Петренко: «ЕР выстраивает тоталитарную вертикаль власти. Это история из 1917 года»

Петренко: «ЕР выстраивает тоталитарную вертикаль власти. Это история из 1917 года»

10 февраля 2019, 15:25ПолитикаPhoto: пресс-служба омского обкома КПРФ, автор Анатоий АлехинДмитрий Петренко
Интервью депутата Горсовета Дмитрия Петренко Городу55.

В среду, 6 февраля, решением депутатов Омского городского Совета (ОГС) был определен лимит количества комитетов, в которых может состоять один депутат – не более трех. Принятию поправки на заседании активно противостоял депутат от КПРФ Дмитрий Петренко, он состоит сразу в шести комитетах.

Также резко негативно о поправке высказывались другие коммунисты (на заседании их было семь человек) и представители общественной организации «Оплот» (тоже семь человек). Но в итоге только восемь депутатов проголосовали против. У кого-то слово разошлось с делом.

Город55 пообщался с депутатом Дмитрием Петренко, который объяснил, почему так важно состоять в каждом комитете, как принятие поправки отразится на обществе и что он намерен предпринять, чтобы добиться отмены решения Горсовета и вернуть «все как было».

- Дмитрий, мы раньше не были знакомы, но я часто вижу Вас на фотографиях, сделанных на различных мероприятиях: протестные акции, публичные слушания и так далее. Да и на комитетах Омского городского Совета Вы всегда занимаете активную позицию. Откуда столько свободного времени, Вы же директор завода. На бизнес-то времени хватает?

- На бизнес времени практически не остается, но на предприятии процесс отлажен. Я являюсь директором бетонно-растворного узла. Все договоры с крупными строительными компаниями подписаны и просто продлеваются. На рабочем месте всегда есть заместитель. Бетон мы производим согласно ГОСТу, хоть это и «съедает» солидную часть прибыли, все отлажено. Костяк клиентов стабилен. Но я чувствую недовольство учредителей предприятия за мое регулярное отсутствие на рабочем месте.

- Как Ваш отец (Константин Петренко, известный в Омске строительный магнат. – Прим. ред.) относится к Вашим успехам? К тому, что Вы стали развивать карьеру в политической плоскости, а не в строительном бизнесе?

- У него было всегда свое мнение, я бы не хотел его обсуждать. Скажу только, что оно не было одобрительным. Когда я начинал заниматься политикой, у него уже было столько связей во всех органах власти, что лишний депутат точно был не нужен. Я один раз его спросил, получил ответ и больше не спрашивал.

- У Вас самый большой портфель комитетов, в которых Вы состоите, – 6 штук. Зачем Вам столько?

- Давайте перечислим эти комитеты. Это те, на которых рассматриваются вопросы экономического развития и муниципальной собственности; местного самоуправления; вопросы, связанные с бюджетом, социальной политикой; ЖКХ и транспорт; градостроительства и архитектуры. То есть все комитеты ОГС, на которых принимаются решения, влияющие на все аспекты жизни граждан. Убрать любой из них - значит, пустить на самотек целое направление.

А в среду Горсовет принял поправку, согласно которой я могу состоять максимум в трех комитетах.

- Так ли важно быть в каждом комитете? Вот, например, зачем Вам состоять в комитете по муниципальной собственности?

- Там осуществляется контроль за имуществом города. Я состою в координационном совете по отчуждению имущества по 159-у постановлению. Как раз там мы с Денисом Викторовичем (Денежкин, вице-мэр, директор департамента имущественных отношений мэрии в 2018 году. – Прим. ред.) не раз сидели и всматривались в пакеты документов, контролируя, чтобы арендаторы не выкупали муниципальные помещения по заниженной цене.

Раньше действовали серые схемы, позволяющие арендатору в одностороннем порядке заявиться на выкуп, и ему могли продать помещение по заниженной цене согласно его собственной оценке. А если департамент имущественных отношений не соглашался на невыгодные для города условия, арендатор все равно получал право выкупа помещения по своей цене, но через суд.

Здесь важно отметить, как раньше действовали юристы ДИО: то на заседания суда не приходили, то приходили, но без необходимых документов, а после окончания процесса документы вроде оценочной экспертизы обнаруживались в деле. В результате бюджет по каждому эпизоду мог недополучать от одного до нескольких миллионов рублей. А таких эпизодов могли быть сотни. Не мне квалифицировать деяния этих работников, но, согласитесь, это как минимум странно. Эта порочная практика существовала много лет.

-Как Вы восприняли отставку Дениса Денежкина?

- Как трагедию. Это был один из немногих людей в мэрии, который не прогибался под денежные кошельки. Он объективно рассматривал вопросы без оглядки на кланы. Таких единицы.

- Хорошо, с комитетом по муниципальной собственности понятно. Остальные так же важны?

- Да, конечно, важны. В ходе моей избирательной кампании я пообщался с большим количеством горожан - около 12-ти тысяч омичей. Многим из них я обещал защищать все их права. Если у меня остается всего половина комитетов, значит, и защитить я могу лишь половину прав.

- По Вашему мнению, ЕР пытается «узурпировать» власть? Об этом же Вы говорили на заседании Горсовета?

- Да, если принятая поправка не будет оспорена, то она снизит удельный вес депутатов, критически воспринимающих вседозволенность исполнительной власти, до порога, когда их мнение практически или даже совсем не будет иметь значения для принятия решений.

- Но на комитете не принимается конечное решение, оно принимается на общем заседании ОГС.

- Давайте задумаемся, часто ли на заседании Горсовета одобряются вопросы, получившие отрицательное заключение на комитете? Если внимательно прочитать регламент, то там прописаны нормы, ставящие возможность принятия решения на заседании городского Совета в прямую зависимость от того или иного решения профильного комитета. Также есть вопросы, не выносящиеся на городской Совет, например, отчеты структурных подразделений мэрии. Например, если я хочу влепить «неуд» за уборку снега в Омске, то проголосовать за это можно только на соответствующем комитете, а без меня шансов заставить мэрию тщательнее убирать снег явно меньше. Есть также механизм, который позволяет оставить вопрос на доработку в комитете, а ведь доработка может быть и бесконечной.

- Можно заблокировать любой вопрос?

- Не любой, но для внесения вопроса на заседание ОГС он должен пройти через комитет. Если он не проходит комитет, то и на Горсовет вопрос не выносится. В общем, не вдаваясь в бюрократические подробности, можно сказать, что в комитетах проходит реальная депутатская работа, там же - самое активное обсуждение и жаркие споры. На общем заседании Горсовета споры тоже бывают, но там они носят иной характер – там, как правило, спорят для телевизионных камер.

- А что можете Вы? Ну, есть у Вас один голос. На что это фактически может повлиять?

- Да, один голос, в каждом комитете. Важно, как распоряжаться своим правом голоса.

В жизни один человек, взяв в руки баллончик с краской, пишет рекламу нехорошего сайта, другой рисует полноценное произведение искусства - инструмент у обоих одинаков.

В Горсовете принцип похожий - многие просто просиживают штаны и молчат на заседаниях, даже не пытаясь эффективно воспользоваться своим правом голоса. Я в этой связи уважаю коллектив «Оплота» (общественная организация, выполняющая политические задачи. – Прим. ред.), хотя на них сыплется сейчас масса негатива. Уважаю Олега Афанасьева, Андрея Ткачука и других представителей этой организации - я вижу, как они на комитетах не стесняются задавать неудобные вопросы и требовать конкретных решений в интересах своих избирателей.

- Вам не кажется, что они только на публике молодцы - требуют чего-то для избирателей в тех вопросах, где у них нет своего интереса. А там, где он есть, к примеру, вопрос о застройке парков, они руководствуются максимально меркантильными мотивами?

- Если поднимается вопрос, который потенциально может привести к застройке парков, то я становлюсь самым ярым оппонентом для любого выступающего. Но примерно в 70% случаев по всему спектру вопросов наши мнения совпадают. Вместе нам порой удается изменить ход голосования.

- Как я понял, больше всего от принятия поправки теряете Вы и «Оплот», верно? После избрания в Горсовет (от «Оплота» избрались семь человек), они сразу распределили силы так, что до принятия поправки они контролировали большинство комитетов.

- Судя по их стратегии, они изначально просчитывали все комбинации расстановок сил в комитетах, чтобы максимизировать удельный вес своих голосований, чтобы с другими оппозиционно или условно оппозиционно настроенными депутатами можно было создавать альянсы. С точки зрения комбинаторики, это правильно, это красиво и, главное, эффективно. Данная стратегия позволила «Оплоту» чувствовать себя достаточно комфортно на протяжении последних полутора лет.

Изначально руководство ЕР, я считаю, поступила некомпетентно и своими действиями позволила «Оплоту» столь легко установить контроль над большинством комитетов.

- С Вашей точки зрения, сейчас в ЕР одумались и пытаются отыграть ситуацию?

- Дело не во мне и не в «Оплоте». Эта инициатива вообще против попыток продолжить конструктивную работу в Омском городском Совете. Это узурпация власти, по сути, они подстраивают систему, подгоняют регламент под свое желание не просто доминировать, а даже не брать остальные мнения в расчет, хотят лишить возможности других депутатов ОГС возражать на инициативы мэрии.

- Почему сейчас? К чему вообще была спешка, ведь проект поправки появился поздним вечером перед утренним заседанием Горсовета?

- Мое личное мнение – большинство высокопоставленных сотрудников мэрии в Омске считают костяк депутатского корпуса недалекими людьми. Обратите внимание, мне случайно вечером перед городским Советом попался свежий документ. Больше никто из депутатов, с кем я созванивался, не обратил внимания на появившиеся документы. Они (ЕР) не дали времени проанализировать документ с правовой точки зрения. Я сейчас составляю письма в прокуратуру, подвергая сомнениям возможность такой поправки, а если меня начнут реально выгонять из комитетов - подам в суд. Они принципиально выстраивают линию поведения так, что им можно все, а закон они под это подгонят. Так дело не пойдет.

На мой взгляд, у нас уже есть ручные правоохранительные органы, которые работают по щелчку. И что, граждане города чувствуют себя в безопасности? Нет.

ЕР выстраивает тоталитарную вертикаль власти, и подобные действия не то, что будут неэффективными - они непрофессиональные, и, наоборот, расшатывают вертикаль власти. Это то же самое, что в кипящем котле затыкать все пробоины и не давать пару выходить. Рано или поздно его разорвет. Это история из 1917 года, когда люди уже не знают, куда идти, кому верить...

Раньше они к нам, депутатам, шли, что-то пытались сделать, сотрудникам мэрии что-то доказывали, объясняли. Не всегда получалось, но хотя бы возможность, механизм был. Сейчас ЕР превратила Горсовет в «говорильню». Если сейчас собственное мнение депутата ничего не решает, кто-то вообще на заседания не ходит, кто-то взял по 1-2 комитета, по сути, многие сидят для галочки, для статуса и решения интересующих их бизнес-интересов. Такое отношение к депутатским полномочиям и статусу разваливает орган власти. И куда люди пойдут? Думаете, пойдут ко мне на прием, зная, что мое мнение на Горсовете исполнительную власть не интересует? Они пойдут на демонстрацию, когда поймут, что митинговать бесполезно, где-нибудь выплеснут свой негатив и дебош устроят. Вот с такой властью у нас один из самых оппозиционных городов в стране.

- Разве у нас самый оппозиционный город в стране? В Приморье, например, сейчас сильнее протестное настроение.

- По моим данным, уровень протестных настроений у нас по стране один из самых высоких. Степень озлобленности населения сильно недооценивается структурами власти. Если люди не ходят на протесты, это ещё не значит, что они всем довольны. Вспоминается дедушка с ютуба, прокомментировавший елочку, заботливо поставленную администрацией города. Думаю, у нас большая часть Омска живет как тот дедушка, живут и молчат, и даже незначительное социальное событие может быть началом больших перемен в России.

- Выступая на заседании Горсовета, Вы сказали, что подобными действиями «Единая Россия» доводит общество до отчаяния. Мол, то, что творится сейчас в комментариях в социальных сетях, скоро может быть реализовано. Видимо, имели в виду угрозы, которые некоторые пользователи высказывают по отношению к представителям власти?

- Я просто озвучил возможный сценарий, который считаю вероятным, читая прессу, разговаривая с людьми на улице, наблюдая, какие у людей взгляды, какие мысли, понимая, на что они способны.

- Вы считаете, общество в отчаянии?

- Да, я вижу, насколько быстро деградирует большинство социальных институтов. Эта деградация неминуемо приведет к социальному взрыву, это только вопрос времени. ЕР настолько некорректно себя ведет, что сама толкает Россию в революцию.

- Если начнется, как Вы говорите, революция - Вы на какой стороне будете?

- Если бы это был допрос, то я сослался бы на статью 51 Конституции РФ и не стал отвечать на вопрос (смеётся).

- Кто голосовал за то, чтобы сократить количество комитетов?

- Практически все, кроме восьми депутатов.

- Голосование было тайным, но мы можем предположить, что против проголосовали члены уважаемого вами «Оплота». Получается, Ваши однопартийцы, члены КПРФ, голосовали «за». То есть в том числе и они лишили вас права состоять сразу в шести комитетах?

- Голосование было тайным. Я очень рассчитываю, что, например, журналистское расследование помогло бы узнать имена тех, кто голосовал за поправку. Сейчас мы не можем ничего утверждать.

- Хорошо, как Ваши однопартийцы отнеслись к поправке? Вы вообще с ними разговаривали на эту тему?

- Меня поддержали, позиция коллег была за то, чтобы я максимально мог реализовывать свои полномочия, но политика непредсказуема и результаты голосования на экране, конечно, вызвали у меня вопросы. Данное решение, по сути, настолько меняет расстановку сил в представительском органе власти, которым является Омский городской Совет, что подобное голосование по важности можно сравнить с выборами мэра. Думаю, те люди, которые держат исполнительную власть на коротком поводке, могли быть очень щедры, чтобы ограничить влияние депутатов с критическим подходом. Они в этом весьма заинтересованы. Предлагаю на эту тему поработать журналистам. Вам будет проще разобраться.

- Ну, допустим, обзвоним мы членов «Оплота», они, скажут - мол, мы голосовали против. Обзвоним коммунистов, они нам скажут то же самое. Значит, кто-то врет. Как мы узнаем правду?

- В голосовании за мэра тоже были те, кто говорил одно, а голосовал по-другому. У нас на Горсовете регулярно декларируют одно, а кнопки нажимают другие.

Все сложнее, чем кажется. Цифры на табло выводятся через программу, отображающую результаты голосования. Это просто компьютер, насколько я понял, депутаты нажимают на кнопки, потом специальный сотрудник, сидящий в углу, за президиумом, что-то нажимает, и на табло и появляется результат. Голосование тайное, как проверить, справедливы ли цифры? Зачем там этот сотрудник? Этой компьютерной системе уже лет 20. Часты случаи, когда при переголосовании цифры меняются. К примеру, для принятия решения нужен 21 голос. Голосование: за - 19 голосов. Владимир Корбут (Председатель ОГС. – Прим. ред.) обращается к депутатам: «Коллеги, внимательно», - и объявляет повторное голосование. Вуаля - 21 голос. Вот как это объяснить? Какие-то два депутата до этого невнимательно жали на кнопки? Тогда они вообще профнепригодны. Закрадывается мысль, что дело может быть не только в депутатах, а в особенностях настройки аппаратуры.

- Вы сказали, что намерены подавать запрос в прокуратуру для отмены постановления. Какая будет аргументация? Что нарушает постановление?

- Данная поправка умаляет мое право на решающий голос в некоторых органах ОГС.

- Но пока Вам нужно выйти из трех комитетов. Какие вы освободите?

- Я ниоткуда выходить не буду, посмотрим, как они попробуют организовать мое исключение. А возражения в прокуратуру по поправке подам. Не хочу бить себя в грудь, но вы замечали, сколько я задаю вопросов на комитете? Неужели Корбут хочет, чтобы я все эти вопросы задавал на заседании Горсовета? Вызывал докладчика и при всех задавал ему вопросы, как сейчас задаю на комитете? Например, считает ли Владимир Валентинович уместным обсуждение проблем наркоторговли на заседании Горсовета в том же формате, в котором они проходят на комитете по вопросам закона и правопорядка? Нужны ли на заседании Горсовета вопросы о количестве наркотиков в карманах школьников и учащихся ПТУ или о «закладках» у крыльца Омской Академии МВД? К этому в «Единой России» готовы? Посмотрим.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter