Posted 18 января 04:24

Published 18 января 04:24

Modified 18 января 07:52

Updated 18 января 07:52

Экс-глава омской полиции Быков: «Надо мной и моей семьей издеваются уже 21 месяц»

18 января 2023, 04:24
Фото: Город55
Подсудимый произносит последнее слово
В последнем слове в суде полковник полиции возмутился, что он на скамье подсудимых и за решеткой, а сутенер и торговец нелегальной водкой и сигаретами на свободе.

В Кировском районном суде города Омска с последним словом выступил бывший начальник городской полиции Евгений Быков, которого судят за получение взяток от владельца салонов с интимным массажем и торговца нелегальной водкой и сигаретами на общую сумму около 7 млн рублей.

«Я просил, чтобы мое дело рассматривал суд присяжных. Дело не в том, что я не доверяю судебной власти или судебным решениям, хотя, признаюсь, некоторые из них у меня вызывают большие сомнения. Причина в другом: с момента моего задержания на протяжении всего следствия и суда мое дело освещалось однобоко. Вот сегодня в зале присутствует большое количество представителей прессы. Однако появлялись они лишь в определенные моменты и отсутствовали, когда исследовались значимые материалы дела или допрашивались ключевые свидетели. И тут все просто — через СМИ шло формирование общественного мнения, которое было угодно стороне обвинения. То есть что я действительно виноват в инкриминируемых деяниях», — с упреков начал свою речь Евгений Быков.

Затем полковник, как и на прениях, поинтересовался у гособвинения, почему владелец массажных салонов Orange Александр Игнатьев, торговец контрафактными сигаретами и водкой Сергей Зубков, а также Сергей Павлов, которого следствие считает пособником во взяточничестве, до сих пор не привлечены к уголовной ответственности.

«Ваша честь, почему сейчас прокуратура, имея на руках все доказательства, упорно не привлекает Игнатьева к ответственности за дачу взятки или за незаконное оформление юридического лица — ООО „Кея Трейд“ (компания, за которой и маскируются салоны Orange — прим. ред.). За те нарушения, которые Игнатьев сам озвучил в суде, связанные с налоговым законодательством, за то, что игнорируется трудовое законодательство, — ведь ни один сотрудник, кроме самого Игнатьева, не трудоустроен в „Кея Трейд“. Все это признается прокуратурой законным и обоснованным. По сути, это значит, что они попросту защищают его деятельность», — недоумевал Быков.

Обвиняемый искренне уверен, что на скамье подсудимых должны быть как минимум Игнатьев и Зубков, которые преспокойно продолжают заниматься незаконной деятельностью, но никак не он.

«Зачем в отношении меня провели такую жесткую акцию и сейчас судят меня, а не Игнатьева, Зубкова и Павлова? Ответ на этот вопрос можно получить, если внимательно проанализировать все то, что происходило в суде. Скажите, а было ли в судебных заседаниях деятельное раскаяние Павлова? Может быть, он рассказывал здесь, как он мучился совестью, совершая свои мошенничества? Нет, этого не было. Просто Павлов и Лебедев в этом деле были инструментом — за обещание свободы и непривлечение к уголовной ответственности они были готовы давать любые показания. А раскаялся ли Зубков? Может, он винился, когда рассказывал, что его торговля контрафактом неоднократно пресекалась, а он все равно развивался и продолжал травить город нелегальным алкоголем и сигаретами? Или он сдал следствию места, где покупал нелегальную продукцию, назвал адреса и фамилии крупных поставщиков? Нет, и этого мы не услышали, потому что эпизод с Зубковом появился в этом деле, чтобы прикрыть махинации и фальсификации следствия и прокуратуры по эпизоду с Игнатьевым», — уверен подсудимый.

По мнению Быкова, ни в чем не раскаялся и Игнатьев, да еще и заявил на суде во всеуслышание, что он 9 месяцев носил взятки.

«Он же сам признался здесь, в суде, что носил взятки, а это чистый состав статьи 291 УК РФ „Дача взятки“, но его никто не привлекал и не рассматривал в качестве подозреваемого или обвиняемого. Просто такое вот попустительство в отношении Игнатьева и Зубкова привели к тому, что они сейчас ходят с гордо поднятой головой, могут говорить что угодно и когда угодно, обвинять кого угодно и в чем угодно и при этом чувствовать себя полностью защищенными со стороны ФСБ и прокуратуры. Собственно, чтобы такие люди, как они, чувствовали себя безопасно и свободно, я сейчас нахожусь вот здесь — за решеткой, не мешаю им работать, развивать бизнес, травить и развращать наш город», — заявил суду полковник Быков.

Объяснил обвиняемый и то к чему, по его мнению, приведут вот такие уголовные дела и непривлечение к ответственности сутенеров и «контрафактников».

«Все здесь присутствующие, ответьте себе на вопрос: вы действительно хотите, чтобы в Омске все это процветало, да еще и в таких масштабах? Закрывая и арестовывая сотрудников полиции, вы хотите, чтобы такие как Игнатьев и салоны Orange существовали, а Зубковы развивали свою нелегальную торговлю? Я объясню, к чему приведут такие дела как это, — без нормальных доказательств, с банальной провокацией и фальсификациями. Все это кончится тем, что многие сотрудники полиции начнут обходить стороной такие вот киоски Зубкова или салоны Игнатьева. Почему? Да потому, что если начнет наказывать, пресекать их деятельность, то очень быстро может оказаться на моем месте. А сутенер Игнатьев и „контрафактник“ Зубков и дальше будут работать, да мы и сами здесь слышали, что останавливаться они не собираются, только теперь они в разы увереннее и спокойнее», — считает Евгений Быков.

В заключение подсудимый заявил суду, что он не совершал ничего из того, что ему инкриминируют.

«Ваша честь, 21 месяц издеваются надо мной и моей семьей, и реальные преступники гуляют на свободе. Я не совершал то, в чем меня обвиняют», — заявил Быков.

Приговор экс-главе УМВД по городу Омску суд огласит уже 19 января.