Елка для бездомных. Как аргентинец спасает бродяг в промерзшем Омске

Елка для бездомных. Как аргентинец спасает бродяг в промерзшем Омске

5 января , 13:28ОбществоPhoto: "Город55"
Город55 сходил на самый грустный праздник — елку для тех, кто лишен всего. Выживание в морозы, аргентинский священник и рождественские гимны посреди теплотрассы.

Аргентинец на омской промзоне

Теплотрасса за железнодорожным вокзалом — самое непраздничное место, которое можно себе представить. Еще более странная картина — два десятка голодных, потрепанных жизнью людей, кое-как укутанных во что придется, распевают на морозе рождественские песнопения о младенце Иисусе. Так выглядит новогодняя «елка» для бездомных. А руководит праздником молодой парень из Аргентины, ломано изъясняющийся по-русски, — священник, которого судьба забросила проповедовать католическую веру среди сибирских снегов.

Молодого священника в рясе под пуховиком зовут Эрнандо. Он рассказывает, что служить в России вызвался сам — у католиков дефицит желающих ехать в российские приходы. Впрочем, он не ожидал, что его и правда одобрят, а уж тем более, отправят в Сибирь. Но отец Эрнандо объясняет это волей божьей и говорит, что только рад.

Отец Эрнандо

«Мне сначала говорили, что русские холодные. А я пришел и вижу, что у них тоже теплое сердце. Люди есть добрые, есть злые — как и везде. Но я чувствую, что доброта всегда побеждает зло», — пытается он объяснить, сильно ли сибиряки отличаются от аргентинцев.

Эрнандо попал сначала в Хабаровск, где более-менее освоил русский язык, потом его перевели в Омск, в приход святого Георгия. Здесь он служит мессы и помогает бездомным вместе с католической организацией «Каритас». Священник, оторванный от всего родного, столкнулся с самой изнанкой чужой страны, однако не жалуется ни на какие тяготы, даже на морозы: говорит, уже привык. Справляться помогает, видимо, вера в призвание, а еще южная открытость.

«Культура очень разная. Но у аргентинцев плюс, что мы очень общительные люди, поэтому мне не так трудно было адаптироваться. С верующими мне легче всего. С неверующими — стараюсь больше слушать, чем говорить про себя. Интересуюсь проблемами, которые у них есть, стараюсь дать совет. Про футбол можно поговорить, про спорт [чтобы найти общий язык]», — рассказывает Эрнандо.

Photo:"Город55"

Действительно, чтобы поддержать разговор с угрюмыми мужчинами, ждущими в очереди свою чашку супа, спрашивает их про «Авангард», думая, что это футбольная команда. «Так это хоккей», — отзываются те, с охотой просвещая несведущего иностранца о судьбах омского спорта.

«Бог любит грешников»

Благотворительные обеды «Каритас» устраивает каждый день по будням. Под Новый год раздачу еды решили разнообразить небольшой церемонией. Монахиня, или, как ее здесь называют, матушка, раздала собравшимся листки с текстами рождественских гимнов, одному человеку поручили держать маленькую елочку. Люди, пришедшие поесть, с некоторым недоумением вглядывались в бумажки. Кажется, не все были рады такой прелюдии к обеду, однако некоторые — в основном, женщины — подхватили гимн вслед за матушкой. Благо, мороз в этот день чуть отступил, так что уличные пения не были обременительны.

Video:"Город55"

Большее оживление вызвала раздача подарков. На стол начали раскладывать свертки с какой-то снедью, консервы, теплые носки. Люди проявляли нетерпение, но нашлось место и джентльменству.

«Сначала женщин оформите, у нас женщины вперед», — командовал самый активный здесь мужчина по имени Олег. В отличие от молчаливых товарищей, он не прекращая шутил, спорил и распоряжался. Свертки быстро расходились по рукам под проповедь отца Эрнандо о том, что бог любит грешников.

Компанию бездомным людям составляли собаки — такие же потрепанные судьбой (но добродушные). Они сюда целенаправленно стекаются к обеду, как и люди. Снуют под ногами в ожидании брошенного куска. Псов тут тоже все знают «в лицо», могут погладить, покормить — практически рождественское единение людей и животных.

Photo:"Город55"

Зимние тяготы

Зимой бездомным всегда тяжело, а в пандемию ситуация еще усугубилась, рассказывает директор омского подразделения «Каритас» Юлия Фриц. Действительно, в единственный на весь город государственный центр адаптации на Семиреченской сейчас принимают только после двухнедельного карантина, но в изоляторе всего 6 мест, поэтому всех желающих разместить не могут. В частных приютах тоже не хватает мест. Людям приходится ночевать на теплотрассах, в канализационных колодцах или заброшенных бараках. Днем некоторые греются в теплых остановках, что вызывает недовольство у омичей.

Некоторым, по рассказам собравшихся, повезло найти зимовку в частных домах или на дачах, куда их пускают пожить за работу по хозяйству. Нина Алексеевна Плесецких живет с мужем в холодной каморке. Женщина рассказывает, что по профессии лингвист, ее супруг — «компьютерщик». У нее сгорел дом со всеми документами, «даже с партбилетом», восстановить их почему-то не могут. Женщина некоторое время жила в Тамбове в семье у дальнего родственника — цыгана. Говорит, что не выдержала, когда 12-летних девочек начали выдавать замуж, вернулась в Омск. Ей дали временную регистрацию, но и этот документ украли. Подтвердить тамбовскую прописку для оформления новых документов не получается уже два года, запросы остались без ответа, не помогли ни «Каритас», ни центр на Семиреченской. О нем, кстати, Нина Алексеевна отзывается скептически.

Photo:"Город55"

«Нас увозили на Семиреченскую — это ужас какой-то. С этими вшивыми бомжами посадили мыться. Мы хотя бы как-то — каждую субботу баня, переодевка. Да мы оттуда пешком ушли. Собираем бутылки, банки — сдаем. С голоду не умираем. Но в такие морозы какие банки пойдешь собирать? — сетует женщина. — Снимаем квартиру, без отопления, но жить можно. Платим 150 рублей в день. Кстати, в морозы, у нас почему-то тепло. Ветра не было, мы все завешали, никуда не выходили просто. А как начинаешь двери открывать, тепло не держится».

На морозы тут, кстати, никто не жалуется: все люди бывалые. Коронавируса тоже не боятся (хотя некоторые все же в масках).

«Если на улице, я никогда не болел. Раньше в помещении работал, постоянно простывал. Маски мне пользы не дают, вы чем дышите, то и вдыхаете», — пускается разглагольствовать активный Олег. Натягивает ворот свитера на лицо, чтобы показать, чем заменяет маску.

Photo:"Город55"

«Не боюсь никакой пандемии. С туберкулезником из одной чашки ел. Его уже давно на этом свете нет, а мне хоть бы хны», — бравирует другой мужчина, Захар.

Среди бездомных большая опасность — ожоги и обморожения, гниющие раны, количество которых резко возрастает в холода. Тех, кто в таком состоянии приходит обедать, забирают на обработку в медицинский кабинет, рассказывают в «Каритас». Стараются отправлять людей на санобработку, выдают мыло, средства гигиены, маски. Но, разумеется, не все этим пользуются. С таким образом жизни люди рискуют заразиться и коронавирусом, причем вряд ли в этом случае смогут рассчитывать на медицинскую помощь.

Меньшее, что делают католики, — бесперебойно доставляют горячее питание в холода.

«Мы ездим каждый день. Иначе они разбредутся по районам, будут голодные, обозленные — и преступность может возрасти. А так они знают время, подтягиваются каждый день. Могут на месте поесть, могут с собой взять. Обязательно нужно горячий чай. Зимой стараемся, чтобы питание было калорийное, на выходные даем сухие пайки», — говорят в организации.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter