«Вуз занял у собственных подразделений». Врио ректора ОмГУ о причине задержки зарплат
Интервью

«Вуз занял у собственных подразделений». Врио ректора ОмГУ о причине задержки зарплат

10 января , 19:39Photo: omeco.ru
Перед Новым годом сотрудникам ОмГУ им. Ф. М. Достоевского выплатили чуть больше половины причитающейся зарплаты. В интервью Городу55 врио ректора Роман Смелик рассказал о том, почему придется потерпеть, об оптимизации «под нож» и отказе от премии в 300 тыс рублей.

— Роман Григорьевич, почему получилось так, что под Новый год преподаватели ОмГУ не получили полностью причитающиеся деньги?

— Такая ситуация с зарплатой возникла не сегодня. Еще в 2014 году 126 сотрудников университета написали открытое письмо о задержках зарплаты. Деньги платили частями, задерживая надбавки и выплаты по гражданско-правовым договорам. Годами копилось то, к чему мы пришли сегодня.

Последние пять лет доходы университета сокращаются. Стоимость обучения растет медленнее, чем затраты на осуществление учебного процесса. Мое мнение, что управленческая команда ОмГУ тогда вовремя не отреагировала на это. Сравните: пять лет назад у нас было 12.5 тыс студентов, сейчас 8.5 тыс студентов. А количество сотрудников в такой пропорции не изменилось. Конечно, их стало меньше, но не в таких масштабах.

— На невыплату зарплат и отпускных преподаватели жаловались еще в июле прошлого года.

— На самом деле трудности с выплатами начались еще в мае 2019 года. Более того, в июне предыдущая управленческая команда написала письмо в Министерство науки и высшего образования России о том, что денег нет. Понимаю, что непринятие мер было связано еще и с политическими мотивами — предстояли выборы ректора. Ректорат просил дать государственную субсидию вперед, но получил отказ. Лично я считаю это решение правильным, потому что деньги, выплаченные вперед, сейчас были бы уже потрачены.

Photo:Город55

— В каком финансово-экономическом положении был вуз, когда вас назначили врио ректора?

— У нас в кассе было на 29 июля минус 833 тыс рублей. Предыдущая администрация пыталась выкрутиться, и поэтому, если учредитель денег не дал, пришлось пойти на внутренний заем. Вуз занял у собственных подразделений, имевших свои счета, 11 млн рублей. За счет этого заплатили отпускные в июне.

Photo:Город55

— Как деньги собирались отдавать?

— С этим уже столкнулась наша команда. Могла сложиться ситуация, что в январе зарплату было бы платить нечем. Об этом коллективу мы говорили с октября. Все были оповещены и поставлены в известность. ОмГУ покрывал текущие расходы и платил по займам.

— Можно было бы снова занять у своих подразделений…

— Мы по тому долгу еще не расплатились. До сих пор 3 млн рублей не отдали.

— Это не отменяет того факта, что люди перед праздниками остались без денег.

— Понимаю, что есть, кроме юридической, моральная сторона вопроса. На сегодня не выплачена зарплата за декабрь — 45%. 55% мы уже заплатили, остальное будет выплачено до конца января. С точки зрения Трудового кодекса все в порядке. Особо хочу сказать спасибо всем, кто терпит сложившуюся ситуацию. Нами было сделано все, чтобы выплатить максимально возможную сумму. Полностью люди получили отпускные, декретные выплаты и остальные обязательные платежи. 55% от зарплаты получили все, в том числе и ректорат, и административный персонал.

— Сколько вам осталось выплатить людям?

— 12 млн рублей без учета выплат в страховые фонды. Ежемесячно на зарплаты вуз тратит примерно 60 млн рублей.

— Когда закроют долги по зарплате?

— У нас есть два источника — субсидия федерального министерства на выполнение госзадания и деньги от студентов, обучающихся на коммерческих местах. Как только мы получим деньги, будет произведен расчет по долгам. Даже заплатим сотрудникам компенсацию за каждый день просрочки.

— Какой размер компенсации?

— Она небольшая. Трудовым кодексом предусмотрена компенсация не ниже одной сто пятидесятой ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки. Так уже приходилось делать в августе, когда задержка зарплаты составила неделю.

Даже если субсидия придет в конце января, мы начнем выплаты раньше за счет средств студентов, которые учатся на внебюджетных местах. Начало года как раз то время, когда платят за второй семестр. Как только мы соберем необходимые 12 млн рублей, выплаты пойдут. В этот период мы получаем от студентов на внебюджетных местах от 600 тыс до 1 млн рублей в день. Думаю, нам хватит 12–15 дней, чтобы собрать нужную сумму.

— Как быть совместителям, которые работают по гражданско-правовым договорам? У них на руках акты выполненных работ, но они не получили даже 55% от положенного.

— Очередность выплат предусмотрена Трудовым кодексом. В первую очередь деньги получают матери-одиночки, люди, ушедшие на больничный и находящиеся в декрете. Затем выплаты идут штатным сотрудникам. Совместители находятся на третьем месте. Меня могут упрекнуть, что людей пригласили и не рассчитались с ними. Но я не мог пойти на то, чтобы платить людям со стороны раньше, чем своим. По договорам ГПХ мы заплатим, как только появятся деньги.

Повторюсь, то что мы заплатили 8 млн рублей из 11 млн долга предыдущей администрации, это заслуга всего коллектива. Они терпят такое финансирование.

— А вы бы не стали брать деньги у своих подразделений в долг?

— Нет, лучше бы договорился с коллективом. Потерпели бы месяц-два и выплатили бы потом. Заем в 11 млн рублей позволил закрывать глаза на всю сложность положения. Многие в коллективе до сих пор не понимают, что нужно жить по средствам. Нельзя университету тратить больше, чем он зарабатывает. Вы же так в семье не живете.

— Вы просили денег из федерального бюджета? Помощи у Министерства науки и высшего образования России?

— Дважды ездил в Москву. Наша управленческая команда добилась того, что ОмГУ рассматривался на заседании бюджетной комиссии министерства в конце октября. Доводы о нашем плохом финансовом положении были услышаны. В результате дополнительных средств нам не было выделено. Аргументировали правильно, даже нечем было возразить. В министерстве сказали, что структура вуза не соответствует количеству студентов. Требуются действия по сокращению расходов, тогда, может быть, учредитель поможет. Экономического смысла в выделении денег тогда не было. Мы бы их просто проели, не получив никакого развития.

— Как будете повышать доходы в 2020 году?

— Новая команда Министерства науки и высшего образования России разработала прозрачные критерии получения субсидий. Прекращены выплаты «по знакомству» и всякое дополнительное финансирование.

— Можно ли сегодня заработать наукой? Кажется, национальные проекты дают такую возможность.

— Наукой университет зарабатывает через гранты и участие в нацпроектах. С сентября мы зашли в нацпроект «Образование». Большие ученые предпочитают заниматься грантами, а для нацпроектов мы привлекли молодых и пассионарных. Из подготовленных семи заявок финансирование получили три. Спорили с МГУ, СПбГУ, ВШЭ и томским политехом. Наши молодые таланты принесли нам дополнительно 26.5 млн рублей. Плюс по грантам наши ученые получили 42 млн рублей.

Получается, что коллектив разделился на две части — те, кто работает и зарабатывает, и те, кто просто сидит и ждет, когда придут деньги. Психология должна меняться.

— Так министерство требует от вас оптимизации. Что пойдет «под нож»?

— Для этого должны быть моральные и юридические основания. С октября у нас работает бюджетная комиссия, которая занялась доходами и расходами. Это не административная структура, а скорее орган общественного контроля. С 13 января ректорат и деканы приступают к реализации предложений комиссии по оптимизации. Нам необходимо перейти на полноценные кафедры, чтобы на них не работали по два-три человека. У нас больше 20 кафедр, где нагрузка меньше пяти ставок. Уйдут должности заведующих, сократится количество лаборантов и секретарей. На научную и учебную работу это никак не повлияет. Придется жертвовать статусом — это лучше, чем плодить нищету.

Есть новое видение самих факультетов. Еще два месяца назад была поставлена задача найти собственные резервы. Представители некоторых факультетов сами предлагают слияния. Идеи от деканов у меня уже собраны в отдельной папке. Все решения будут приниматься осторожно, но решительно.

Кстати, сокращаем и имущество. Дворец культуры им. Гуртьева активно не используется в учебном процессе, а обходится он нам в 8 млн рублей в год. Мы нашли организацию, готовую забрать у нас ДК. Процесс оформления документов уже начался. Здание будет передано другой государственной структуре.

Создано отдельное финансово-экономическое управление. Централизация управления деньгами позволила нам увидеть слабые места и резервы. С помощью новой структуры успешно работали и с национальными проектами. Для закупок использовался только 44-й федеральный закон, а есть еще 212-й ФЗ, который предоставляет больше свободы и оперативности. Меня услышали некоторые товарищи и начали работать по-новому. Сказал им, что стулья ведь могут и шататься. Многие процедуры делались вручную — максимум использовали Excel. Так что вмешательство цифровой экономики потребовалось и сюда.

— Как ректорат оптимизировал себя?

— Министерство науки и высшего образования России по итогам работы вуза в декабре прислало телеграмму. Меня, как врио ректора, премировали на 300 тыс рублей. Но источник финансирования — средства университета. 29 декабря коллективу я показал эту бумагу и сказал, что отказываюсь от премии. Отказ отправили в министерство. Считаю, что неправильно получать премию, когда зарплата сотрудникам выплачена не полностью.

— В 2020 году в ОмГУ будет больше бюджетных мест?

— Их будет больше на 120 мест. Это бюджетные места на факультете культуры и экономфаке. Бюджет ОмГУ на 2020 год — без малого 1 млрд рублей. В него пока не заложены средства национальных проектов. 31 декабря мы успешно в Москве отчитались об освоении выделенных средств в 2019 году. Это позволяет нам надеется на получение дополнительного финансирования уже в новом году.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter