Экс-руководитель омской полиции Быков: «Я просто не понимаю, что я сделал!»

Экс-руководитель омской полиции Быков: «Я просто не понимаю, что я сделал!»

6 июля, 17:17
Фото: Город55

Уличенный во взяточничестве экс-глава омского УМВД Быков узнал суть обвинений из дела

Подсудимый уверяет, что в деле нет ни одного доказательства его виновности.

Сегодня в Кировском суде после нескольких переносов наконец-то приступили к допросу бывшего руководителя УМВД по городу Омску Евгения Быкова, которого судят за получение взятки в общей сумме порядка 7 млн рублей. До этого заседание трижды срывалось, причем дважды подсудимого увозили на скорой помощи.

Сегодняшнее заседание суда началось с более чем получасового монолога полковника полиции. Внимательно выслушал его и корреспондент Города55.

«События, которые произошли 23 числа (Быков был задержан 23 апреля 2021 года. — Прим. ред.): позволили органам следствия, ФСБ и прокуратуры начать обвинять меня в деяниях, к которым я непричастен. Якобы я получил некие денежные средства за покровительство и попустительство в деятельности каких-то салонов „Orange“. С их директором (Александр Игнатьев, проходит по делу свидетелем. — Прим. ред.) я никогда знаком не был и никаких отношений не поддерживал и не общался. Допрошенный в качестве свидетеля в этом зале суда, он эти обстоятельства подтвердил и заявил, что никаких предложений и угроз в его адрес с моей стороны не поступало», — заявил Евгений Быков участникам процесса.

Следующим фигурантом, о котором упомянул подсудимый, стал Сергей Зубков — нелегальный торговец контрафактными сигаретами и алкоголем, который, по версии следствия, платил Быкову ежемесячные взносы за покровительство.

«С гражданином Зубковым на момент возбуждения уголовного дела в отношении меня я также знаком не был. Здесь, на суде, он заявил, что никогда со мной не встречался и не общался, никаких обещаний от меня о попустительстве и покровительстве не получал. При этом и Зубков, и Игнатьев в судебном заседании указали, что сотрудниками, которые находились у меня в подчинении, они привлечены к уголовной и административной ответственности. И окончательное решение по этим делам принимали органы судебной власти. Так, Октябрьский суд очень грамотно назвал действия Игнатьева проституцией (речь об услугах в массажных салонах. — Прим. ред.), когда в 2019 году выносил в отношении него приговор. Кировский суд обоснованно привлек Зубкова к уголовной ответственности за хранение контрафактной продукции. Кроме того, органы следствия так и не указали, что я давал какие-либо распоряжения своим сотрудникам проводить незаконные действия в отношении Игнатьева или Зубкова, да вообще, в принципе ни к кому из подчиненных с просьбами нарушить закон я также не обращался», — уверяет Быков.

По словам бывшего руководителя омской полиции, после начала следствия ему сразу же стали вменять покровительство и попустительство в не совсем законных делах Зубкова и Игнатьева. Вот только он сам якобы узнал об этих деяниях только после знакомства с материалами уголовного дела.

«Я до окончания следствия ничего не знал об этих фактах и познакомился с ними только тогда, когда стал знакомиться с материалами уголовного дела. Например, с удивлением обнаружил в обвинительном заключении, что привлечение к уголовной ответственности в установленном законом порядке тех лиц, которые этот закон нарушают, называется „демонстрацией силы“. Началось судебное заседание, и мы узнаем, что Игнатьев, оказывается, был привлечен за организацию притонов, а Зубков — за торговлю контрафактом. И где тут та самая „демонстрация силы“ с моей стороны?» — вопрошает экс-руководитель УМВД по городу Омску.

Собственно, по заверениям подсудимого, и Игнатьев и Быков в открытую рассказывали во время допросов в судебных заседаниях о своей противоправной деятельности.

Фото: Город55
«На сегодняшний день я просто не понимаю, что я сделал. Это первый момент. Второе — я не понимаю, когда и при каких обстоятельствах, в каких суммах, а главное, кем мне передавались какие-то денежные средства, в получении которых меня обвиняют. Я изучил все материалы дела досконально. Там я не увидел ни одного факта, когда мне передавались денежные средства. Кроме того, в течение полутора лет сотрудник ФСБ следил за гражданином Павловым, которому Игнатьев передавал денежные средства. Да, эти факты зафиксированы, и они имеют место быть, но скажите мне, где зафиксирован хоть один факт встречи Павлова и Лебедева (имеется в виду Михаил Лебедев, экс-начальник по исполнению административного законодательства УМВД по городу Омску. — Прим. ред.). Полтора года слежки — и ничего», — указал суду Евгений Быков.

Упомянул полковник полиции и историю с допросом Михаила Лебедева, который, по версии силовиков, был одним из посредников в передаче взяток.

«Допрос Лебедева — так это вообще цирк. В зал суда его так и не доставили (допрос был по видеоконференцсвязи. — Прим. ред.). Про интриги ФСБ и прокуратуры, чтобы не доставлять его в суд, я не буду [рассказывать], но даже так он прямо заявил, что никаких денежных средств он мне никогда не передавал. Вопрос — а за что тогда человек сидит? Кроме того, есть его допрос в уголовном деле, так там, как того требует статья 291 УК РФ (дача взятки. — Прим. ред.), должен быть сговор между мной и Лебедевым о попустительстве и покровительстве. Однако и тогда он говорил, что никаких денег он мне не передавал. Мол, кроме гособвинителя к его осуждению больше никто не причастен. А если бы Лебедева доставили сюда, в зал суда, и мы как следует исследовали, как положено, материалы уголовного дела, то, возможно, поняли бы, почему он давал такие показания. Но мне и этого достаточно: есть прямые показания, что никаких денег он мне не передавал», — поясняет Быков.

Удивление у бывшего руководителя городской полиции вызвал и тот факт, что Зубков, который, как считает следствие, каждый месяц платил за «крышевание», не может заплатить судебный штраф.

«Зубков мне неизвестен, я ему неизвестен, при этом он привлекается к уголовной ответственности и не имеет возможности оплатить судебный штраф в 150 тысяч рублей, однако утверждает, что он носил какие-то взятки. Во-первых, за что? К уголовной ответственности он привлечен, к административной — тоже, в общей сложности сотрудники полиции у него изъяли контрафактных сигарет и алкоголя на 2 млн рублей. У него спрашивают: „Где брал деньги?“ Отвечает: „Наверное, из кассы“. Так это что, доказательство, что я брал эти средства? Идем дальше — свидетель Павлов. После того как я получил возможность задавать ему вопросы, спросил только: „Свидетель Павлов, может, нужно говорить правду?“ На что последовал его ответ: „Нет, правду говорить не надо!“ И это все зафиксировано в протоколах суда. Все на этом, ваша честь, можно было заканчивать его допрос», — обратился Быков к судье.

Мол, в суде, по мнению подсудимого, свидетель говорит одно, а в записях оперативно-розыскных мероприятий — совсем другое.  Быков обратил внимание суда и на распечатку по движению денежных средств с карточки Павлова.

«За 10 месяцев он потратил 1.5 млн рублей на пиво в простых киосках и на кофе в забегаловках. Разве это реально, вот вы, присутствующие сегодня в зале, разве можете позволить себе такое? Однако эти деньги потратил именно он, и в деле все это отражено. А откуда он берет эти деньги? Тишина, но в материалах дела все это есть и все зафиксировано, но не исследовалось. Более того, дошло до того, что приговор Игнатьева пришит к делу в виде фотографии, что за абсурд вообще? В материалах дела присутствуют и протоколы по киоскам Зубкова, в которых искажены даты. Все это я намерен исследовать в рамках своей защиты.

Ближе к концу своего монолога Евгений Быков еще раз подчеркнул, что 90% всех обвинений в свой адрес он узнал из материалов уголовного дела.

«С 13 мая 2021 года я просил следствие, чтобы они мне задали вопросы и сказали, по каким обстоятельствам я должен дать пояснения. Однако таких вопросов не было. Я четыре раза ходатайствовал о проверке на полиграфе. Два раза — я лично, и дважды — мой защитник. Но раз за разом получал отказ. Я просил разрешение осмотреть мой телефон, чтобы показать фотографии сотрудниц салона Orange, которые занимались интимным массажем, в каком виде они там услуги оказывают, за что и привлекаются к ответственности. Но мне вновь отказали. Прошу проведение экспертиз — отказ», — сетует полковник полиции.

По заверениям Быкова, куда и кому уходили деньги, силовики отлично знают, и кому выгодна его посадка — он тоже догадывается.

«Желание посадить меня в тюрьму — теперь я знаю, кто это сделал, кем и для чего это делалось. Здесь для меня все понятно, вот только это желание превысило закон», — подметил подсудимый.

Далее Быков рассказал и о подмене показаний свидетелей, и о мероприятиях в салонах с пикантным массажем, и высказал недоумение, что якобы без веских обстоятельств он уже второй год находится в СИЗО, однако намерен доказывать свою невиновность до конца.

Напомним, по версии следователей СКР по Омской области, с 2019 по 2021 год Быков получил от владельца массажных салонов Orange, которые находятся на улицах Конева и Масленникова, 6 млн 450 тыс рублей за общее покровительство.

Как считают силовики, за вознаграждение Быков должен был заранее предупреждать владельцев пикантного бизнеса о готовящихся проверках и не привлекать их к административной ответственности.

Помимо этого, экс-руководителю омской полиции также вменяют получение еще 480 тысяч рублей от торговца нелегальными сигаретами и алкоголем.

Подпишитесь