Posted 15 сентября, 07:10

Published 15 сентября, 07:10

Modified 15 сентября, 08:48

Updated 15 сентября, 08:48

Появляются все новый и новые версии посадки в поле

Посадивший самолет в поле пилот признал, что полосы в Омске хватало для посадки

15 сентября 2023, 07:10
Фото: Правительство Омской области
Появляются все новый и новые версии посадки в поле

Посадивший самолет в поле командир Белов заявил, что улетел из Омска из-за ветра

В Новосибирск, по словам командира воздушного судна Сергея Белова, он решил уйти из-за ветра.

В телеграм-канале «Авиаторщина» опубликовали показания КВС Airbus A320 «Уральских авиалиний» Сергея Белова, который сел в поле в Новосибирской области. В них, в частности, пилот признается, что полосы в омском аэропорту вполне хватило бы для посадки.

«Согласно показаниям Белова, посадочная дистанция в аэропорту Омска (длина ВПП — 2500 м) позволяла ему произвести там посадку самолета с отказом „зеленой“ гидросистемы. Но он не рискнул сажать в Омске борт с таким отказом из-за метеоусловий. По его словам, был очень сильный сдвиг ветра и порывистый ветер — это передавали записи и диспетчеры», — сообщается в телеграм-канале.

Якобы командир боялся, что при таком ветре самолет мог попросту слететь с короткой и узкой полосы, ширина которой 45 метров. Самолет, на котором отказали реверс одного из двигателей, управление носовой стойкой шасси, а также не работали основная и автоматическая система торможения, мог загореться.

«Белов [признался], что ни разу в жизни не сталкивался с таким отказом и он не понимал, как будет вести себя самолет в реальности. С его слов, борт с этим отказом управляется совершенно по-другому», — приводит слова командира «Авиаторщина».

Якобы отказ «зеленой» гидросистемы на самолетах этого типа приводит к падению давления, увеличению расхода топлива и посадочной дистанции, основная и автоматическая системы торможения становятся неисправными, как и нормальное торможение — работает только резервная система.

«Отказывает управление носовой стойкой шасси и реверс одного двигателя, не работают первый и пятый спойлеры на каждом полукрыле. Также неисправны первый канал демпфера руля направления, один из каналов выпуска механизации крыла, часть управляющих поверхностей, уборка и выпуск шасси (при этом выпустить шасси можно вручную)», — заявляется в канале.

Белов заявил, что выпущенные перед посадкой в Омске шасси он убрал при заходе на второй круг, при этом отказ гидросистемы ему никак не помешал, однако створки шасси остались открытыми.

«В тот момент в баках самолета, со слов КВС, оставалось 4.2 тонны топлива. Для ухода в Новосибирск требовалось 3.8 тонны: из них 2.62 тонны непосредственно до Толмачево, а 1.15 т — на „зону ожидания“ над запасным», — поясняется в «Авиаторщине».

К этим расчетам пилоты якобы добавили еще 15% из-за открытых створок шасси, которые создают сопротивление и увеличивают расход топлива. Еще 10% они учли, так как спойлеры были убраны. Тем самым якобы по прилету в Новосибирск должно было остаться больше тонны топлива, заявил командир.

«Со слов Белова, в процессе полета пилоты следили за остатком топлива, и все было нормально. Но после прохождения рубежа возврата в Омск топливо стало критически быстро уменьшаться и не сходиться с расчетом КВС», — пишет телеграмм-канал.

За 130 км до рубежа снижения в новосибирском аэропорту Белов решил сесть на подобранную площадку. Полной выработки топлива пилоты дожидаться не стали и пошли на посадку, когда керосина было всего на 5 минут. После посадки в баках якобы осталось всего 200 кг топлива.

Напомним, что ранее Город55 привел слова бывшего руководителя омского аэропорта Сергея Круглова, который впервые же часы заявил, что полосы в Омске было вполне достаточно для посадки.

Версия, озвученная КВС Беловым стала уже третьей к этому моменту, — сначала была короткая полоса, затем отсутствие сервиса в для Airbus в Омск, теперь к ним добавился ветер.