Маркировка одежды в Омске. Борьба с контрафактом или платное развлечение власти

Маркировка одежды в Омске. Борьба с контрафактом или платное развлечение власти
Маркировка одежды в Омске. Борьба с контрафактом или платное развлечение власти
14 февраля, 12:52ЭкономикаФото: Медиахолдинг 1MI
С 1 февраля предпринимателей начинают штрафовать за отсутствие чипа на одежде. Все, что не промаркировано, будет считаться контрафактом.

Новые правила сильно бьют по карману бизнеса, вынужденного закупать оборудование для маркировки. Предприниматели предрекают рост цен на одежду для омичей. Как вариант — банкротство мелких предпринимателей, которые из-за малых объемов не смогут окупить маркировку.

Город55 разбирался в ситуации.

Маркировка товаров легкой промышленности

В России уже несколько лет действуют правила маркировки различной продукции. С 2016 года специальные идентификаторы наносятся на алкоголь и меховые изделия. С середины 2020 года вступила в силу обязательная маркировка обуви и лекарств.

А с 1 января 2021 года запрещено продавать сразу несколько немаркированных категорий товаров легкой промышленности. Согласно постановлению правительства, в данный список вошли одежда из кожи, женские и детские блузки из трикотажа, пальто, плащи, куртки для мужчин женщин и детей, а также постельное, столовое и кухонное белье. При этом участники рынка обязаны были до 1 февраля промаркировать все свои товарные остатки, хранящиеся на складах и не реализованные до 1 января 2021 года.

Производители должны поставить на каждый свой товар специальный код Data Matrix, который подтверждает легальность продукции, и занести информацию в национальную систему «Честный знак». Далее каждый участник цепочки, начиная от производителя и заканчивая розничным продавцом, обязан сканировать код, регистрируя таким образом свои действия в системе.

За нарушение закона установлены штрафные санкции: от 5 до 10 тыс рублей для должностных лиц и от 50 до 300 тыс рублей для юридических лиц. Кроме того, товары без идентификаторов подлежат конфискации и уничтожению.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Проблема для бизнеса и рост цен

В омском предпринимательском сообществе нововведение вызвало неоднозначную реакцию. Есть такие, кого маркировка не задела. К примеру, ателье. Они не попадают под действие закона.

«Индивидуального пошива маркировка не касается, это касается массового производства. Нас это затрагивает только в том случае, если мы какие-то аксессуары привозим из-за рубежа», — сказал совладелец мастерской по пошиву мужской одежды «Залесов и Скок» Роман Залесов.

Есть те, кто считает, что в маркировке нет ничего сложного. А «ноют и не могут войти в тему слабые или залетные предприниматели». Мол, рынок взрослеет и это нормальный, естественный процесс отбора.

«Никаких проблем нам маркировка не добавила. Ну да, один раз мы потратили деньги на оборудование, которое производит эту маркировку. И все. Мы одеваем нефтезаводы, производим форменную рабочую одежду и, соответственно, обязательно должна быть маркировка. Может быть, есть сложности для тех, кто нашивает на оптовку. Знаете, нелегальные подшивалы, я их так называю. Может, для них это сложно. Для нас — нет», — рассказывает руководитель отдела продаж швейного предприятия «Каптерка» Марина Донцова.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Однако в то же время есть много предпринимателей, которые убеждены, что маркировка одежды вряд ли защитит омский рынок от нелегальных швей и подделок, но точно добавит проблем законному бизнесу и, скорее всего, поднимет цены на одежду.

«Пока мы замаркировали остатки. Новые коллекции только начинаем заказывать. Поэтому непонятно, как будет. Но уже сейчас производители говорят, особенно те, кто находится за границей, что до 27% закуп товара может подняться. Сегодня точно можно сказать, что это дополнительные расходы в очень неподходящее время.

Сейчас в нашей отрасли у многих спад объемов продаж. Предполагаем, что это (введение маркировки — прим. ред.) повлечет повышение цен в розничной торговле, но на сколько — пока еще рано говорить», — рассказывает Лариса, предприниматель, торгующий одеждой.

Производственные компании дают свой расклад по расходам на маркировку. По их данным, траты на приобретение и настройку оборудования, обучение сотрудников неизбежно скажутся на себестоимости продукции. В зависимости от объемов выпуска рост отпускной цены может быть значительным.

«50 копеек стоит сам код, оборудование примерно 20 тыс рублей, расходники, зарплата сотрудника… Если объемы производства 2000–3000 единиц в месяц, то нормально — расходы растворяются. А если выпуск менее 1000 единиц, а это распространенная история для Омска, то в этом случае маркировка — очень дорогое удовольствие», — рассказывает владелица швейной мастерской Татьяна Метелица.

Фото: pixabay.com

Дефицит специалистов

Одна из проблем для омских предприятий — приобретение и установка программного обеспечения (ПО) для маркировки. Как говорят швейники, на рынке масса ПО, но непонятно, насколько оно приспособлено к работе в реальных условиях. В то же время найти технических специалистов, которые будут сопровождать бизнес в этой области, сложно. Их попросту нет.

По словам директора швейной компании «Иссти» Ирины Мухановой, в сегодняшних условиях для микро- и малого бизнеса маркировка — это только лишние затраты при покупке идентификаторов и нервотрепка при установке программного обеспечения.

«В конце 2020 — в начале 2021 года мы производили только ту одежду, которая не подлежит маркировке. Изучали вопрос (с маркировкой — прим. ред.). Предписание выполнить можно, но на это нужно терпение и время. Либо обученный специалист, а это тоже затраты. Ну и сама маркировка денег стоит», — говорит Ирина Муханова.

«Механизма нет, а ответственность есть»

По словам омских предпринимателей, сегодня они на своем опыте убедились, что закон об обязательной маркировке одежды имеет недоработки, которые государство не предусмотрело. Иногда возникают вопросы, на которые документ просто не дает ответа. Например, непонятно, как действовать в случае возврата промаркированных товаров.

«Продали мы продукцию, но какие-то размеры не подошли, и, соответственно, нужно возвращать и менять на другие. Этот процесс не прописан, и как в таком случае действовать — непонятно. А ответственность за такие вещи — она уже наступила. Механизма нет, а ответственность есть.

В нашем случае этот момент вызывает трудности, усложняет текущие бизнес-процессы. Где-то мы предупреждаем клиентов, что возврат невозможен, где-то заранее прорабатываем моменты для того, чтобы этих случаев не допустить. В целом это дополнительные издержки, чтобы не попасть под фискальный удар», — рассказывает генеральный директор компании «Восток-Сервис-Спецодежда» Алексей Глазачев.

Фото: pixabay.com

Другая трудность — как разделить товар на подлежащий маркировке и не подлежащий? Четкого ответа на этот вопрос правила не дают.

«Во всех пояснениях на сайте „Честного знака“ указано — обратитесь к производителю. И бедный производитель начинает изучать, например, какие блузки подлежат маркировке, а какие нет. Что есть блузка языком нормативных документов по кодам ТН ВЭД ЕАЭС? Еще пример: оптовый покупатель не разобрался в законодательстве и требует маркировать все блузки, хотя маркировке подлежат только трикотажные. Приходится достаточно долго рассказывать, показывать и убеждать покупателя, что он не прав» — отмечает главный бухгалтер швейной компании «Лагуна» Елена Сухина.

Борьба с контрафактом

Главное, ради чего затевалось нововведение с метками на одежде, — это побороть контрафакт. По мнению омских предпринимателей, маркировка в этом, возможно, и поможет, но в ближайшее время цель вряд ли будет достигнута.

«Маркировка, конечно, защищает от контрафакта. Но опять же, все это можно срезать. Подпороть шов, вшить свою маркировку, если человек заведомо хочет продукцию выдать за свою. У нас всякие есть умельцы», — говорит Марина Донцова.

Алексей Глазачев считает, что пока введение маркировки лишь усложнило жизнь мелким игрокам, которые не вкладывались в свое производство и в свои продажи, и, соответственно, оказались не готовыми поддержать правила маркировки.

«Да, некоторые маленькие игроки с рынка ушли. Но здесь двоякая ситуация. С одной стороны, это вымело тех, кто был не готов к честной работе. А с другой, подрезало крылья тем, кто хотел серьезно работать, но не смог соблюсти правила», — сказал он.

Фото:pixabay.com

Критически рассматривает введение обязательной маркировки одежды Елена Сухина. Она уверена, что крупные торговые сети готовы исполнять обязанности по продаже маркированного товара, но мелкие продавцы не считают это необходимым. И им за это ничего не грозит.

«Я ни разу не слышала о проверках или штрафах за продажу немаркированного товара. Возможно, если бы были прецеденты со штрафами за продажу немаркированного товара и контрольные мероприятия на уровне розничных продавцов, то маркировка и имела бы поддержку у добросовестных производителей и продавцов, а не рассматривалась ими как очередное платное развлечение государства за их счет»,

— убеждена она.

***

Судя по всему, федеральные власти осознали свою некую торопливость при введении обязательной маркировки одежды с 1 января 2021 года и назначении штрафных санкций за неисполнение с 1 февраля.

Минпромторг подготовил и опубликовал для процедуры обсуждения поправки в постановление правительства РФ, касающиеся маркировки товарных остатков. Согласно проекту документа, участники рынка смогут внести непромаркированную одежду в систему «Честный знак» в срок до 1 апреля этого года.

В связи с этим опять же возникает вопрос. Получается, что обсуждаются поправки, изменяющие правила маркировки, но штрафовать за отсутствие меток с 1 февраля могут уже сейчас. Разумным выглядело бы приостановление действия штрафных санкций с последующей модернизацией принятого ранее постановления, но никак не наоборот.

Впрочем, возможно, в Минпромторге полагают, что штрафов с 1 февраля не будет. Это вполне допустимо, исходя из того, что у Роспотребнадзора, при сложившихся обстоятельствах с коронавирусом, руки до предпринимателей, не промаркировавших одежду, просто не дойдут.

Хотя, с учетом текущей экономической ситуации, возможного закрытия ряда мелких швейных компаний и, как следствие, роста цен на одежду, более правильным видится перенос обязательной маркировки продукции легкой промышленности на более поздний срок.

Это было бы совершенно логичным решением, принимая во внимание тот факт, что в начале февраля была отменена на два года, до 2023 года, обязательная маркировка ювелирных изделий, которую также планировали запустить с 1 января 2021 года, но которую Минфин РФ перенес с учетом мнения малого и среднего бизнеса.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter