Posted 12 января 04:09

Published 12 января 04:09

Modified 12 января 04:10

Updated 12 января 04:10

Экс-глава омской полиции: «Главная достопримечательность Омска — это интимные салоны»

12 января 2023, 04:09
Фото: Город55
Выступая в прениях, Евгений Быков заявил, что он, как мог, боролся с салонами с пикантным массажем, а не крышевал их.

В Кировском суде Омска закончились судебные прения по резонансному уголовному делу бывшего начальника УМВД по городу Омску Евгения Быкова. Последним в них участвовал сам подсудимый.

В своей речи, которая длилась более 3 часов, Быков прошелся по всем доказательствам стороны обвинения. В частности, раскритиковал показания экс-начальника отдела по исполнению административного наказания Михаила Лебедева, который, по версии следствия, был посредником во взяточничестве.

«Ваша честь, в суде при допросе Лебедева я спросил его напрямую: передавал ли он мне взятки от Игнатьева и Зубкова (владелец массажных салонов Orange и торговец нелегальными сигаретами и алкоголем — прим. ред.). Его ответ вы все слышали — он заявил, что никогда так не говорил и утверждать не будет. Хочу обратить ваше внимание, что сторона обвинения после этих слов не стала выяснять, почему он так ответил. Вместо этого были просто зачитаны показания Лебедева, которые он давал во время следствия. Я их читал, и там противоречие на противоречии. Он путается с датами знакомства с Павловым (еще один посредник во взяточничестве — прим. ред.): то это был июнь, то декабрь. Путается в количестве встреч с ним: то два раза в месяц, то один раз, то вообще было семь встреч», — недоумевал Евгений Быков.

По мнению подсудимого, на этих противоречиях следствие умудрилось построить все обвинение и даже не удосужилось их хоть как-то проверить. В частности, Быков подробно прошелся по «ляпам» в показаниях Сергея Павлова, которого в суде допрашивали четыре заседания подряд.

«Возьмем хотя бы показания Павлова. Так вот, они и вовсе не соответствуют и не бьются ни с показаниями Лебедева, ни с показаниями Игнатьева, да и вообще с объективными материалами дела. Более того, в показания Павлова, как и в мои, были внесены изменения и добавлены сведения, которые он в ходе предварительного следствия не называл. Вот, например, указано, что якобы 25 марта 2021 года он взял у Игнатьева 500 тысяч рублей и передал их мне в кабинете, самостоятельно отсчитав себе 50 тысяч рублей. Но ни время, ни место, ни обстоятельства этой передачи не установлены. Но в показаниях Павлова, которые мы тут зачитывали, он указывает, что в марте 2021 года деньги, полученные от Игнатьева, он передал Лебедеву в кафе „Кантанелло“. Когда я сам ознакомился с делом и обвинительным заключением, то увидел, что Павлов и вовсе трижды меняет свои показания по поводу передачи денег. Это вообще как? И эти показания сторона обвинения считает последовательными, объективными и на их основе пытается меня осудить», — эмоционально возмутился Быков.

Однако главное недоумение у полковника Быкова вызвала сама история с крышеванием массажных салонов Orange.

«Административные протоколы на работниц салона и на самого Игнатьева составлялись, проверки проходили, Игнатьев, ко всему прочему, был привлечен к уголовной ответственности и получил судебный штраф. Тогда вопрос — за что же он мне тогда платил?» — удивляется Быков.

Как заявил некогда высокопоставленный полицейский, он не покровительствовал Игнатьеву и подобным салонам, а, наоборот, всячески с ними боролся. И на встречу с Павловым, после которой Быков и был задержан, согласился лишь для того, чтобы, мол, разузнать, что за деньги платит владелец салона и почему Павлов прикрывается его — Быкова — именем.

«В УВД по городу Омску был всего один-единственный показатель, которого я придерживался: не должно быть, чтобы лицом города у нас были голые девушки на плакатах (имеются в виду билборды с рекламой массажных салонов Orange – прим. ред.). В Омске достаточно достопримечательностей, и не должен салон Orange быть главной из них. Нам туда, что ли, туристов водить?» — заявил в суде Евгений Быков.

Вся речь подсудимого в прениях в итоге свелась к тому, что Быков заявил о своей полной непричастности, попросил оправдать его по всем инкриминируемым деяния, а также вернуть квартиру его дочери, которую изъяли в доход государства. Тем не менее кое-какие вопросы у полковника все же остались.

«Я не нашел ответ на пару вопросов. Один из них — а как вообще органы прокуратуры представляют себе деятельность Игнатьева? Она для них законна или все же нет? Мое мнение вы знаете — это публичный дом. А для них это что? Если у Игнатьева все по закону, то зачем он тогда платил мне деньги? А если деятельность эта незаконна и салоны работают и по сей день, то пусть объяснят: почему это позволяется? Ведь был реальный шанс все это пресечь, надо было просто меня не останавливать в апреле 2021 года, а формировать взятку Игнатьева, и все. Либо сейчас, имея на руках материалы этого уголовного дела, привлечь Игнатьева к уголовной ответственности. Но прокуратура этого до сих пор не сделала, хотя прекрасно знает о всех нарушениях», — спросил Быков.

Свое последнее слово подсудимый произнесет 17 января.