Изображение материала

О явке и цене мандата: каким будет новый Омский горсовет

13 сентября 05:02
Фото: Город55
Седьмой созыв городского парламента будет кардинально отличаться от шестого.

Седьмой созыв Омского городского совета близок, как никогда. Все основные параметры уже озвучены официально: проголосовали 14 с половиной процентов, нарушений нет, волеизъявление прошло «организованно и легитимно». Ближайшие пять лет на Думской будут заседать 35 «единороссов», три «эсера», один коммунист и один самовыдвиженец. Представители власти ведут себя так, будто ничего принципиально не изменилось: всё идёт по плану, демократия в очередной раз восторжествовала, свежая порция народных избранников готова вести Омск дальше к светлому будущему.

Что же произошло на самом деле? Давайте посмотрим внимательнее.

Явка

Итак, в выборах приняли участие 14,5% омичей, обладающих активным избирательным правом. Это каждый седьмой. В 2012 году, когда мэром выбрали Вячеслава Двораковского, проголосовали 17% (каждый шестой), что стало промежуточным антирекордом. Тот результат, кстати, использовался позже как обоснование для отмены прямых выборов: звучали заявления о том, что омичам выборы просто неинтересны как таковые, а значит, избрание градоначальника нужно доверить небольшому коллективу, состоящему из людей с мотивацией и квалификацией определённого рода.

Произойдёт ли то же самое и с выборами в Горсовет? Определённо нет, и дело даже не в чьей-то любви к демократии: инстанции, которая теоретически могла бы заняться формированием городского парламента, просто не найти в муниципальной политической системе. При этом законодательный орган, существование которого хоть отчасти размывало бы ответственность городской администрации, необходим. И когда придёт время в очередной раз выбирать мэра, займутся этим именно депутаты: их легитимность как народных избранников станет основой для легитимности очередного главы города.

Похоже, всеобщие выборы в Горсовет — не отменяемый атрибут омской политической жизни. Однако 14-процентная явка — это в любом случае крайне мало. К тому же пять с лишним процентов из 14 проголосовали досрочно, и только девять — непосредственно в день выборов. 

Объяснений нежеланию омичей голосовать может быть два. Первое — «всё хорошо, горожане на 100% уверены в эффективности существующей системы, а потому и на участки идти им незачем». Второе — «омичи не верят, что голосование может что-то изменить». Первый вариант официальной поддержки не получит как чересчур оптимистический и вызывающий недоверие; второй слишком драматичен, а потому тоже не годится. Будут ли сделаны какие-то выводы, или мы просто дождемся следующего электорального цикла с его новыми (анти)рекордами?

Цена мандата

Накануне выборов Город55 писал о том, что одномандатные округа стали вдвое меньше и что, соответственно, для победы кандидату надо набрать примерно вдвое меньше голосов. На это наложился и эффект низкой явки, что даёт на выходе просто удивительные результаты. Скажем, коммунистка Светлана Ивченко получает мандат, набрав 622 голоса; у «единоросса» Светланы Хиневич 1047 голосов, у единоросса Анатолия Канунникова — 1071. В Кировском округе с самой низкой явкой вообще ни один победитель не набрал больше двух тысяч голосов. В САО средний результат получше, но тоже не впечатляет: например, у Дмитрия Саханя 2428 голосов, а у Инны Гомолко — 2633. Хватает историй, когда отрыв победителя от главного конкурента составляет совсем небольшое число (115 голосов, 58 голосов).

Пять лет назад рекордсменом стал Ренат Карымов, набравший 2822 голоса, а результаты остальных победителей лежали в диапазоне от трёх до пяти тысяч. Получается, цена мандата сейчас радикально снизилась, и стать депутатом можно было, всего лишь мобилизовав относительно небольшую группу своих сторонников. При этом формальный статус народного избранника остаётся тем же, и полномочия, конечно, не будут сужены. Скажем, Светлана Ивченко, набравшая 600 голосов, в 2026 году станет одной из максимум 40 избирателей на выборах мэра Омска, то есть в теории будет представлять около 30 тысяч горожан.

Партии

В шестом созыве Горсовета было пять фракций: «Единой России», КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России» и «Коммунистов России». ЕР имела 65%, то есть фактически пользовалась правами блокирующего большинства: даже без поддержки других фракций «единороссы» могли добиться любого решения.

В седьмом созыве фракций будет всего три. КР и ЛДПР не получили ни одного мандата, «эсеры» расширили своё представительство с двух до трёх депутатов, а вот фракция КПРФ теперь радикально ужмётся — с девяти членов до одного. Единственный самовыдвиженец примкнёт к «Единой России» (об этом уже открыто заявил мэр Омска, тоже «единоросс»). Таким образом, самая большая оппозиционная сила будет представлена в городском парламенте чисто символически, а «партия власти» вместо 65% получит 90.

На практическом уровне эти перемены означают, что у коммунистов не будет возможности повлиять на обсуждение вопросов даже в комитетах. У «единороссов» и им сочувствующих к тому же появляется повод говорить, что омичи продемонстрировали особое доверие к одной партии и, проголосовав за неё, автоматически поддержали всё, что она делает — в городе и регионе. «Омск выходит из красного пояса!» — уже объявил мэр города Сергей Шелест.

Такая постановка вопроса, конечно, вызывает интерес. Полный отказ на выборах от партийной системы в пользу мажоритарной объяснялся в первую очередь тем, что людям нужно голосовать за конкретных кандидатов, а не за абстрактные политические силы с обширными программами. То есть кандидат работает «на земле», обещает покрасить качели, оборудовать парковку для машин, разобраться с алкоголиками, которые собираются вечерами у местного магазина, и при этом зачастую не афиширует свою партийную принадлежность. Он набирает одну-две-три тысячи голосов, получает свой мандат. И сразу после выборов появляются сообщения примерно такого содержания: «Это показывает особое доверие избирателей к партии, а значит, омичи согласны со всеми пунктами партийной программы».

Что дальше

Судя по результатам выборов, КПРФ и ЛДПР чуть ли не полностью вычёркивают из политической жизни муниципалитета. Либеральных демократов в Горсовете не будет вообще, коммунистов низводят до карикатурного уровня человека-фракции, и они такое принять явно не готовы. Год назад, на выборах в Госдуму, КПРФ получила два мандата из трёх, а потому нынешнее поражение она должна расценивать как явное унижение и несправедливость.

Один из проигравших кандидатов, Михаил Федотов, в телефонном разговоре с Городом55 сделал заявление об «антинародных» выборах. Что конкретно намерены предпринять коммунисты — попытаются ли они что-то отыграть в суде или с помощью чисто политических заявлений — станет известно позже.