Ретрокрасота: как омский пенсионер превращает автохлам в произведения искусства
Интервью

Ретрокрасота: как омский пенсионер превращает автохлам в произведения искусства

14 сентября 2019, 11:00Photo: Город55
Омич Михаил Засорин последние 15 лет посвятил любимому хобби — реставрации старых и редких автомобилей. Каждый год он ставит на колеса и показывает омичам классические ретроавтомобили. О буднях пенсионера и его любимом деле с ним поговорил Город55.

Первая «ласточка»

Всю жизнь Михаил Засорин пробыл военным. По выходе на пенсию он решил заняться мелким бизнесом (решительно отказывается признаваться каким), но спустя 8 лет забросил и это дело. Сейчас ему уже 74 года, но в Омске его знают многие — Михаил Засорин известен как главный в Омской области любитель и реставратор ретроавтомобилей.

«Первая машина, которую я сделал, была старенькая „Волга“. Как-то вечером 15 лет назад я выпивал с товарищем, это раньше его машина была, он на ней около 40 лет отъездил. Говорит он, дескать, будет продавать ее цыганам, а те с ней уже придумали, что делать будут. А я возмутился, „Ты чего? Как продавать? На железо же сдадут!“. Ну, слово за слово, купил я ее за четыре с половиной тысячи. С утра просыпаюсь, думаю, зачем я ее купил — на ней ничего живого, конечно, не осталось. Но раз сказал „а“, говори „б“. Поехали оформили в ГАИ, так первая она у меня и появилась», — рассказывает Засорин.

В то время, по его словам, ретроавто у нас в стране никто почти не интересовался, поэтому купить развалины старого Opel или Chevrolet можно было за совсем скромные деньги — всего 5 тыс рублей. Постепенно интерес стал нарастать, а цены — расти, к 2010 году даже за простоявший 15 лет под открытым небом кузов можно было заплатить уже около 10 тыс рублей. За это время Засорин успел приобрести 12 развалин, а позже приступил к их ремонту.

«А теперь вот этим делом занимаюсь, для меня это уже как болезнь. Сделал за 15 лет 15 автомобилей, в среднем по одному в год. Все еще от редкости зависит: например, „Волгу“ сделать — ничего сложного, „Победу“ (я их две сделал и продал) — чуть сложнее. „Газ-69“ — 24 месяца делается, я их сделал два, но оба продал, они мне неинтересны», — рассказывает пенсионер.

Удивительно, но делаются машины, по словам реставратора, на глаз. Если чертежи каких-нибудь отечественных авто еще можно отыскать в Сети, то с заграничными машинами этого практически не бывает.

«Если машина редкая, то по фотографии делаю. Чертежей же у некоторых моделей не достать — меряю линейкой на фотографии, потом в масштабе увеличиваю и делаю уже на машину. Chevrolet я делал так, крыльев не было — на глаз и вытачивать», — делится он.

Супруга, по словам Засорина, к его хобби, переросшему в основное занятие, относится «прохладно» и особого интереса не проявляет. Помощников тоже нет — все делается своими руками.

«Ей это не особо интересно. У нас традиция — я новую машину сделаю, приезжаю за ней, мол, поехали кататься. Сядем и поедем на дачу, — смеется Засорин. — Сын у меня уже взрослый, на 5-м курсе Академии МВД учится, работает сутками, так что в делах не помогает. Да мне и не надо помогать, сам тихонечко все делаю», — говорит он.

Гараж и помощники из тюрьмы

Все работы по восстановлению автоклассики ведутся в одном маленьком двухэтажном гараже. Здесь у пенсионера есть все, что ему нужно — огромное количество инструментов, импровизированная душевая кабина, спальное место и множество сувениров.

«Я раньше много чем занимался. И фотографировать любил, да и на охоту ездить. Вон голова кабана — это я его несколько лет назад подстрелил. А так — люди всякое несут сюда, я храню, все же память. Вот, игрушки детские есть — машинка и трактор. Им лет больше, чем мне — времен Великой Отечественной», — поясняет пенсионер.

Отметим, ранее Город55 пообщался с другим омичом, известным своим нестандартным хобби. О том, где расположена самая необычная квартира города и кто такой Дмитрий Свет Борисович, читайте здесь.

В ходе работы над машинами Засорину пришлось учиться всему самостоятельно. Реставратор автомобилей умеет работать и пилой-«болгаркой», и сварочным аппаратом, и чертить умеет, и пескоструить так, чтобы не повредить кузов.

«Сейчас вот в работе у меня две машины. Одна — Opel Capitan, он на улице 15 лет простоял. Один любитель купил его, но сам ничего не стал делать, отдал на СТО. Там тоже не смогли ничего сделать. Я тогда встречался с хозяином машины, но не сошлись в цене. Сейчас он за минимальную цену его продал», — рассказывает Засорин.

По его словам, работа на одной машине почти не отличается от другой, так как в гараж попадает в основном лишь остов машины. Остальное — дело техники, терпения и собственных вложений. В среднем на восстановление одного авто у Засорина уходит от 200 до 300 тысяч рублей.

«Основа зачастую бывает, все остальное я варю сам — например, крылья или двери, ручки там. Делаю по образцу, копии заводских. Только за жестяные работы можно отдать тысяч 400, поэтому делаю сам, мне помощники не нужны. За 11 месяцев в среднем могу управиться, материалы тоже денег стоят. На покраску только 7080 тысяч рублей может уйти. Постоянно что-то надо покупать, расходники всякие», — поясняет реставратор.

Главный принцип пенсионера — на автомобиль должны быть разрешающие документы. Если он не стоит на учете в ГИБДД и на нем нельзя выехать в центр города — это пустая трата времени, считает Засорин. Правда, в последнее время ко всем трудностям восстановления добавилась еще одна — машины негде красить.

«Я раньше по тюрьмам ездил, красил. У меня знакомые там начальниками были, на пенсию ушли, а сейчас новые не хотят сотрудничать. Хотя заключенным тоже надо хоть какие-то деньги зарабатывать. Я их не обижаю — они красят или салон обшивают, а я им чай там, халву, печенье, все как водится», — улыбается Засорин.

Действительно, во время разговора с корреспондентом пенсионер отвлекся на телефонных звонок — позвонил знакомый, работающий в УФСИН России по Омской области. У него Засорин попросил помощи в покраске машины.

«Пару дней не могу до тебя добраться. Слушай, у тебя в конторе швеи есть? Чехлы пошить надо. На „ГАЗ-69“ мне надо немного», — переговаривается пенсионер.

Окупается не каждая, но порой можно выручить и миллионы

Ближайшая к «выпуску» машина — «ГАЗ М-1» военных времен. За всю историю Советского Союза таких машин было выпущено всего 80 тысяч штук, до нашего времени моделей, выпущенных еще до Великой Отечественной войны, почти не осталось.

«Это моя вторая такая. Одну сделал, в ней было, наверно, 99% оригинальных деталей, продал потом. Эта будет где-то на 70% из оригинальных деталей состоять. Машины я сам у себя не держу — если купил такую же, то старую продаю, мне две одинаковые не нужны», — отмечает Засорин.

Оказалось, что реставрировать автомобили — весьма прибыльное дело. Например, за прошлую отреставрированную модель «ГАЗ М-1», практически идентичную той, что была выпущена в 1941 году, можно выручить 6 млн рублей.

«Окупается не каждый автомобиль. Есть смысл делать только большие автомобили, начиная с той же „Победы“. А вот „Москвич-401“, 402, 403 и 407 практического смысла делать нет. Они не будут стоить столько, чтобы окупиться, а работы почти столько же, как и на больших авто. „ГАЗ-М1“ — самая дорогая машина сейчас, если она полностью оригинальная — 6 млн будет стоить», — делится реставратор.

Готовящийся сейчас к покраске в одной из омских колоний «ГАЗ М-1», по его словам, обязательно пройдет на параде 75-летия Победы в Омске. Интересно, что культивация этого праздника меняет спрос на автомобили в среде реставраторов. С каждым годом становится популярнее советское ретро, например «ГаЗ М-21», известный как «Волга» первой серии» или как «та самая, со звездой».

«Сейчас патриотизм на волне, на подъеме, поэтому спросом пользуются машины, которые в войне участвовали. На парадах они смотрятся хорошо, да и люди хотят такие покупать. Например, 21-я «Волга» у президента Путина есть, вроде как даже две, а у Медведева — «Победа», — приводит пример Засорин.

Сам же реставратор любит ездить на трофейном «американце», реставрацию которого закончил всего год назад. О продаже пока не думает.

«Chevrolet Fleetmaster, трофейный. Привез я его из Новосибирска. В 1942 году его кто-то из состоятельных немцев купил в Америке, перевез через океан. А в 1946 году он попал в СССР. Стоял у меня многие годы, а два года назад я его начал делать, ко Дню автомобилиста в 2018 году закончил», — хвастается Засорин.

Покупателей таких машин в Омске, несмотря на внушительное количество состоятельных людей, по его словам, почти нет. В основном творения омского реставратора достаются иногородним бизнесменам.

«В Омске покупателей мало, в основном покупают северяне-нефтяники. У них денег много, вот они и покупают, а иногда заказывают богатые люди. В Омске таких человек пять от силы, а тех, кто готов восстановить за свои деньги, нет совсем», — говорит реставратор.

Другая статья заработка Засорина, помимо продажи авто, — сдача их в аренду для свадеб и различных фотосессий. Спрос, по словам пенсионера, с годами только растет, но до конкретных сделок дело доходит все реже.

Впрочем, не все в реставрации редких автомобилей решается деньгами. Иногда машины достаются пенсионеру и вовсе бесплатно, правда, зачастую это все же грустные истории. Так, пару лет назад ему позвонил омич и попросил забрать старенький внедорожник «ЛУАЗ 969М», который достался ему после смерти отца. Ждет своего часа и очередная «Волга». Машина попала к Засорину после смерти одного из его товарищей. Ею, по словам реставратора, он когда-нибудь обязательно займется.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter