Капитальный ремонт омского ТЮЗа: что не так с проектом?

Капитальный ремонт омского ТЮЗа: что не так с проектом?
20 марта , 12:10Общество
Город55 попросил архитектора, урбаниста Дмитрия Смирнова проанализировать проект капитального ремонта здания Театра юного зрителя.

Здание омского ТЮЗа было построено в 1967 г. Проект разработал институт «ГИПРОТЕАТР» Министерства культуры СССР, автор — архитектор Белоусов. Со времени ввода в эксплуатацию (более 50 лет), кроме косметического ремонта и мероприятий по обеспечению пожарной безопасности, существенных изменений не вносилось.

В разное время на инициативной основе выполнялись эскизные проекты по перекрытию открытого летнего дворика, поиску места дополнительной малой сцены, благоустройству театральной площади.

Из реализованного — установка скульптурной композиции «Дон Кихот» скульптора Александра Капралова. В настоящее время покрытие площади находится в аварийном состоянии, а наружная облицовка стен здания из бетонно-мозаичной плитки приходит в упадок.

12 марта на портале государственных закупок был объявлен открытый конкурс по поиску подрядчика для выполнения работ по капитальному ремонту здания БУК «Омский ТЮЗ». В связи с этим на портале была выложена проектная документация, разработанная красноярской проектной организацией «В2 Проект» совместно с омскими архитекторами — С. Хусаиновым, А. Жунусовой, В. Носовой.

К разработчикам проектной документации возникает ряд вопросов касательно интерьерных решений, организации входной площади, ремонта фасада и т. д.

Прежде всего, огорчает факт утраты оригинальных интерьеров вестибюля и фойе. Пусть они имели некий физический и моральный износ, но в архитектурном отношении нейтральные материалы и сдержанные композиционные приемы данных помещений дали бы фору многим современным решениям. Оригинальные (1967 г.) интерьеры подкупают своей ненавязчивостью, простотой и выверенными пропорциями. Замена мраморных полов, сдержанной цветовой гаммы дверей и ограждений, модернистских светильников, витражей из анодированного алюминия на облицовочные декоративные панели, яркие цветовые полосы на уровне пола, многоуровневые потолки и пластиковые окна воспринимается как утрата, а не приобретение.

Предложенный архитекторами интерьер пестрит яркими цветами. Распространено заблуждение, что для детей необходимо предусматривать самые яркие цвета, отсюда мы имеем детские площадки и детские сады, окрашенные во все цвета радуги. Но это очень плохая, устаревшая тенденция: получается, мы отказываем нашим детям в развитии вкуса в архитектуре и дизайне с самого раннего детства. Советские архитекторы, например, относились к детям с уважением, предлагая их зрительному и тактильному восприятию качественные материалы и выверенную цветовую гамму. Эти же принципы преследует современная скандинавская архитектура. Именно из такого уважительного отношения взрослых к детям родилась типология детских театров — по сути, это уникальное изобретение Советского Союза.

Если мы говорим об архитектурном наследии, а здание ТЮЗа нужно воспринимать именно так, то любое новое вмешательство в виде капитального ремонта или реконструкции должно быть оправданно, преумножая принципы архитектуры прошлых лет, придавая ей новые смыслы, не умаляя ее.

Фото:сайт госзакупок

Предложенные архитекторами интерьерные решения возможны в реализации локальных объектов частных заказчиков, но никак не в масштабе городских общественных зданий. Многоуровневые потолки с многочисленными точечными светильниками увеличивают расходы на эксплуатацию, композиционно не сочетаясь с четкой осью колоннады фойе и вестибюля.

Омск в 2011 году уже лишился одной модернистской жемчужины, которая в результате реконструкции потеряла свой оригинальный облик. Речь идет о Концертном зале, спроектированном архитектором А. М. Каримовым и возведенном в 1967 году. Омский ТЮЗ, как и многие здания периода 19551985-х годов, относится к стилю «советский модернизм».

Среди значительных построек, относящихся к данному стилю, можно выделить такие, как Дом Союзов (19601967, архитекторы А. И. Юмакаев, Г. И. Первушина); Речной вокзал (19601963, архитекторы Т. П. Садовский, С. А. Михайлов, А. А. Пекарский); Киноконцертный зал (1967, архитектор А. М. Каримов, инженер С. М. Топорков, акустика — А. Кочерович); Театр юного зрителя (ТЮЗ) (1967, архитекторы В. И. Белоусов, Л. А. Шурыгина, Р. П. Рожкова, Г. К. Мачульский), Главпочтамт (1966, архитектор А. И. Юмакаев, инженер С. М. Топорков). Привязку типового здания и проект улучшенной отделки и планировки цирка (19691972) осуществляли А. И. Юмакаев, Ю. А. Захаров, А. И. Лунин.

Данный период массового индустриального строительства неизбежно повлек за собой аскетизм и однообразие фасадных форм. Огромные, освобожденные от лепнины плоскости стен требовали нового современного наполнения. Это вызвало расцвет монументально-декоративного искусства. Рельефы, витражи, мозаики, росписи на темы прогресса, мира, труда, детства, культуры и спорта украшали фасады производственных, жилых и общественных сооружений. Усилиями художников-монументалистов в Омске появлялись произведения, индивидуальность облика которых достигалась за счет привлечения скульптурных элементов в оформлении фасадов. Здание Театра юного зрителя (с чеканной эмблемой М. И. Слободина) как раз служит ярким примером композиционного решения протяженного фасада за счет монументальной композиции.

Такая сдержанная модернистская архитектура требует более деликатного подхода. В качестве примера можно привести Дворец культуры в Железноводске, построенный в 1982 году, который в результате реконструкции из типового ДК превратился в современное здание. Архитекторы смогли объяснить чиновникам ценность советской архитектуры и отказались от сайдинга на фасаде, а также смогли отстоять лестницу из кубинского мрамора. Проектировщики провели инвентаризацию пространства и выяснили, что можно сохранить из оригинальных элементов и каким образом донести ценность старого пространства до новых пользователей.

Еще одним положительным примером является проект реконструкции Национальной библиотеки Татарстана. До начала строительных работ она представляла собой группу темных и замкнутых пространств. За годы эксплуатации интерьер оброс пластиком, и модернизм уже не считывался. Архитекторы придали интерьеру современный вид, при этом оставили советскую статую в читальном зале, а также подобрали современную мебель так, что она стала продолжением всей архитектуры и дизайна библиотеки.

Возвращаясь к омскому ТЮЗу: грустно осознавать, как будут утрачены стилевые элементы советского модернизма, которые, несмотря на моральный и физический износ, своей простотой, лаконичностью не заискивают перед людьми, смотрящими на них, не кричат радужными цветами о своем безвкусии, а напротив, сообщают нам о принадлежности к определенному периоду истории и архитектурному стилю, преемственность которого необходимо подчеркнуть для наших потомков.

Большое разнообразие материалов, представленное деревом, фактурным бетоном, мраморной плиткой, алюминиевыми витражами, бесследно утрачивается в наши дни, а взамен мы получаем спорные цветовые сочетания, излишние конструкции освещения и неоднозначный декор.

Помимо интерьеров возникают спорные вопросы и о фасаде здания. «Мелкая» разрезка бетонной плитки является составной частью формирования архитектурного образа здания ТЮЗа. Есть опасение, что новые фасадные керамические панели терракотового оттенка изменят до неузнаваемости архитектурный облик здания. Указанный разработчиками в документации артикул фасадных панелей (CN-Ceramic FH 872) не поддается поиску в интернете. Девятичастный витраж главного фасада превращен в десятичастный, утеряна часть ригелей и рам остекления, изменился шаг стоек рам, все это исказило пропорции сооружения.

Авторы документации предложили на козырьке входа обнажить конструктивные ребра, тем самым устранив характерный прием шахматного расположения светильников на козырьке, который придавал индивидуальное звучание зданию ТЮЗа.

Также смущает и композиционное решение площади. В ее мощении смутно угадывается отсылка к работам супрематистов, тогда почему подобный мотив не поддержали в интерьере? Треугольный газон посреди площади проложен прямо на пересечении транзитов: велика вероятность, что он будет вытаптываться. Конструкция афиши из металлических ферм высотой 6 метров выглядит массивно и закрывает часть главного фасада здания. Возникает вопрос, не было ли возможности запроектировать афишу менее громоздкой за счет сменных планшетов, закрепленных на фасаде, или облегченной конструкции?

За афишей находится детская площадка, оборудование которой представлено компанией «КСИЛ», занимающейся производством и поставками цветастых детских игровых комплексов, неоднократно подвергавшихся критике архитекторами и урбанистами. Данные комплексы можно представить во дворах городских окраин, но никак не в центре города, в историческом пространстве Городского сада. Размещение детской площадки в данном месте должно быть обсуждено.

В 2015 году команда проектной лаборатории «Город своими руками» провела исследование территории ТЮЗа и выяснила, что данная территория имеет высокий потенциал использования как общественное пространство. Сформировался запрос от разных категорий населения на организацию и проведение различных мероприятий на открытом воздухе, который силами волонтеров был удовлетворен в виде установки протяженной скамьи с высокой, удобной спинкой. Данная скамья в течение двух лет была местом притяжения молодежи, проведения вечеров под гитару, удобным перевалочным пунктом, расположенным в выгодном месте — на пересечении пешеходных транзитов. Почему же данный опыт не нашел отражение в проектной документации? Организация скамьи на подпорной стене — это простейший конструктивный узел и изящная малая архитектурная форма.

Почему-то при таком большом бюджете разработчики не обыграли внутренний двор, не предусмотрели в нем новые функции и озеленение. Хотя у такого стратегического пространства был потенциал для организации театрального кафе — одной из новых возможностей для привлечения театром дополнительных денежных средств.

Есть в рабочей документации и бесспорные ошибки. Неправильно выполнен узел сопряжения тротуара с газоном, при котором газон находится выше уровня тротуара. Данное конструктивное решение приводит к плохому отводу ливневых вод и способствует размыванию грунта на тротуар. Некорректно выполнен и узел устройства понижения бортового камня: на схеме красными стрелками указаны бортовые камни, которые должны быть уложены под уклоном, иначе пешеходы могут запинаться об них.

Заявленное количество деревьев в документации не совпадает с положением деревьев на визуализации. Данный проект предполагает высадку аж целых трех кустарников. Вдобавок ко всему будут демонтированы растущие на главной площади туи, которые не будут компенсированы новыми посадками.

Кто теперь виноват, что облик еще одного знакомого омского здания будет утерян? Я считаю, что ответственность ложится на всех нас: на заказчиков, которые не осознают ценности советской архитектуры, на проектировщиков, которые поставили выпуск проектной документации на поток, и на профессиональное сообщество, которое вовремя не среагировало, когда обнародовали первые рендеры омского ТЮЗа.

Сейчас не осталось рычагов влияния на ход событий вокруг омского ТЮЗа. Разработана рабочая документация, до 6 апреля должны найти подрядчика, который выполнит строительные работы к 2023 году. Здание ТЮЗа, возможно, пополнит копилку утерянной модернистской архитектуры наряду с Концертным залом и Цирком, а за этим процессом остается только наблюдать. Но сохраняется надежда, что данная статья вызовет споры о необходимости применения тех или иных решений проектной документации. Возможно, на этапе строительных работ удастся переработать некоторые узлы, отстоять формообразование входной площади без громоздкой конструкции афиши, а также заменить отделку интерьеров на более нейтральную.

Приглашаю профессиональное архитектурное сообщество к диалогу.

Дмитрий Смирнов.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter