконьером, что чревато уголовной статьей, штрафами и отбором лицензии и оружия», — сетует Владимир Майберг.

По мнению охотника, в нынешней непростой ситуации с расплодившимися медведями заявки в первую очередь нужно распределять среди охотников в сельских районах, так как у них есть и желание, и возможность, и опыт охоты на этих хищников.

Без оружия

И последнее. В Омской области сейчас сезон сбора грибов и ягод. Вот только леса в регионе из-за обилия медведей с каждым днем становятся все опаснее.

«При нынешней ситуации с медведями я бы людей вообще в лес не пускал, во всяком случае без оружия, особенно для сбора клюквы, малины или кедрового ореха. В советские годы так и было. Идешь, к примеру, за клюквой — посещаешь местного егеря, предупреждаешь его и расписываешься, что пойдешь в лес с оружием. И это работало, хотя и хищников тогда на порядок меньше было», — считает Майберг.

Добавим, что в этом году власти определили лимит добычи медведей в 472 особи. При изъятии 30%, о которых говорил Андрей Цехмистер, охотники отстрелят 141 зверя, а популяция при этом может вновь увеличиться еще на 600 животных, а то и больше. Ведь каждая самка косолапого приносит от одного до пяти детенышей. Уже через три года эти медвежата окрепнут, повзрослеют и станут жить самостоятельно. Взрослые самцы на свою территорию их не пустят, потому и пойдут эти мишки на юг — обживать леса в пригороде Омска, а то и дальше, в степные районы области.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter