Сколько ты не зарабатываешь? Что теряет Омск от ухода крупных налогоплательщиков

Сколько ты не зарабатываешь? Что теряет Омск от ухода крупных налогоплательщиков

18 ноября 2019, 13:54ЭкономикаPhoto: "Город55"
Город55 продолжает разбираться, почему у Омска так мало денег. Неделей ранее корреспондент Города55 Борис Попов углубился в региональное налоговое законодательство в попытке понять, от кого и от чего зависит инвестиционный климат. Сегодня он идет по следу налогов, ушедших из Омска в Москву.

Оговоримся сразу, получить данные о том, сколько омские предприятия платят налогов, официально нельзя. Законодательство запрещает госорганам предоставлять подобные цифры, только если само предприятие этого не захочет и не даст письменное разрешение на раскрытие информации. Но можно поговорить о принципах распределения налога на прибыль и разобрать ключевые примеры.

Вертикально интегрированные компании

Начнем с того, что порядка 3040% омского бюджета (налоговые доходы бюджета Омской области составляют около 60 млрд рублей) наполняет десятка крупнейших налогоплательщиков. (По последним данным омской УФНС, в порядке возрастания доли в топ-10 налогоплательщиков входят: АО «САН ИнБев», АО «Газпром нефть — Омский НПЗ», ПАО «Сбербанк России», ПАО «Газпром нефть», ООО «Полиом», АО «ТГК-11», ОАО «РЖД», ПАО «Транснефть», АО «Транснефть — Западная Сибирь», «Омский завод техуглерода».) Практически все они входят в федеральные холдинги, в консолидированные группы налогоплательщиков.

В начале 2000-х в России проявились две тенденции: объединение частного бизнеса в крупные холдинги — вертикально интегрированные компании (ВИК) и консолидация государственных активов, в первую очередь предприятий военно-промышленного комплекса (ВПК).

Уход в холдинги предприятий ВПК вряд ли можно считать потерей. В то время они стояли без заказов, и их консолидация принесла региону только пользу. По информации из открытых источников, завод им. Баранова, к примеру, в 2010 году сработал с убытком в 350 млн рублей (соответственно, регион получил нулевой налог на прибыль), а после вхождения в НПЦ газотурбостроения «Салют» стал головным предприятием по производству двигателей для истребителей и начал выходить в прибыль. В 2017 и 2018 годах завод им. Баранова располагался на десятом месте в списке крупнейших налогоплательщиков в бюджет Омской области. По приблизительным данным, общая сумма налоговых платежей завода в последнее время составляла порядка 600 млн рублей ежегодно.

Крупнейший налогоплательщик в бюджет Омской области, филиал АО «САН ИнБев» (ранее именовавшийся ЗАО «Росар») «покинул» Омск в 2003 году. Компания вошла в международный холдинг «Sun Interbrew», 91% акций которого сегодня распоряжается кипрский офшор. По информации из СМИ, за год до перерегистрации ЗАО «Росар» перечислил в региональный бюджет более 400 млн рублей. Сегодня АО «САН ИнБев» в бюджет Омской области платит порядка 6 млрд рублей. Эксперты не уверены, что омские пивовары могут платить больше и вообще смогли бы сохраниться на рынке, если бы не ушли в холдинг.

«Трудно сравнить с тем, что было тогда и сейчас. „САН ИнБев“ сильно динамичная компания. Что могло бы быть, если бы он здесь остался в качестве самостоятельного игрока? И выжил бы он? Я сомневаюсь. Только в составе сетевой компании он мог выжить. И технология, и бренд, и логистика — все это выстроено в транснациональной корпорации», — говорит заведующий кафедрой омского филиала Финансового университета при правительстве РФ Серей Евсеенко.

Photo:pixabay.com

В то же время эксперт добавляет, что просто так компании в офшорах не скрываются (тот же «Омсктехуглерод», который в апреле 2012 года зарегистрировался на Сейшельских островах, а спустя полгода переехал на Кипр, где числится по сей день).

«После перерегистрации в офшоры платежи в бюджет уменьшаются в два-три раза. Не меньше чем в два раза точно. Моментально компания съеживается и прячется прибыль. Это российская традиция», — отмечает эксперт.

Принято считать, что Омская область в начале нулевых потеряла значительную часть бюджета от перерегистрации в других регионах ключевых компаний — предприятий по нефтепереработке.

Нефтяная отрасль и тогда была, и сейчас остается в прибыли. И когда говорят о потерях омского бюджета, то в первую очередь вспоминают перерегистрацию в Санкт-Петербург Омского НПЗ в 2006 году. С тех пор очень часто перерегистрацию вспоминают перед выборами омские политики, указывая, что регион потерял 15-20 млрд рублей налогов. Налоги ОНПЗ со временем стали доминирующей темой популистской риторики наравне с достройкой метро и аэропорта Омск-Федоровка.

Для Омска 2004–2005 годы были золотыми. Эти два года компания «Сибнефть», в состав которой входил Омский НПЗ, отчисляла порядка 14 млрд рублей ежегодно по налогу на прибыль. Но этот период был временным — происходило присоединение офшоров и велась подготовка продажи компании. Тремя годами ранее (в 2001–2003 годах) «Сибнефть» платила налогов существенно меньше — в среднем по 1.8 млрд рублей ежегодно.

