Изображение материала

Директор ООО «Бишоп» Владислав Метревели: «Брать деньги — не преступление»

17 июля 2019, 09:00
Фото: "Город55"
После публикации статьи «Лжеброкеры и лжетрейдеры. Как действуют мошенники на валютном рынке» в редакцию Города55 обратился директор консалтинговой компании ООО «Бишоп» Владислав Метревели.

Он сам играет на Форексе и консультирует других. В интервью он рассказал, в чем разница между лжетрейдерами и уголовными делами, возбужденными в Омске.

Владислав, вы обратились в редакцию Города55 чуть ли не с проклятиями. Что вызвало такое раздражение в опубликованном тексте?

Некомпетентность создателя этого текста. У вас все свалено в кучу. Но я вас не виню, в России действительно закрепилось негативное восприятие Форекса. Это действительно связано с недобросовестной работой или откровенным мошенничеством некоторых участников рынка. Но нельзя всех грести под одну гребенку. Повторю, я вас не виню, потому что если уж следователи не могут разобраться, где преступник, а где предприниматель, то что ждать от журналиста. Поэтому и пришел к вам, хотелось бы объяснить разницу.

Чем в итоге вы занимаетесь? Вы брокер, трейдер?

Ни то и ни другое. Наша компания специализируется исключительно на консультациях. У нас нет партнерских соглашений с брокерами. Да, с одной стороны, мы участники рынка, но с другой стороны, трейдингом не занимаемся, то есть не играем на бирже за своих клиентов. Нам по большому счету без разницы, какого брокера выберет клиент. Мы зарабатываем на консультациях. У меня есть аналитик, который рассказывает людям, как работает рынок Форекс, какие инструменты можно использовать, для того чтобы понять, куда цена пойдет — вверх или вниз. Это возмездные услуги…

Сколько стоит консультация?

Стоимость у нас варьируется от 90 до 240 тыс рублей за один курс. Были люди, которые продлевали этот курс. По два, три раза продлевали договоры с клиентами — люди готовы платить за услугу, потому что это эффективно. Но мы никогда не касались денег клиента, которые он заводил на биржу. На депозит клиента мы никаким образом повлиять не можем. Да и не видим в этом смысла. Есть уникальный идентификационный код, который знает только сам человек. Мы работаем по такой схеме. Мы заинтересованы давать качественную консультацию — в этом суть бизнеса, в этой области мы и развивались. Механизмы обмана людей мы, разумеется, знаем и объясняем клиентам, как себя защитить, как не стать жертвой мошенничества.

Между тем правоохранительные органы завели в отношении компании «Бишоп» уголовное дело. Что вам вменяют в вину?

Не могу понять, в чем меня хотят обвинить. У меня есть обвинительное постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Там примерно как в вашем тексте — все свалено в кучу. «Брал деньги». Брать деньги — это же не преступление. Мы не забирали деньги, не отнимали деньги, не обманом получали деньги, мы предоставляли консультационную услугу.

Я готовил пакет документов, в котором клиент ставит минимум 24 подписи. Курс из десяти занятий. В каждом занятии отмечена тема, время. Напротив каждого занятия клиент ставит подпись. Человек прошел курс (а некоторые — не дожидаясь окончания курса), начинает самостоятельно играть на бирже. Если выигрывает — хорошо, разобрался в предмете, понял принципы. Но такой человек не спешит к учителям с благодарностью, победа — это же его заслуга. А вот если наш клиент проиграл средства — вот тут он приходит к нам и требует вернуть деньги. В поражениях людям свойственно винить кого угодно, но только не себя.

Чтобы вы понимали, как я это воспринимаю, приведу пример. Есть люди — профессиональные игроки в покер. У них специфический образ жизни, блестящие казино, дорогие столы, не знаю, что там еще — выпивка, женщины. В общем, человек видит со стороны такой образ и решает попробовать такую жизнь. Записывается на курсы игры в покер. Учится, но потом проигрывает в карты свою квартиру, влезает в долги и так далее. Кто в этом виноват? Он или человек, который учил его игре?

Ну, или еще проще пример. Человек закончил автошколу: сдал на права, то есть подтвердил, что он разбирается в теории, имеет небольшую практику вождения. Покупает машину и сбивает пешехода. Почему-то никому в голову не придет обвинить инструктора. Он делал свою работу хорошо и не несет ответственность за то, что происходит за дверями автошколы. Машина — это средство повышенной опасности. Каждый водитель берет на себя определенные риски.

И я как автошкола — зарабатываю на предоставлении услуги, а меня хотят сделать виновным в ДТП — проигрыше на бирже моих учеников.

Расскажите подробнее, как происходит работа с клиентом. Вот приходит человек, говорит: хочу стать трейдером. Дальше что?

Человек приходит, у меня есть менеджер по работе с клиентами, который нацелен изначально на то, чтобы продать услугу компании. Он начинает общаться с клиентом, узнавать его потребности. Обязательно со всеми клиентами мы подписываем документ, так называемое уведомление о рисках. Мы говорим: пожалуйста, начнете торговать — будьте внимательны. 95% людей теряют свои деньги. Мы вам зарабатывать деньги не будем. Мы вам окажем консультацию, а дальше вы сами двигайтесь так, как хотите. В процессе десяти бесплатных консультаций мы рассказываем, что такое Форекс, как он работает, какие у него плюсы и минусы. По окончании этих десяти консультаций клиент принимает решение: «это не мое» — то есть человек уходит, его валютный рынок не заинтересовал; либо «это мое» — то есть человек решает попробовать. Если человек остается, мы предлагаем ему курс консультаций.

В материале, который вызвал у вас раздражение, мы как раз писали про мошенников, которые все операции со счетом делают за клиента. В чем мы здесь ошиблись?

Ситуация выглядит так: трейдер на то и трейдер, чтобы совершать операции за клиента. Клиент принимает решение, а трейдер выполняет техническую функцию. И если трейдер оказался мошенником, он просто выводит деньги клиента на свой счет. Здесь у вас ошибки нет. Но дальше вы пишете, что в Омске возбуждены уголовные дела на таких трейдеров. В нашем случае — это дезинформация. Мы не трейдеры. Как я уже сказал, мы не касаемся счетов клиентов, не влияем на выбор брокера, не ходим с людьми в банки за кредитами, не принуждаем их брать смартфоны в рассрочку, как в последнем случае мошенники делали в Москве. Наша сфера — это консультации.

Ну хорошо, клиент купил у вас консультацию. Что происходит дальше?

После того, как клиент положил деньги на счет выбранного им брокера, он может начать торговать на своем счету. В компании есть аналитик, человек, который проводит платные консультации. Он обладает необходимыми навыками. Перед каждой консультацией мы с ним полноценно разбираем запросы клиента, обсуждаем ситуацию на рынке. Далее аналитик передает клиенту выработанную нами стратегию. А клиент подписывает документ, что консультация проведена. Он ее принял, акт выполненных работ подписал.

Неужели не торгуете с клиентом?

Я всем своим аналитикам всегда говорю: торговать со своими клиентами мы не можем. Торговать они должны сами, это их деньги. Ты оказал ему консультационные услуги? Вот пусть он применяет эти знания и торгует. Еще раз акцентирую внимание: все клиенты подписывают документ «уведомление о рисках». В нем на четырех листах написано, что все риски, которые связаны с осуществлением коммерческой деятельности на финансовых рынках, возлагаются на самого участника, на физическое лицо.

Если вы грамотно консультируете, почему ваши клиенты не богатеют, а проигрывают состояния?

Вы снова в рамках стереотипа. У вас в тексте есть формулировка, что-то вроде «все клиенты мошенников считают себя пострадавшими, довольных клиентов нет». Это очень правильная формулировка для процессуальных действий. Я уже говорил, что довольный клиент не бежит к консультанту с благодарностью. Победа всегда записывается на свой счет. В поражении всегда виноват кто-то посторонний. После того, как вы закончили автошколу, вы заехали к своему инструктору с благодарностью? Здесь та же ситуация. Мы оказали услугу, человек ушел и в самостоятельной работе выиграл/проиграл/забросил — у нас нет статистики. Это сейчас я понимаю, что было очень важно фиксировать отзывы клиентов. Но я и предположить не мог, что консультации могут оказаться вне закона. Сейчас я полагаюсь на документы, акты оказанной услуги. Надеюсь, следователи разберутся и примут это во внимание.

То есть вы вообще не представляете, сколько людей выигрывают, сколько проигрывают на Форексе?

Общая статистика по России — проигрывают 95%.

Ого. Не могу представить более высокорисковых инвестиций.

Да, но маржинальность тоже может быть высокой. Во время прохождения консультаций у людей фатальных ошибок на счету нет. К моменту окончания консультаций и счет целый, и сделок каких-то отрицательных немного. Заканчиваются консультации человек, начинает торговать самостоятельно и в большинстве случаев очень агрессивно. Человеческая жадность неизмерима. Начинаются неоправданные сделки. У нас есть тема в договоре — рисковый менеджмент. Нельзя вступать в сделку объемом, превышающим твой депозит. Это глупо, нелепо. Какая бы там ни была гарантированная сделка, если у тебя на счету 10 тыс долларов ты можешь открыть сделку не более чем на 2 тыс долларов.

Только заканчиваются консультации, человек начинает самостоятельно открывать сделки на 8, 9, 10 тысяч долларов. Как его от этого уберечь? И, на мой взгляд, даже страшнее, если такая крупная первая открытая наугад сделка вышла в плюс. Если эта сделка вышла в плюс, человека дальше вообще не остановить. Он заработал за три минуты три тысячи долларов — 200 тысяч рублей и теперь считает себя мастером трейдинга. Следующая сделка у такого удачливого новичка, как правило, фатальная. Человек все теряет. Или начинает открывать по 100 сделок сразу. Я торгую шесть лет, я за двумя сделками не могу уследить. Как уследить за сотней одновременно открытых сделок? Это невозможно. Проходит какое-то время, такие игроки к нам снова приходят: «Помогите, спасите». И что? Бросить их?

Вернемся к вашему делу. Какова ситуация на сегодняшний день?

Бизнес находится на грани. Мы начали работать в 2017 году. За это время компания обучила более 100 человек. Возвращаясь к уголовном уделу, если я в чем-то и виноват перед людьми, то только если оказывал некачественную услугу. Предоставлял некачественную консультацию. Мошенничество ли это?

Я вам приводил ранее пример с инструктором, которого обвиняют за то, что его ученик попал в аварию. Могу привести еще один пример, с адвокатом. Я заплатил за услугу, адвокат меня защищал, но проиграл процесс, меня обвинили. Я что, буду на него писать заявление, что он меня обманул? Или деньги у него забирать? И уж тем более на него не возбудят уголовное дело, что он оказал мне некачественную услугу.

Но главное, что консультации у нас были четкие. Сейчас я стал собирать благодарности от наших клиентов. В том числе и видеообращения, где люди говорят, что благодаря нашим консультациям заработали за две недели 7 тыс долларов, 100 тыс рублей, разные суммы называют. Вот посмотрите (показывает видеоролик, где женщина рассказывает, что заработала благодаря ООО «Бишоп» 7 тысяч долларов — прим. ред.).