«Почти всегда максимальная загрузка»: как работает новый вытрезвитель в Омске

3 августа, 10:00
Фото: Город55

Омский вытрезвитель спустя месяц после открытия оказался забит под завязку

Город55 отправился в это заведение, чтобы узнать, как там все устроено изнутри.

Ровно месяц назад в Старом Кировске открылся первый в Омске вытрезвитель — спустя 12 лет после закрытия работавших еще по советской системе. Вообще, с алкоголизмом в нашей стране начали бороться еще в 30-е годы прошлого века. Сначала вытрезвители курировала милиция, потом их передали здравоохранению, потом снова в МВД. Сейчас в нашем регионе за это заведение отвечает областное Минтруда.

Вытрезвитель открыли на базе Центра социальной адаптации. На ремонт отделения из бюджета потратили около 11 млн рублей. Город55 съездил туда, чтобы выяснить, насколько эффективным было такое вложение средств.

Все анонимно и бесплатно

Несмотря на разгар рабочего дня в середине недели, в вытрезвитель то и дело подвозят «клиентов» — так корректно здесь называют пьяниц, наркоманов и токсикоманов. За месяц работы заведения здесь уже побывали почти 200 человек.

В отличие от канувших в лету советских вытрезвителей, условия здесь значительно гуманнее.  Насильно сюда никого не забирают, и никого здесь не удерживают. Кто не хочет оставаться, после осмотра уходит. Но многим попадание сюда, возможно, уже спасло жизнь. Также в отличие от прежних времен яростной борьбы с алкоголизмом, когда попадание в такое место могло стоить человеку карьеры, сейчас на работу о его приключениях под градусом не сообщают. Для сравнения: в Советском Союзе за вытрезвление выставляли счет, обходившийся в круглую сумму. Более того, практиковалось фотографировать пьяных и потом размещать эти снимки на досках позора во дворах жилых домов и на проходных предприятий.

Сейчас все абсолютно анонимно и бесплатно. Обычно сотрудники патрульно-постовой службы везут сюда людей, которых обнаруживают во время рейдов. Сначала на место вызывают скорую. Осмотр необходим. Например, часто симптомы инсульта можно спутать с опьянением. Только если состояние человека не вызывает у медиков никаких опасений, его доставляют в вытрезвитель. Во всех остальных случаях — в больницу.

Полицейская машина с клиентом заезжает через отдельные металлические ворота. Потом привезенного осматривает медсестра, заполняет его карточку. Степень опьянения определяется с помощью алкотестера. Если человек хочет, он может помыться в душевой и переодеться в чистую одежду. Потом отправляется спать.

Уборщица Светлана Белых выдает пижамы. Правда, они все унисекс и пока только одного размера — 52-го.

«Вообще в Центре я работаю уже 12 лет. В вытрезвителе с июля. Первую зарплату здесь пока еще не получала. Работа нетяжелая, я привыкла. Терпения хватает. Люди, которых к нам привозят, пока слушаются, буйных нет. Ну и мы с пониманием к ним относимся», — говорит Светлана Николаевна.

Кстати, родственники пьяниц, которые устраивают дебош дома и пугают детей, также могут отправить их в вытрезвитель. Для этого надо обратиться в полицию. Приехавший на вызов наряд доставит клиента в пункт назначения. Есть и возможность самообращения. Например, если нетрезвый человек замерзает зимой на улице. Он может смело позвонить — если, конечно, будет в состоянии — по номеру 37-34-86. Его же могут набрать неравнодушные прохожие. Это гарантирует, что человек, по крайней мере, будет приходить в сознание в безопасности — для себя и окружающих.

«Однажды к нам привезли женщину по ошибке»

А вот медицинскую помощь сотрудники омского вытрезвителя оказывать не могут. В их арсенале есть только средства для первичной обработки ссадин и доврачебной помощи. В сложных случаях, когда человеку становится плохо уже в вытрезвителе, сразу же вызывают скорую помощь.

«Был один случай, когда к нам привезли человека по ошибке. Это неприятно как для нас, так и для сотрудников полиции. Они жалуются, что им дают мало бензина на сутки. И везти к нам человека с другого конца города сложно, — рассказывает заместитель директора Центра социальной адаптации Лариса Грызова. — Привезли женщину, которая была в очень тяжелом состоянии. Ее так трясло, что было страшно смотреть. Выяснилось, что она уже не один день принимала алкоголь. У нее было похмелье. И вот на фоне этого посчитали, что она находится в опьянении. Но когда проверили ее, алкотестер показал ноль. Просто ей было плохо. Мы предложили направить ее в токсикоцентр, чтобы ее там прокапали. Но она отказалась и ушла».

Вытрезвитель рассчитан всего на 15 мест. Для миллионного города это, конечно, капля в море, признают сотрудники. Но все равно появление заведения, где люди в состоянии опьянения могут прийти в себя в безопасном месте и под присмотром, было необходимо. Особенно востребовано оно будет зимой. В отделении две комнаты по шесть коек для мужчин и еще одна женская комната всего на три места.

«Почему такое неравноправие? Женщины тоже хотят вытрезвляться с комфортом», — интересуюсь у Ларисы Николаевны.

Ответ — в статистике. Согласно цифрам, омские дамы гораздо реже напиваются до такого состояния, что им требуется помощь вытрезвителя. Впрочем, их комната почти никогда не пустует. Кстати, никаких лекарств в вытрезвителе вообще нет. Как и оружия, чтобы обороняться от буйных клиентов.

«Пятница — самый сложный день»

«А не страшно вам тут — одни женщины и худенький юноша-охранник? Как вы справляетесь с буйными клиентами?» — спрашиваю у своего импровизированного экскурсовода Ларисы Грызовой.

И тут проем двери закрывает массивная фигура:

«Кто тут боится?» — интересуется зашедший сотрудник.
«Теперь уже я, кажется», — признаюсь.

Это санитар Евгений Муравьев. До недавнего времени он работал в детском доме. А перед этим почти всю жизнь — в системе ФСИН. Так что в резюме может смело добавить пункт про опыт работы со сложными «клиентами». Но заверяет: действует исключительно даром убеждения.

«Увидел объявление, что идет набор, захотел быть полезным родине, — шутит он. — Работа несложная, но я на них смотрю и думаю: „Как можно было дойти до такого состояния?!“ Каждый раз сравниваю свой год рождения и клиента. Смотрю на них и удивляюсь. Бывают буйные люди. Был один неспокойный молодой человек, но мы общий язык нашли. Как? Метод убеждения, и брови в кучу делаешь».

Впрочем, иллюзий у сотрудников вытрезвителя нет. Пока совсем неуправляемые дебоширы к ним не попадали, но это вопрос времени. Например, с наркоманами вряд ли имеет смысл прибегать к уговорам и здравому смыслу. Привязывать людей к кроватям и стульям, как это практиковалось в советских вытрезвителях, сейчас запрещено.

«Мы пока еще сами до конца не поняли, какие сложности могут быть, — продолжает Лариса Грызова. — Было уже несколько наркоманов. Как в народе говорят, „пляшущие“, ни на кого не нападали. Но нас предупреждали, что они очень сильные под воздействием этих веществ, и сейчас все сотрудники отделения проходят обучение в наркологическом диспансере. Им рассказывают, какие бывают виды опьянения, как может себя вести человек, как нам с ним себя вести, чтобы не навредить ему и не усугубить обстановку, не спровоцировать его на какие-то действия».

Критических случаев в вытрезвителе пока не было. Но в целом в Центре социальной адаптации они не редкость. Например, здесь есть отделение, где живут бывшие заключенные. Там иногда случаются серьезные конфликты между постояльцами. Везде есть тревожные кнопки. В случае необходимости на подкрепление сразу же выезжают силовики. Кроме того, все комнаты в вытрезвителе оснащены камерами наблюдения.

«Пока самый сложный день был недавно в пятницу. Все койки были заполнены, 19 человек за сутки, максимальная загрузка. У полицейских был рейд просто. Ночью одна комната была заполнена. А днем людей привозили, через какое-то время они уходили, привозили новых. Нас здесь три человека: ночники работают двое суток через двое, а я дневной. Работать сложнее, мне кажется, днем. Но все зависит опять же от числа клиентов», — рассказывает охранник Андрей Копшуков.
Охранник Андрей на работу не жалуется.
Фото: 1MI

На одну вакансию санитара — несколько человек. Даже составили лист ожидания

Перед открытием сотрудники омского вытрезвителя консультировались с коллегами из Челябинска и Кургана, где есть похожие отделения. Их напугали тем, что все они почти всегда заполнены под завязку. Лариса Грызова переживала, что будут сложности с поиском персонала на такую непростую работу. Например, при подборе санитаров предпочтение отдавали мужчинам. Думали, желающих придется зазывать, но сейчас даже есть «запасные».

«В списке есть несколько человек, которые ждут, что, возможно, появится вакантное место. У нас по четыре медсестры и санитара. Они работают сутки через трое. Зарплата у них неплохая: сейчас санитары и медсестры получают более 31 тысячи рублей. Также четыре уборщицы, у них зарплата немного меньше», — говорит глава вытрезвителя.

Несмотря на то, что отделом-вытрезвителем Лариса Грызова руководит всего месяц, в Центре социальной адаптации она работает с 2016 года. Она окончила факультет педагогики и психологии Омского педуниверситета. И, в общем, в работе ей сейчас нужны навыки и в педагогике, и в психологии. Говорит, даже не представляет себя где-то в другом месте, а когда получается помочь людям, испытывает удовлетворение.

Подпишитесь