Медведи в границах Омска: почему, зачем и что с ними делать?

Медведи в границах Омска: почему, зачем и что с ними делать?

1 августа, 15:41
Фото: 1MI

Медведи приближаются к границам Омска по вине людей

Город55 поинтересовался у экспертов, в чем причина возможного появления косолапых в границах областного центра.

Город55 уже сообщал, что грибники рассказали о встрече с медведем в 20 километрах от Омска. Почему эти хищники все ближе подбираются к городу, а их популяция растет из год в год? Как далеко в своих передвижениях могут зайти косолапые и есть ли возможность решить проблему гуманно? На эти и другие вопросы ответили первый заместитель министра природных ресурсов и экологии Омской области Сергей Палагута и начальник управления охраны и использования животного мира Андрей Цехмистер.

Почему так близко?

«У медведей большие индивидуальные участки обитания, плюс они могут совершать весьма протяженные переходы, но тут надо понимать, что их на это вынудило. Например, где-то в тайге не уродился орех, и зверь пошел дальше в поисках пропитания. Если в 90-е годы медведи обитали только в таежной зоне, а их заходы в лесостепь были единичны, то сейчас мы регистрируем ежегодные заходы медведей в Горьковский, Называевский, Нижнеомский и Саргатский районы», — поясняет Городу55 первый замминистра Сергей Палагута.

Причина таких вояжей банальна: в таежной зоне Омской области становится меньше людей, и как следствие — добыча медведей упала в десятки раз. Все просто: природных врагов у медведя в наших краях нет, и основным сдерживающим фактором для увеличения численности испокон веков была охота, как легальная, так и нелегальная.

«Еще один нюанс: в таежных районах раньше сеяли зерновые, в том числе овес, который является основным нажировочным кормом медведя в осенний период. В связи с тем, что длительное время сельское хозяйство в этих районах находится в упадке, поля практически не сеются и заросли лесом, медведи пускаются на поиски новых мест обитания, кормовых полей и заходят далеко за пределы таежной зоны»», — продолжает Палагута.

И вот в тех местах, где есть сельскохозяйственные поля, медведь стал оставаться на длительный период, в нехарактерной для него лесостепной зоне. Ему и там комфортно: лес и болота позволяют укрываться от человека, а поля дают пропитание.

«Поймите, ну нет медведю необходимости ходить далеко, если корм под боком. При этом нужно отметить, что самым излюбленным кормом медведя является кедровый орех, хотя его урожай бывает не каждый год, медведи знают, когда начал падать орех, и уходят „на орех“, даже от овсяных полей», — объясняет первый замминистра.

Опять же стоит понимать, что по обозначенным районам эти хищники вольготно и спокойно не бегают, а вот единичные заходы, в том числе на территорию Омского района, могут быть.

Субъективные заходы

Оба эксперта сходятся во мнении, что одними из главных факторов «наступления» косолапых на юг Омской области являются увеличение их численности, поиск новых мест обитания и пропитания.

«Поймите, засеянные поля приводят к увеличению популяции грызунов. Их с удовольствием будет ловить и медведь, ему больше ничего не надо: нажировочный корм — овес и мыши — под боком, небольшой лес или заросли тростника на болоте, всё. И никуда он летом дальше не пойдет», — уверен Сергей Палагута.

Однако осенью ситуация меняется, и косолапые уходят с насиженных мест обратно в родную тайгу.

«Когда опадает листва, наступает осень, медведь идет к местам своей спячки, в берлоги в таежную зону. Соответственно, там, где его наблюдали весной и летом, его может не быть поздней осенью и зимой. Потому нельзя однозначно говорить, что год от года медведи все ближе и ближе к Омску, все это субъективно, и для таких утверждений необходимо проанализировать массу факторов», — объясняет Палагута.
В 2020 году в Омской области насчитывалось — 2297 медведей, в 2021 — 2455
Фото: Минприроды Омской области

Кто виноват?

Одним из главных виновников таких дальних заходов этих хищников, как это ни странно, стал человек.

«Да, численность медведя растет, у него увеличивается конкуренция за места обитания: подросший молодняк вынужден искать новые места обитания, так как корма ему не хватает, но это не самая большая проблема. Проблема в нас с вами — в людях: мы со своими свалками и объедками пришли в среду его обитания, и зверь стал ассоциировать наличие различных пищевых отходов с человеком. Все это привело к тому, что он воспринимает людей не как источник опасности, а как еду», — рассказывает первый замминистра регионального минприроды.

Добавьте к этому мизерные цифры по добыче медведя, и получите то, что сейчас и наблюдается. К примеру, если в 2020 году численность косолапых в Омской области была 2297 голов, то в 2021-м она подросла уже до 2455 особей.

«Охотятся на медведя мало, к примеру, в прошлом году квота на добычу медведя у нас была в 472 особи, а добыли 58. Зверь привыкает, что мы для него более не самый главный враг. А других в лесу, кроме сородичей, у него попросту нет. Почему сородичи? Да потому что взрослый медведь в естественной среде обитания может погибнуть, только если получит травму или его съест старший товарищ. Отсюда и агрессивная защита медведицей своих медвежат: она опасается, что ее потомство съедят взрослые самцы, такие случаи не редкость», — говорит Палагута.

Именно обилие легальных и нелегальных свалок с пищевыми отходами в окрестностях Омска, по заверениям экспертов, и может привлекать этих хищников.

«Омский район — район с высокой плотностью населения по сравнению с остальной областью, а там, где живет человек, остаются пищевые отходы. Это и может привлечь медведя. Науке известны кормовые миграции зверя на большие расстояния. Медведь великий путешественник, в поисках корма он может пройти до нескольких сотен километров», — уверяет Андрей Цехмистер.

Не кормите зверя

Жесткой критике эксперты Города55 подвергли и многочисленные ролики в Сети, где люди так или иначе подкармливают косолапых.

«Вот кто-то кинул мишке булку хлеба или, например, угостил конфеткой, все — он сделал первый шаг к тому, что рано или поздно этого зверя отстреляют. Так как этот медведь обязательно снова придет к людям, кого-то покалечит, убьет, загрызет, его будут вынуждены отстрелять. Других вариантов просто нет», — заключает Сергей Палагута.

А где же выход?

Единственный выход из сложившейся ситуации оба наших собеседника видят в охоте.

«Выход один — добывать, то есть охотиться. Признанный во всем мире специалист по бурым медведям Валентин Пажетнов, который разработал уникальную методику выращивания медвежат-сирот, говорил, что охота на медведя должна непременно сохраняться, и это единственный залог того, что этот хищник будет существовать. Потому что охота — это один из факторов, который сохраняет природный страх медведя перед человеком», — уверяет Палагута.

По словам первого замминистра регионального минприроды, весь мир знает картинки, где Пажетнов кормит медвежат молоком из бутылочки, как группа медвежат кормится из мисок, как их метят, вывозят и выпускают в лесах, но никто не показывает обратную сторону медали.

«Регулярно некоторые медвежата, из числа выпущенных в дикую природу, возвращаются обратно к людям. Ведь легче там, где кормят. Их отлавливают, вновь вывозят в лес, но тех, кто продолжает выходить к людям, задирать скотину, вынуждены отстреливать. Почему? Да потому что этот зверь не приспособился, и рано или поздно он наделает беды: нападет на человека», — поясняет Сергей Палагута.

НеОхота

С начала девяностых годов прошлого века лимит добычи на медведя был очень низким, сейчас квоты увеличились, появилась жеребьевка. Но проблему это не решило.

«Десятилетиями в Омской области лимит добычи медведя составлял 30—50 голов, это начиная с 1990 года. Да и тогда он не осваивался полностью. При этом оценить размер незаконной добычи мы сейчас не можем, но медведь был желанным и востребованным охотничьим трофеем. Последние годы разрешений на добычу медведя выдается более чем 400, выдают их через проведение жеребьевки для обеспечения равного доступа, при этом нередки случаи, когда разрешения попадают в руки охотникам, которые просто не знают и не умеют охотиться на этого хищника», — сетует Андрей Цехмистер.

Просто так косолапого голыми руками не возьмешь — нужна серьезная, дорогостоящая, а зачастую и длительная подготовка.

«Ведь охота на медведя — это не просто приехать в лес и крикнуть: „Мишка выходи!“. Эта охота требует определенных навыков, знания биологии хищника, знания предполагаемых мест охоты. К ней надо готовиться и в плане оружия, и в плане снаряжения», — говорит Андрей Цехмистер.

При этом еще каких-то 100—120 лет назад такой проблемы тогда еще в Омской губернии не было вовсе: медведя били, били охотно и в больших количествах. Но после распада Советского Союза таежные места стали пустеть, что и сыграло на лапу медведям, как мы писали выше, исчез страх, и вот звери расплодились и начали осваивать новые районы Омской области.

«Что сейчас — деревни исчезли, охотиться в тех местах некому, медведей стали добывать меньше, и зверь перестал нас бояться. Снижение добычи — один из самых серьезных факторов, который влияет на увеличение численности», — считает первый замминистра Сергей Палагута.

Стоит отметить, что данные о популяции не конечные: косолапых в Омской области может быть гораздо больше.

«Есть несколько методик учета численности медведей. Основной метод — по размеру следов в летний период. При этом сами методики несовершенны, мы не можем посчитать всех медведей с точностью до одной головы, так как физически не сумеем посетить все труднодоступные места. Поэтому в некоторых районах цифры численности можно умножать на два, а то и на три», — заявил Палагута.

По заверениям наших собеседников, охота — это как сбор урожая: не собрали вы — заберет природа, но в случае с медведями эта формула не работает.

Подпишитесь