«„Сибнефть“ до начала переговоров о продаже „Газпрому“ в среднем платила налогов в Омске меньше, чем „Газпром нефть“. А рекордный налог на прибыль „Сибнефть“ показала только перед продажей, чтобы выплатить владельцам максимальные дивиденды. Резкое повышение размера налога на прибыль фактически было разовым — до продажи компании такой прибыли даже близко не было. Это довольно обычная практика перед продажей любого бизнеса. Но даже с учетом этого скачка средний размер налогов в региональный бюджет у компаний „Газпром нефти“ выше, чем был у „Сибнефти“. Так что все эти разговоры про гигантские налоги „Сибнефти“, по сути, демагогия, которая отвлекает от анализа других секторов региональной экономики», — говорил в интервью neftegaz.ru член правления «Газпром нефти» Александр Дыбаль.

После перерегистрации в 2006 году «Газпром нефти» в Санкт-Петербурге платежи Омского НПЗ вернулись на прежний уровень с последующим ежегодным приростом. По данным отраслевых СМИ, в 2015 году налоги «Газпром нефти» в бюджет Омской области составили более 4 млрд рублей, в 2016 году 5 млрд рублей, в 2017-м — более 7 млрд рублей.

В правительстве Омской области перерегистрацию ОНПЗ не считают уходом в другой регион. По словам министра финансов региона Вадима Чеченко, для области уход налогоплательщика — это когда закрывается производство на территории региона и никаких платежей в бюджет не поступает, как в свое время случилось с «Мостовиком». Все остальное не может считаться потерей налогоплательщика.

«Перерегистрация юридического лица не всегда приводит к перераспределению налоговой базы между субъектами РФ. Когда территориальное подразделение продолжает работу, все местные налоги — НДФЛ, налог на имущество, налог на землю и прочие — оно платит здесь. По налогу на прибыль, да, вероятно, в ряде случаев бюджет теряет, так как холдинги федерального уровня имеют возможность перебрасывать прибыль в другие регионы. Но здесь перерегистрация не первопричина. Эти действия вполне легально могут быть осуществлены в рамках холдинга и без перерегистрации в рамках действующего налогового законодательства», — сказал Вадим Чеченко.

Процессинг или консолидированные группы налогоплательщиков

Добавим, сегодня в России действуют две схемы налоговых отчислений для крупных холдингов. Первый вариант — процессинг: головная компания передает сырье своему филиалу и платит за переработку. С этой прибыли, соответственно, местное предприятие уплачивает налог в региональный бюджет.

Другой подход — консолидированные группы налогоплательщиков. Прибыли и убытки предприятий, входящих в холдинг, суммируются и, исходя из результата, формируются отчисления по налогу на прибыль. Как в первом, так и во втором случае возможностей для «игры» с налогами у предприятий множество.

У обоих вариантов есть свои плюсы и минусы, но главное, как считают эксперты, то, что сама по себе схема начисления налогов не является гарантом их выплат. Собеседник Города55, специалист в области экономики и налогового законодательства считает, что в обоих случаях у предприятия есть варианты для маневра в свою пользу.

«Спасибо, что есть рабочие места, что есть НДФЛ. По схеме отчислений: и у процессинга, и у КГН есть свои плюсы и минусы. Процессинг дает возможность распределять центры образования прибыли так, как хочет само предприятие. А КГН позволяет не включать в группу то или иное предприятие, если это невыгодно», — пояснил эксперт.

Photo:onpz.gazprom-neft.ru

Если вернуться к примеру с ОНПЗ. В 2016 году омские депутаты создали рабочую группу по разработке законопроекта, который должен был обязать «Газпром нефть» перейти с процессинга на выплаты по схеме КГН. Соответствующее обращение было направлено председателю совета директоров ПАО «Газпром нефть» Алексею Миллеру. В итоге систему налогообложения не изменили, но поступления в омский бюджет увеличили на 48% (более 7 млрд рублей в 2017 год). И, по данным УФНС по Омской области, компания вышла на второе место в топе крупнейших налогоплательщиков региона.

Нужно отметить, что процессинговая схема гарантирует стабильность поступлений в бюджет Омской области, объем которых не зависит от колебаний цен на нефть.

В омском минфине подтверждают, что диспропорция в налоговых платежах вертикально интегрированных компаний в регионе существует, но изменить ее может только федеральный центр.

«Безусловно, дисбаланс между интересами субъектов, на территории которых находятся производственные мощности и штаты работников, и субъектов, на территории которых располагаются холдинговые подразделения, являющиеся центром прибыли, в той или иной мере присутствует, устранять его — задача федерального законодателя. Для устранения этого дисбаланса был в свое время создан механизм консолидированных групп налогоплательщиков. Но он был несовершенен, нуждался в доработке, а потому не везде сработал в должной мере, и правительством РФ объявлена отмена механизма консолидированных групп налогоплательщиков с 2023 года, а механизмов, способных заменить этот институт, к сожалению, пока не предлагается», — сказал министр финансов Омской области Вадим Чеченко.

Видимо, поэтому, по мнению экспертов, источники пополнения бюджета нужно искать не в уже функционирующих предприятиях, а в новых производствах. Да, возможны разовые «случайные» сюрпризы, как, например, перерегистрация томского филиала «Транснефти» в Омск (наши соседи называют потери от переезда компании в размере 500700 млн рублей). Но за такими сюрпризами не следует тенденция, они не влияют на инвестиционный бизнес. Как пришли, так могут и уйти. Работать нужно на привлечение и стимулирование среднего и малого бизнеса, но это тема для отдельного разговора.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter