Как остановить бизнес-миграцию омских предпринимателей

Как остановить бизнес-миграцию омских предпринимателей

25 ноября 2019, 11:51ЭкономикаPhoto: "Город55"
Мы продолжаем искать точки роста омского бюджета. В предыдущем обзоре мы говорили о перерегистрации в другие регионы градообразующих компаний. Теперь хотим понять, почему средний бизнес, стартовавший и развившийся в Омске, теряет корни и уводит инвестиции на чужбину.

Мы упустили время

Начнем с того, что в Омске сегодня для серьезного бизнеса нет готовой инфраструктуры. Отсюда сложность с привлечением новых игроков. Взять тот же Татарстан — подготовленные промышленные площадки, особые экономические зоны, логистические объекты, подъездные пути. Ничего подобного у нас в регионе в свое время не создали (справедливости ради, вскоре в Омске должна появиться особая экономическая зона нефтехимической направленности). И сегодня это начинает сказываться. Бизнес, выбирая, куда вложиться, к примеру, между Омском, Новосибирском и Тюменью, зачастую отдает предпочтение двум последним городам.

По мнению экспертов, в подготовке бизнес-инфраструктуры мы отстали от соседей лет на десять, если не больше. Но главное даже не это. Главное — у нас до сих пор не выработана стратегия экономического развития, не придумана специализация региона.

«Нас обошли и с севера, и с юга. Инвесторы оказались в совсем других местах. А мы свои участки берегли. Чтобы привлечь инвестора, надо найти тему. Традиционная тема у нас — промышленная переработка сельскохозяйственного сырья. Этот сектор можно было бы расширить до сельхозмашиностроения и соответствующего сервиса», — говорит заведующий кафедрой омского филиала Финансового университета при правительстве РФ Сергей Евсеенко.

Тема специализации омского региона, считает бизнес-сообщество, сегодня даже важнее, чем вопрос привлечения инвестиций. Надо придумать, разработать, восстановить нашу, омскую экономическую идентичность.

«Должна быть какая-то системообразующая отрасль. Вот ее можно простимулировать. Раздавать просто так кучу инвестиций смысла никакого нет. Надо создать что-то генеральное, какую-то отрасль экономики, которая могла бы в Омске развиваться. Я не знаю что. Может, сделать из Омска транспортный хаб, например, и вложить в это много денег. Может, на случай третьей мировой построить резервное место для производства, построить противоракетную оборону и метро. Но какая-то специализация нужна. Иначе все так и будет продолжаться», — убежден владелец сети супермаркетов «Новатор» Арсен Пономарев.

У регионального минэкономики другой подход. Там не склонны делать ставку на выработку генеральной идеи развития, а отдают приоритет привлечению инвестиций в сегодняшние перспективные ниши, те, где существует потребность в игроках.

«Например, это сфера гостиничного бизнеса, глубокая переработка в промышленности и АПК, развитие логистического комплекса региона. Если говорить суммарно о проектах, на сегодняшний день на сопровождении Агентства развития инвестиций 31 проект с объемом инвестиций 20 млрд рублей. Планируемый объем инвестиций проектов, включенных в реестр масштабных, превышает 13 млрд рублей», — сказал заместитель министра экономики Омской области Денис Кушнер.

Куда уходит бизнес? И уходит ли?

Омские предприниматели обижаются, когда их не считают патриотами региона. Ничего личного, бизнес идет туда, где выгодно, говорят они. Будет выгодно — будем инвестировать здесь. Не будет — пойдем в другое место. Командные методы сегодня не работают.

Виктор Шкуренко
Photo:"Город55"

Характерный пример: бизнесмен Виктор Шкуренко, владелец одноименного торгового дома, сети магазинов «Низкоцен». Он ведет бизнес сразу в нескольких регионах. Недавно сообщил, что намерен расширяться в Курганской области, будет строить там современный торговый центр площадью 20 тыс кв. метров.

«Когда мы говорим об инвестиционном климате, основной фактор — отсутствие роста российской экономики и то, что потребительский спрос на низком уровне. Это основные сдерживающие факторы. Курган чем привлек? Все просто — там нет конкуренции. На территории Шадринска 75 тыс населения, а вместе с районом — 100 тыс человек, и там нет ни одного торгового центра крупнее 3000 кв. метров. Без коррупции, без взяток я выиграл аукцион. Стоимость земли — пятьсот тысяч рублей в год. Даже если я ничего не построю — не особо много потеряю. Сейчас мы активно начинаем прорабатывать проект. Меня не только льготы интересуют и общее состояние. Отсутствие конкуренции — сейчас самый важный фактор. А в Омске где мне торговые центры строить?» — сказал Шкуренко.

Бывший первый замминистра экономики Омской области Сергей Евсеенко считает, что Шкуренко просто достиг своего предела в Омске и дальше ему двигаться некуда.

«Мы с Виктором Шкуренко давно знакомы. Он не уходит с этой поляны. Видимо, там, в Курганской области, ниша не занята. А дальше в Омске он не идет, не диверсифицируется», — сказал эксперт.

Предприниматель Темури Латария (ГК «Руском») убежден, что Омск гораздо привлекательнее, чем многие другие территории, и никакого ухода бизнеса из региона на самом деле нет.

«Бизнес-сообщество никуда не убегает. Если оно сокращается, то сокращается от того, что покупательская способность уменьшается. А не так, что вот в Омске плохо, а поедешь в Хакасию — и там прямо Клондайк. Чего бы хотелось бизнесу в регионе для развития? Чтобы зарплата у всего населения выросла раза в три. Мы со своей стороны повышаем зарплату, увеличиваем количество работающих. Каждый год инвестируем», — говорит предприниматель.

Весной 2018 года в СМИ появилась информация, что один из крупнейших игроков на мясном рынке в Сибири ГК «Руском» (по данным ЕГРЮЛ, ГК «Руском» зарегистрирована в селе Юргинское Тюменской области, учредитель и владелец Темури Латария) планирует вложить в Тюменской области 7.2 млрд рублей в строительство нового комплекса по выращиванию и переработке бройлеров. Пошли разговоры об уходе Латария из Омска. Сегодня бизнесмен опровергает такой вариант развития событий.

Темури Латария
Photo:kvnews.ru

«Про нас пишут — вот, мол, ушли в Тюмень. Мы не ушли в Тюмень. Мы там создали дополнительный бизнес, но в Омске мы как были, так и остаемся. Будем и дальше развиваться в Омске в своих аграрных проектах. В связи с тем, что дорога построена, планируем увеличивать объемы производства „Морозовской птицефабрики“. В следующем году приступим к этому процессу. Не могу назвать точные объемы инвестиций, потому что мы сейчас досчитываем, но в любом случае мы только за развитие», — сказал Темури Латария.

Следует отметить, что «Руском» продолжает оставаться одним из крупнейших налогоплательщиков Омской области в агросекторе. По данным регионального УФНС, в первой половине 2019 года «Руском-Агро» (юридический адрес компании — д. Сосновка Омской области), входящий в структуру холдинга «Руском», возглавил список омских аграрных компаний по объемам налоговых выплат в региональный бюджет, а пятерка крупнейших предприятий («Руском-Агро», птицефабрика «Сибирская», входящая в холдинг «Продо», Морозовская птицефабрика, также принадлежащая Латария, ЗАО Иртышское и ООО «Полтава») обеспечила более трети поступлений от всего сельскохозяйственного сектора. Не считают инвестиции в другие территории уходом с местного рынка и в омском минэкономики.

«Не совсем верно говорить о том, что предприятия Латария, Шкуренко уходят из региона. Правильнее будет сказать, что Омская область — развитый регион с точки зрения промышленных и обрабатывающих производств. У нас создаются и реализуются проекты в этих направлениях, наши компании вырастают до масштабов предприятий, которые инвестируют в российские регионы. Мы должны понимать, что любой бизнес расширяет границы. Предприятия находят новые перспективные рынки сбыта продукции. И здесь первично нужно рассматривать те рынки, которые не освоены местным бизнесом в этих регионах. То есть если на том или ином рынке в субъекте РФ достаточно игроков, высокая конкуренция, но преференциальные условия выигрывают, то бизнесу нет смысла туда идти. Предпринимателю нужен потребитель. Идя на перенасыщенный рынок, бизнесмен понимает, что даже при самых комфортных условиях для инвестирования ему придется вступить в борьбу за долю на этом рынке», — говорит замминистра экономики Омской области Денис Кушнер.

Еще один успешный омский предприниматель Геннадий Фридман и его сын Илья. В Омске у Фридманов репутация жестких и беспощадных людей в деловых отношениях. Некоторые называют их хищниками в мире бизнеса, но не созидателями, подчеркивая, что капитализация и финансовые возможности у их компаний огромные.

Основная часть активов семьи Фридманов уже давно зарегистрирована за пределами региона. В начале этого года их кипрский офшор Adanimov Trading Limited (является соучредителем таких компаний, как «Декойл», «Остров сокровищ», «Управление АЗС») подал заявку на перерегистрацию в Россию, но не в Омск, а в специальный административный район Калининградской области. По некоторым данным, Фридманы планируют построить в Калининграде филиал своего многопрофильного медицинского центра «Евромед».

«Принципиально чего не хватает Омску — это изменения бюджетного кодекса. ВИНКи (вертикально-интегрированные нефтяные компании. — Прим. ред.) платят по месту регистрации. Поэтому крупнейшие омские предприятия платят налоги в других местах. А Омск стал дотационным регионом и получает трансферты из центра. У меня нет идей, что можно сделать на региональном уровне. Я вижу уходящих из Омска предпринимателей, но вижу и приходящих. Я не занимаюсь статистикой. Надо считать не по штукам, а по инвестициям. А так, локально, я считаю, атмосфера в регионе неплохая», — прокомментировал состояние инвестиционного климата в Омске Геннадий Фридман.

Что можно сделать лучше

И о региональных льготах. Ранее мы уже подробно останавливались на этой теме. На этот раз спросим сам бизнес. Насколько важна для них поддержка на уровне региона? Понятно, что Омск в этом вопросе вряд ли сможет составить конкуренцию той же Тюмени. Но, может быть, у региона есть какие-то другие козыри?

«На меня льготы не влияют. Наше сложившееся законодательство — оно не то чтобы пробанковское, но такое, чтобы банкам жилось хорошо, а остальным — как придется. Экономический блок чисто финансовый и пытается управлять российской экономикой с точки зрения финансов. Я думаю, что это должен быть не единственный подход. Хотелось бы, чтобы у банков постоянно болела голова, куда деть деньги. И чтобы они их девали с рисками. Чтобы банки были поставлены в такие же условия выживания, как и мы», — считает владелец сети «Новатор» Арсен Пономарев.

Арсен Пономарев
Photo:"Город55"

Тем не менее пока омскому бизнесу о недорогих заемных средствах приходится только мечтать. Что же касается непосредственной поддержки в виде льгот и субсидий, то, например, Виктор Шкуренко к такой форме помощи относится настороженно.

«У них в программе таких, как я, нет. Ну, и плюс у меня мысли не возникает бежать за льготами. Ну, даст мне власть льготы, а потом придут прокуроры с полицией. Потому что, когда я сейчас не трачу бюджетные деньги, ко мне вопросов не возникает. А иногда их, имею в виду льготы, недополучают. Тот же Латария сталкивается, что не всегда ему компенсируются обещанные вещи», — сказал глава ТД «Шкуренко».

В данном случае Шкуренко вспомнил об обещанных льготах для «Рускома» от Виктора Назарова. Говорят, экс-губернатор в свое время не сдержал своего слова. Не исключено, что по этой причине «Руском» и сменил место прописки на Тюменскую область.

Мы изначально готовы были услышать от бизнеса, что в Омске «все плохо». В нашем представлении это дало бы возможность понять, что можно было бы улучшить. Оказалось, самые известные предприниматели, регистрирующие компании за пределами Омска, просто осваивают новые рынки, потому что региональный рынок переросли.

Кстати, бесстрастная статистика свидетельствует о том, что в Омске последние два года инвестклимат меняется в лучшую сторону. Ситуация, которая складывалась в 2013–2016 годах, когда объем инвестиций ежегодно снижался на 713%, ушла в прошлое. С 2017 года наблюдается постепенный рост инвестиций. В 2018 году он составил 10.2%, а за шесть месяцев 2019 года — 69.5%.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter