Скандальное наследство: гайд по омской экологии

Скандальное наследство: гайд по омской экологии

Скандальное наследство: гайд по омской экологии
Карточки

25 мая 2018, 15:30
Фото: иллюстрация
Топ-5 экологических скандалов региона.
Понемногу оправляясь от репутации города без дорог, Омск все чаще упоминается как неблагополучный экологически, в том числе в федеральной повестке. Президент Владимир Путин назвал регион в числе тех, где проблемы окружающей среды стоят наиболее остро. Еще бы: здесь промышляют токсичными отходами, вызывающими мутации, никак не могут найти источник этилмеркаптана, запах которого накрыл практически весь город, а в надзорных ведомствах – Минприроды и Росприроднадзоре – с прошлого года нет глав, зато есть уголовные дела. Безусловно, проблем в регионе много. ИА “Город55” выбрал из них топ-5, прозвучавших громче остальных, и составил гайд, с чем придется работать будущему министру экологии, которого наконец должны выбрать.
Токсичные отходы

Скандал межрегионального масштаба, вылившийся в несколько уголовных дел, берет начало в 2015 году. Весь город взбудоражила новость: из Нижнего Новгорода везут ядовитые отходы — конденсаторы с полихлорированными бифенилами. Они принадлежат к I классу опасности и способны провоцировать рак, мутации и «химический» СПИД. Утилизировать их взялся Дмитрий Золотарев, директор ООО «Мерк» и «Природоохранного предприятия «Мерк». По документам выходило, что у него есть лицензия, причем уникальная - в России меньше десятка подобных компаний. Но на деле вышло иначе.

Прежде всего, по дороге отходы «потеряли». В нижегородском Минприроды считали, что их отправил «экохиммаш», но в «Мерке» заявили, что ничего не принимали. В Нижнем Новгороде парировали: пришли документы об утилизации. Тогда уже омские Минтприроды и Росприроднадзор (РПН) начали проверку «Мерка». По итогам СКР завело на Золотарева уголовное дело по статье 247 УК РФ (нарушение правил обращения экологически опасных веществ, повлекшее загрязнение окружающей среды).

Выяснилось, что у компании нет оборудования, но это не помешало с 2010 по 2015 год выигрывать тендеры по всей стране. Отходы вывозились в Тюменскую, Новосибирскую, Омскую области без обезвреживания. Бизнесмен нанимал любого, кто готов был за небольшую плату слить отходы на пустырях, а цистерны сдать на металлолом. Всего «Мерк» слил около 500 тонн, заработав по контрактам 41,8 млн рублей.

«Обвинение основано на предположениях, ни одного фактического доказательства нет. Не найден ни один участок захоронения», - заявлял в суде Золотарев.

Тем не менее в декабре 2017 года его приговорили к двум годам исправительной колонии. Апелляции защиты дважды отклоняли, и в марте приговор вступил в силу. Попутно стало ясно, что лицензия «Мерка» фикция. Главу омского РПН Александра Щербакова, выдавшего ее, это довело до отставки и уголовного дела за превышение полномочий. Оно пока не закрыто.

Что интересно, сами отходы долгое время не могли найти. «Полихлорбифенилы выявить по приборам невозможно. Нужно изъять почву с конкретного участка, провести лабораторные исследования. Выезжали везде, где было возможно, но участка не обнаружили», - делилась гособвинитель Золотарева Ольга Андреева.

Но не так давно омская история получила продолжение. В Тюмени. Практически в центре города нашли те самые отходы, слитые, по оценкам специалистов, с ноября по декабрь 2014 года. На это место указывал цыганский барон еще во время омского расследования, и наконец версия подтвердилась. «Исследования показали многократное превышение полихлорбифенилов по сравнению с фоновыми значениями», - рассказали в тюменской прокуратуре.

Так возбудили еще одно дело по той же 247-й статье. Сейчас на месте захоронения строится микрорайон. Прокуратура подала иски к застройщикам ООО ФСК «Запсибинтерстрой» и ООО «К2», чтобы те очистили земли. Ущерб, причиненный «Мерком» окружающей среде, тем временем вырос с 89 до 137 млн рублей.

Места захоронения отходов в Новосибирской и Омской областях не найдены до сих пор.

Этилмеркаптановое расследование

Впервые странный запах, разлившийся чуть ли не по всему городу, омичи ощутили в феврале 2017 года. В облправительстве отрапортовали: на газораспределительной станции утечка одоранта. Это вещество III класса опасности, которое специально подмешивают, чтобы выявить утечки природного газа. В высоких концентрациях одорант ядовит, но в правительстве успокоили: «Кроме моральных неприятностей, омичам нет никакой опасности».

Казалось бы, на этом история закончилась. Но с 8 по 10 марта того же года омичи оставили сотни жалоб на возвращение неприятного запаха. От него не спасали даже плотно закрытые окна. Из-за штиля объявили штормовое предупреждение, чтобы все омские предприятия снизили количество выбросов.

Бригады из синоптиков, РПН, Минприроды стали искать источник, СКР возбудил уголовное дело по статье 251 УК РФ (нарушение правил выброса в атмосферу загрязняющих веществ, если это повлекло загрязнение или иное изменение природных свойств воздуха). Обнаружилось, что в воздухе в 400 раз превышено содержание этилмеркаптана, того самого одоранта. Так большинство горожан услышали новое для себя слово. Сегодня его уже знает практически каждый.

Первые полгода надзорные ведомства поочередно заявляли, что вот-вот найдут виновника. Чаще других упоминался нефтезавод и его буферные пруды. По мнению Сергея Еремина, на тот момент нового и.о. Главы РПН (хотя позже и он попал под следствие), причина в рекультивации прудов, которую проводил Нижегородский институт прикладных технологий. Версию с прудами также поддержала региональная прокуратура, сообщив, что там превышена допустимая концентрация этилмеркаптана в 64 раза.

Однако еще один новый временный глава РПН Виталий Нетребко позже заявил, что ведомство никогда не говорило о выбросах этилмеркаптана на нефтезаводе. Любопытно, что несмотря на это, вплоть до конца 2017 года РПН пытался через суды нескольких инстанций запретить использовать пруды, но каждый раз проигрывал.

Новый толчок поискам придало назначение в октябре прошлого года временного главы региона Александра Буркова. «Я несу, как врио губернатора, сегодня ответственность перед населением Омской области», - заявил он, и в том же месяце ушел в отставку глава Минприроды Александр Винокуров. Как позже пояснил врио губернатора, «за то, что не создана схема предотвращения таких фактов».

Однако время шло, искать следы этилмеркаптана стало сложнее, и позиция врио губернатора неизбежно стала гибче. «С таким опозданием невозможно выявить виновника этих выбросов», - признал Бурков в феврале 2018 года.

В Минприроды считают, что надежду на чистый воздух даст экомобиль стоимостью 20 млн рублей, подаренный региону «Газпромнефтью». Его хоть и с опозданием все же ввели в действие. По задумке, он должен оперативно реагировать на жалобы горожан и находить источники неприятных запахов и выбросов, в том числе этилмеркаптана. Между тем само следствие еще продолжается: до конца лета ждут результаты экспертиз, сообщили ИА «Город55» в СКР.

Черный снег, белый налет

Скандалы разного масштаба из-за загрязнения воздуха поднимаются регулярно и также регулярно их решение сходит на нет. Зимой горожане жалуются на черный снег, летом — на черную сажу и белый налет.

В апреле 2018 года в Омске побывал московский блогер Сергей Анашкевич, который провел независимое расследование в поисках чистого снега. Самым грязным оказался снег с детской площадки у ТЭЦ-5. По словам москвича, в Омске легче легкого заработать астму.

В Минприроды подобные случаи списывают на неизбежные выбросы предприятий, транспорта и электростанций. Их фиксирует Центр по мониторингу загрязнения окружающей среды, в отчетах которого обычно фигурируют «Oмскшина», «Kордиант-Bосток», TЭЦ-5, «ТГK № 11», НПЗ. Но объемы допустимых выбросов установлены таким образом, что даже засыпанные странным налетом все дома и машине в округе не говорят об экологической катастрофе. Ни центр загрязнения, ни РПН не находит превышения загрязняющих веществ.

Сами предприятия обычно не признают вину. Так, по словам председателя Общественного совета РЭК Виктора Гаака, ранее возглавлявшего омский филиал «ТГК-11», три тонны пепла, выбрасываемого ТЭЦ-5, является нормой.

«Кoгда идeт чeрный дым из труб ТЭЦ, этo знaчит, чтo идет растoпка кoтла мазутoм. Нигде нeт систeм oчистки мaзута. Рaстопка – этo штaтный режим. Такoй дым – этo нoрмально», - заявил Гаак. Он считает, что плохая экологическая обстановка в большей степени связана с грязными дорогами. «Если бы у нас, кaк зa грaницей, мелись и мылись дoроги, тo у нaс бы не былo такoй пыли. У меня никогдa не бывает машина белая, онa всегдa серaя», - признался он.

А в марте 2018 года омский блогер Владимир Лифантьев, опубликовал видео о выбросах «Омсктехуглерода» (входит в холдинг «Омск Карбон Групп»). Однако член совета директоров завода Сергея Мизя, держа ответ, перевел проблему из сферы экологии в политику и назвал это заказом против предприятия. «Главный кукловод, «оборотень в погонах» нам хорошо известен, в его окружение входят бывшие и действующие сотрудники силовых структур, нашей областной администрации, а также депутаты Омского городского совета», - заявил Мизя.

Следом в полемику вступил бенефициар «Омск Карбон Групп», председатель совета директоров кампании Валерий Каплунат. От его имени последовательно опубликовали несколько интервью, причем первое быстро «зачистили». В них он раскладывает по полочкам собственную версию заговора против завода, направленного на то, чтобы вымогать «космические деньги».

Каплунат нелестно отозвался о председателе регионального отделения «Справедливой России» Владимире Гуселетове, председателе общественной организации «Оплот», вице-спикере горсовета Андрее Ткачуке, о экс-главе управления внутренних дел Викторе Камерцеле и других силовиках, а также о бывших и настоящих главах региона. «К сожалению, я вынужден в данной ситуации обратить свой взор на нынешнего руководителя региона. Слишком много его роднит с этой ситуацией», - считает Каплунат.

Между тем изначальная проблема выбросов осталась за кадром.

Мусорная эпопея

В Омской области нет эффективной отходоперерабатывающей отрасли, и уже не раз регион оказывался на краю пропасти, когда на языке у всех был «мусорный коллапс». Кардинально все должно было измениться с разработкой территориальной схемы по обращению с отходами. Такой документ обязали подготовить каждый регион России. С задачей мало кто справился, и дедлайн перенесли на 2019 год.

На удивление, Омская область оказалась не в их числе. Терсхему омские власти разработали еще в 2016 году и должны были ввести с началом 2017-го сроком на 10 лет. Было запланировано построить 7 межмуниципальных центров по обращению с отходами, 5 муниципальных центров и 24 станции по сортировке и перегрузке отходов. Строительство одного из этих центров утвердили на 2017 год согласно распоряжению правительства РФ № 1082-р. Всю работу по сбору, транспортировке и утилизации отходов должен курировать так называемый региональный оператор, компания, которую выберут по итогам конкурса.

Что есть сегодня. Как минимум около 1200 нелегальных свалок, где «хранится» 32 млрд тонн мусора. Лицензионно работают два полигона – Черлакский и Называевский. Полигон близ села Надеждино, замешанный в уголовных делах, принадлежит ныне банкротящемуся ООО «ЖКХ «Сервис». Еще есть несколько мест накопления, иначе говоря легальные свалки: в Тарском, Калачинском и Одесском районах, а в городе это Ленинская и Кировская площадки. Последние, как видно, безразмерны. Еще в 2016 году власти объявляли, что срок накопления не должен превышать 11 месяцев, однако его регулярно продляют.

Ни одного из новых центров или станций пока так и не построили. Ближе всех к воплощению межмуниципальный центр в Таврическом районе. Как уточнили ИА «Город55» в областном Минстрое, проект еще на экологической экспертизе в Новосибирске. Начать строительство планируется в 2019 году, объем вложений оценивается в 850 млн рублей. Помимо этого, вскоре должна начаться разработка проекта мусоросортировочного комплекса в Кормиловском районе. Сегодня, 25 мая, по итогам аукциона определился победитель: контракт стоимостью 10,4 млн рублей получило ООО «Национальный земельный фонд».

А вот поиск регионального оператора затягивается. В который раз объявляется конкурс, но желающих заняться омским мусором пока нет. Экс-глава областного Минприроды Александр Винокуров когда-то оптимистично полагал, что оператор появится еще к концу 2017 года.

Черные лесорубы

Проблема тлеет уже многие годы, но с недавних пор вышла на федеральный уровень. В марте на медиафоруме ОНФ о ситуации сообщили лично президенту Владимиру Путину. Глава государства поручил Генеральной прокуратуре провести проверки. Следом отреагировал глава Омской области Александр Бурков. «Поручение нашего президента, безусловно, поможет нам навести порядок в сфере незаконных рубок на севере региона», — заявил Бурков. По его словам, черные лесорубы — одна из первых проблем, о которой он услышал, приземлившись в Омске после назначения на должность временного главы региона.

Так, в прошлом году Тарский лесхоз чуть не вырубил в Чекрушанской роще здоровые деревья под видом больных. Лесники уже определили под вырубку участок, но, как выяснила региональная прокуратура, метки были на деревьях, которые находились в удовлетворительном санитарном состоянии, а те, которые действительно мешали формированию здорового леса, были не помечены.

В другом случае - не удалось спасти Екатерининский бор. Лесной инспектор проигнорировал незаконную рубку леса, ущерб природе составил около 10 млн рублей. Сейчас расследуется два уголовных дела: одно в отношении «черных лесорубов» по статье 260 УК РФ (незаконная рубка лесных насаждений в особо крупном размере), второе — в отношении инспектора по статье 293 УК РФ (халатность, повлекшая причинение особо крупного ущерба).

Одним из последних крупных дел стала поимка группировки браконьеров, на протяжении нескольких лет промышлявших также в Тарском районе. Не так давно стало известно, что в ОПГ входили еще двое, то есть размер банды вырос до десяти человек, а причиненный ущерб может увеличиться с 1 до 4 млрд рублей. При этом чиновники, покрывавшие незаконную деятельность ОПГ, все еще устанавливаются.

«Лес, как правило, везут на юг, в Казахстан, поэтому сегодня мы на дорогах поставили посты и отслеживаем, какие предприятия и сколько леса имели право вырубить, сколько они вывозят на самом деле. Но проблема ведь в другом. Да, мы боремся с черными лесорубами, но чтобы этот процесс прекратить окончательно, надо сделать отрасль прозрачной и привести туда легального предпринимателя. Нужно сделать вырубки контролируемыми. А для этого нам нужно провести лесоустройство», - считает глава региона. Он с сожалением резюмировал, что сейчас лес просто не учтен.

Тем временем тот же ОНФ намекнул, что незаконная рубка идет не без молчаливого согласия, а иногда и при содействии региональных и муниципальных властей, отвечающих за лесной фонд. «Без покровительства представителей региональной власти бездействие просто невозможно объяснить», - заявил координатор Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам и экологии и защиты леса, депутат Госдумы РФ Владимир Гутенев.

Источник: ИА «Город55»