Омские айтишники в Силиконовой долине: «Полдня на работе я говорил на русском»
Интервью

Омские айтишники в Силиконовой долине: «Полдня на работе я говорил на русском»

9 августа 2019, 15:42Photo: предоставлено Городу55
Выбор между Google и Tesla, омская тусовка в Нью-Джерси и сложности с поиском гречки. Город55 поговорил с айтишниками, перебравшимися в Америку, о жизни здесь и там. А также обсудил с «неуехавшими», почему покинуть Омск — не единственный сценарий в ИТ.

Взгляд из Калифорнии

Сергей и Анастасия Блашковы переехали из Омска в Нью-Джерси в 2014 году, будучи уже супружеской парой с ребенком. Сергей вырос в Исилькуле, Анастасия — коренная омичка, учились на одном курсе в СибАДИ. После института они работали в международной ИТ-компании, которая помогла им получить американскую визу. Там все сложилось удачно, через несколько лет семья перебралась из Джерси в Калифорнию. Сейчас Сергей работает в Google — в той самой Силиконовой долине. Анастасия пока в декрете (в США у пары родился второй мальчик), но вскоре намерена вернуться на работу.

Почему уехали?

Сергей: Для нас это был обдуманный поступок, решение, к которому мы шли несколько лет. Мы начали встречаться еще на первом курсе института и уже тогда планировали возможность переезда в Канаду, но потом отказались от этой идеи. Для этого требовался опыт работы и нужно было сдать экзамены английского языка, в которые мы не хотели вкладывать деньги. После института мы работали в компании Luxoft. Я как раз работал с канадскими клиентами, Настя с американскими. Это подкрепило наши мысли о переезде, у нас появились примеры людей, которые переехали. Мы поняли, что это более чем реально, но, очевидно, требовалось больше опыта. Ближайшей целью была Москва — прежде чем переехать за границу.

Анастасия: Мы хотели попробовать, что такое переезд. Нам было по 23, никто из наших знакомых этого не делал, для нас это было ново, необычно. Мы переехали в Москву, я там работала на лондонских клиентов, съездила в командировку в Лондон. Сергей работал уже в «Дойч банке». Мы продолжали совершенствовать английский, вся наша работа всегда была связана с ним. Потом, когда родился ребенок, мы на полтора года вернулись в Омск, чтобы быть ближе к бабушкам-дедушкам. Во время этого Сергей ездил в командировки в США, мы точно убедились, что да, хотим переехать.

Розовых очков у нас не было, что здесь будет легко, что нас здесь кто-то ждет, денег будет хватать. Наверное, поэтому наша адаптация здесь прошла довольно-таки хорошо.

Но все-таки, почему так хотели уехать?

С: Карьерные возможности — основное. Рынок ИТ в Омске очень слабый. Сколько мы учились в институте, мы видели больше не развитие, а регресс. Это был серьезный аргумент в пользу смены места жительства. Сначала мы смотрели на Новосибирск, там рынок ИТ гораздо лучше, но он тоже не рос. Поэтому мы рассматривали Москву, Питер и как конечный вариант — США, где начиналось все ИТ и продолжает расти.

Photo:предоставлено Городу55

Как попали в Америку?

А: Мы переехали в Нью-Джерси. На тот момент там жили наши хорошие знакомые, они порекомендовали городок Фэр-Лон. Основные причины — хорошие школы, хорошие дома, адекватные цены на жилье, недолгий путь на работу и большое русское комьюнити. То есть русский язык для ребенка будет поддерживаться, что для нас было важно. Ребенку было около двух лет, ему нужен был садик, и мы хотели, чтобы у него было русское окружение. Адаптация прошла нормально. Постепенно собирали знакомых, кружки всякие.

С: Первые полгода было сложно, потому что мы много сравнивали и скучали по родственникам. Период адаптации заканчился примерно через полгода. Помогала отличная природа, огромное количество мест, куда съездить.

А: Мы переехали с четырьмя чемоданами, два из них — детские. Для себя взяли только все самое ценное, но для ребенка взяли побольше — его игрушки, магнитики, постельное, горшок. Отдельная история, как горшок не влез в чемодан и мы ходили с ним по все аэропортам. Эти бытовые мелочи в итоге помогли нам влиться. Увидел магнит, который у тебя в Омске два года на холодильнике висел, — и сразу что-то такое уютное.

То есть в Америке вы попали в русскоязычное окружение?

С: Мы очень рады, что у нас есть русскоязычные друзья. Они были и в Нью-Джерси, и появились в Калифорнии. Это важно для нас самих, потому что мы не хотим забывать русский язык. Но наиболее важно это для детей. Мы хотим оставить им русскую культуру, не уменьшая знания английского языка. Ключевым было не вводить английский до четырех лет — мы не хотели, чтобы русский язык для ребенка был как что-то навязанное. Поэтому мы с ним говорили по-русски, мы его отдали в русский детский сад. Продолжаем каждый день читать на русском, делать задания из книжек.

Я 25 лет прожила в России, и говорить со своим ребенком на английском — я не представляю. Мы решили, что с детьми будем говорить на русском языке. Анастасия

А: Но мы никогда не стремились строить общение исключительно с русскоязычными. Мы не помещаем себя в какой-то кокон, это значило бы ограничивать свое развитие. Если с человеком интересно, какая разница, на каком языке он говорит. У старшего ребенка два лучших друга: один китаец, другой индиец.

Photo:предоставлено Городу55

Люди из Омска тоже были в вашем окружении?

С: В Джерси было пять семей, переехавших из Омска. Это было серьезной помощью при переезде. Я еще в командировке был у них в гостях и там собралась целая омская диаспора, помогали перебраться в другой дом. Это весело, дружно и очень хорошая помощь.

Как складывалось с работой?

С: На работе русскоязычных людей воспринимают нормально. Это была российская компания, и русскоязычных там много. Именно поэтому мне было легче встроиться. Я свободно общался на английском с заказчиками, но, наверное, половину дня говорил на русском. К работникам из России относятся хорошо, так как там хорошая школа математики, которая выпускает в том числе хороших программистов.

По работе в плане технологии проблем не было вообще, в том числе потому что я готовился. Очень помогла работа в международной компании. Во многих небольших компаниях ограничен круг проектов, и это не позволяет развиваться. Для меня набор технологий не был проблемой. Главным вопросом было, когда я смогу сменить работу, потому что виза позволяла работать в Америке только на компанию Luxoft. Поменять работу можно было, либо поменяв тип визы, либо получив грин-карту. Через 3.5 года вышли на этот момент.

Я очень хотел попасть в ИТ-гиганта, и в итоге на меня вышли Amazon и Google. После некоторых переговоров выбрали Google и переехали в Калифорнию.

Сейчас вы работаете в Кремниевой долине — мечта всех айтишников. Это предел желаний или есть еще куда двигаться?

С: Это действительно было — не мечтой, смелой фантазией — работать в крупной компании уровня Google. Находясь в Омске, я подавал резюме и туда, но, очевидно, у меня не было достаточно опыта, чтобы мной могли заинтересоваться. Но всегда есть куда двигаться, даже внутри компании.

А: Для нас важна сейчас еще финансовая составляющая, поэтому мы смотрели: Tesla платит не столько, сколько мы хотели, — отпадает. SpaceX — интересно, но далековато — ближе к Лос-Анджелесу, а пока в такую жару не хотим переезжать. Пока приходится балансировать. Когда я выйду на работу, достигну определенного уровня, финансовая база будет стабильная, дети будут в колледже или около того (то есть для нас уже не будет проблемой переехать и сменить ребенку школу и окружение), тогда мы будем выбирать исключительно то, что нравится, без оглядки на другие факторы.

Photo:предоставлено Городу55

В вашем окружении только айтишники? Другие специалисты приезжают?

С: Большинство айтишники. Вообще большая часть людей с высшим образованием будет востребована и здесь. Приезжают часто бухгалтеры, хотя есть довольно большие различия в бухгалтерии. Их здесь нанимают не только компании, но и просто люди, потому что налоги — это очень непросто. С медиками сложнее — им нужно будет переучиться, это действительно занимает несколько лет. Из рабочих профессий — автослесарей хорошо берут. Единственное, с семьей будет сложно жить на такую зарплату.

В обществе нет стереотипов по отношению к русским?

А: Никогда не сталкивалась, ни на работе, ни в жизни.

С: Периодически случается, что, например, дедушка может подсесть в парке и начать про политику разговаривать. Такое бывает крайне редко и в основном у старшего поколения, которое закалено еще холодной войной. Но если смотреть англоязычные СМИ в плане новостей, то там политика очень сильно перекрывает настоящие отношения между людьми. То, что показывают в новостях и в России, и Америке, абсолютно не соответствует тому, что люди видят на улице.

А: Часто интересуются: «А на каком языке вы говорите?» «О, на русском? Я думала, на польском». И говорят еще «привет» по-русски.

В Омске бываете?

А: Мы были три раза, один раз экстренно. И меня это укрепило в мысли, что я хочу оставаться в Америке. Жить здесь — это мое, несмотря на все «необычности», с которыми сталкиваешься по жизни. Потому что никто тебя учил, как оформлять визы в Америке, если ты гражданин РФ, как искать квартиру, получить права, свидетельство о рождении на ребенка, записать его в школу, как здесь стоять в очереди или вести small talk, что здесь принято говорить «извините», если открывают двери, а ты мимо проходишь.

Но мне комфортно здесь. Даже если что-то с родственниками — я их лучше сюда перевезу, чем вернусь в Россию. Нам здесь интересно, у нас столько планов.

Если мы будем жить в России, мы не сможем многого попробовать, там меньше возможностей по работе, билеты очень дорогие, визу получить тяжело. В Омске много интересных мест, но они необорудованы. Я не могу пойти куда-то с ребенком, которого только отучаем от подгузников.

Photo:предоставлено Городу55

Какой образ Омска у вас остался?

С: Для меня Омск связан со студенчеством. Я родился в Казахстане, вырос в Исилькуле. В 16 лет приехал в Омск учиться и прожил там 7 лет. Он запомнился мне активным городом, потому что я в это время активно жил. Сам город запомнился тем, что там в последнее время стали сносить полезные интересные места. Самое первое потрясение было, когда мы потеряли оленя в парке у «Маяковского» [скульптуру временно убирали при строителстве Успенского собора]. Омск хороший интересный город, но только до определенного момента. Потом он становится знакомым, но тесноватым.

А: Для меня Омск — это родители, район Левобережья возле Христорождественского собора, где жили родители, их дача, поселок Степной. Места, где мы жили, кафешки, где ели, улица Ленина почему-то. И театр «Арлекин». Когда в прошлом году приезжали с детьми, они были просто в восторге. Такого театра я больше нигде не видела. Институт — уже нет, я про него уже не вспоминаю.

Что не нравилось в Омске?

С: Грязь и пыль, которые серьезный вклад вносят. Ребенок болел чаще. Каждой весной и осенью, если жить не на центральной улице — а на центральной улице никто не живет, — всегда есть места с жуткой грязью. Но это не запоминается как часть города, скорее, как часть жизни там. И дороги, когда они через один-два года после ремонта начинают дырявиться.

А: Для меня эти минусы связаны не только с Омском, но со всеми российскими городами в принципе. Это дороги, транспорт. В маршрутку тяжело залезть, маршрутка грязновата, едет неаккуратно, дороги узкие.

Сколько нервов я тратила на езду в Омске, я здесь, наверно, за 5 лет не потратила. Ладно, дорога узкая, но люди подрезают, не пропускают, пытаются подставить. В последний наш приезд прошлым летом произошел случай прямо под окнами нашей квартиры — человек хотел содрать с меня «по-соседски» всего лишь 5 тысяч, решив, таким образов, проблему со своим зацарапанным бампером, а я его даже не задела, — я просто плюнула и вызвала полицию, человек остался ни с чем.

Люди по-хамски себя ведут. Мало мест, куда сходить. Медицина в Омске в принципе нормальная, не придерусь.

В России американское школьное образование часто критикуют. Несправедливо?

А: Преимущества — что здесь твоего ребенка не бьют — эмоционально и физически. В России, если на твоего ребенка наорут, это обычный случай. Родитель пойдет разберется, но это не что-то из ряда вон выходящее. На ребенка психологически давят, он должен сидеть смирно, ребенок постоянно должен, должен… Здесь в elementary schools [младшая школа] в каждом классе есть проектор, телевизор, громкая связь, туалет, раковина. Кабинеты большие, дети могут сидеть на полу. Для проведения урока учителю созданы все условия. Безусловно, тут своя бюрократия, но в плане элементарного учителям проще, поэтому они сами более расслаблены и не дергают детей.

Но есть вещи, которые не нравятся. Я считаю, что для нашего ребенка эта школа слабовата. Это хорошая школа с рейтингом 9 баллов, но нам этого недостаточно, мы дома занимаемся математикой, чтением. Мы думаем, что начиная с middle school [средняя шола] для него будет лучше перейти в частную школу, чтобы он мог пойти в хороший университет.

Что вам не нравится в Америке?

А: Очень дорогое жилье в Калифорнии, сумасшедшие цены.

С: Нас сейчас больше всего интересуют школы, но частные стоят дополнительных денег и находится не в том районе, где мы живем. Плюсы школьной системы являются и недостатками: если хотите выбрать другую школу, то придется ездить. [Беспокоят] новости про землетрясения. Конечно, они происходят реже и не в таких масштабах, как раздувают в новостях. Но это бывает, и это серьезный фактор. Школьная безопасность не устраивает (но это особенность государственных школ в Калифорнии, в Нью-Джерси наша школа была более закрытой).

Медицина здесь не очень хорошая, очень много денег уходит. С начала года мы потратили на нее $5 тыс из своего кармана, при том что у нас хорошая страховка. Это сумасшедшие деньги, но с этим ничего не поделаешь. Здесь очень легко стать человеком с хронической болезнью, потому что трудно попасть к врачу, он тебе назначает ибупрофен от всех болезней. Но если ты будешь умирать, тебя спасут.Анастасия

Какой самый впечатляющий для вас опыт в Америке?

А: Природа. Ты можешь поехать в любую глухомань, и там все оборудовано, есть лавочки, мусорки, туалеты. Это так элементарно. Казалось бы, такое обывательство, но это нужные вещи. Мне нравятся здесь дороги. Ты можешь проехать 15 миль (около 24 км) за 15 минут, едешь со скоростью 60-75 миль в час. В Омске я от «Степного» до «Школы милиции» — 24 км — ехала в лучшем случае 40 минут по колдобинам и объездным дорогам.

С: для меня здесь самым большим вдохновением стали дорожные развязки. Я постоянно наслаждаюсь видом, когда там четыре-пять уровней мостов. Их здесь много и самые сложные выглядят потрясающе.

Детям нравится бывать в Омске?

А: Конечно. Здесь дедушки, бабушки, цирк, кукольный театр. Мороженое «Инмарко» — лучшее мороженое в мире. Ребенок ел только «Джемку» все прошлое лето. Пирожное, сладости, молочка в России очень хорошие.

А для вас самих остались ностальгические моменты, связанные с Омском?

А: Не могу так сказать. Чаще у людей ностальгия по еде, по культурной жизни, театрам (но таких людей немного), по людям, по русскому стилю общения. У нас нет.

Русскую еду мы и так можем купить, покупаем в русском магазине гречку, сушки. Гречку я находила в японском магазине, но она там была в пакетиках и заваривалась как чай. Ностальгии нет. С родственниками общаться — есть скайп. Театры — такого, как «Арлекин», я здесь не найду, но здесь есть Бродвей. Все на что-то заменяешь.

P. S. Взгляд из Омска

Город55 решил спросить мнение омских айтишников, почему переезд — необязательный вариант. Некоторые принципиально отказались говорить на эту тему, заявив, что не хотят искать оправданий своему желанию остаться. «Странно: тому, что ты живешь здесь, а не уехал, надо искать какое-то оправдание — то есть по умолчанию создается установка — уезжать», — ответил один из специалистов.

Другие признали, что в Омске меньше возможностей, но нашли в жизни здесь положительные стороны.

Антон Десятов, старший менеджер IT-проектов компании «Тамтек»:

Соглашусь, что в Силиконовой долине гораздо больше возможностей развиваться. В России основная ИТ-тусовка происходит в Москве. Те люди, которые остаются в Омске, остаются из-за других причин: семья, друзья, привычный образ жизни. ИТ — такая сфера, где люди не сильно бедствуют. Причины, что здесь невозможно зарабатывать, не существует. Уезжают, потому что очень высокие амбиции, хочется выйти на какой-то уровень известности. Остаются те, кто не ищет принципиально новой жизни. Дело не в том, что они не хотят саморазвиваться, просто у них, возможно, другой список приоритетов.

В ИТ возможность переехать есть всегда — потому что ты знаешь язык, потому что востребованная профессия, зарплаты выше. Это даже более осознанный выбор. Когда выбор у тебя есть, ты начинаешь не торопиться с ним. Тебя не ставят перед фактом, ты понимаешь: если захочу, я уеду. Сейчас мне комфортно. Мне на самом деле нравится Омск.

Я часто бываю в Москве, и у Омска много преимуществ. На ту же работу гораздо ближе добираться, если хочешь, можешь снять квартиру по соседству с офисом, и она будет не очень дорогая. Ты можешь купить квартиру, не тратя на это слишком много лет ипотеки

Здесь все больше появляется возможностей: культурная жизнь, кафе, улица Ленина, стендап, дороги даже стали лучше. У небольших городов преимущество в более спокойном ритме жизни. У нас более классная зима. Кто пожил в Москве, говорят, это вообще не зима, постоянная слякоть.

Омск не такой уж маленький город. Это классный промежуток, когда город не совсем глубинка, там есть любые виды развлечений, но, с другой стороны, не настолько огромный, чтобы иметь проблемы мегаполиса: пробки, толпы в метро. Этот промежуточный вариант на самом деле очень классный.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter