город55
Точка кипения - ТЮЗ
Почетный архитектор России призывает спасти памятник модернизма
Член СА России, почетный архитектор России, руководитель ООО «Архитектурно-проектное бюро «ГЕТТЕ» Светлана Гетте призывает руководителей региона спасти памятник архитектуры модернизма - омский ТЮЗ.

Архитектурное сообщество Омска продолжает обсуждение проекта предстоящей реконструкции здания ТЮЗа. Город55 публикует развернутый комментарий почетного архитектора России Светланы Гетте, а также архитекторов Петра и Ирины Игнатовых, Олега Фрейдина, Владимира Проскурина, Никиты Шалмина, Ольги Кулагиной и урбаниста Валерии Марковой, солидарных с позицией Гетте.

Ведем дискуссию, не теряя сути

Признаюсь, никогда не участвовала в открытых общественных дискуссиях по вопросам архитектуры: как правило, по ходу обсуждения обижаются не только авторы и заказчик, но и все участники процесса, который привел проектную документацию к торгам на поиск подрядчика, то есть, по сути, к процессу организации строительных работ.

В узкокорпоративной среде принято «мусор» держать под ковром. Но тут — особый случай.
Светлана Гетте
Член СА России, почетный архитектор России
Архитектура советского модернизма», представителем которой в чистом виде в Омске является здание ТЮЗа, достойна быть национальным достоянием.
Любое обсуждение архитектурной практики формирует мнение (есть мнение большинства, если его удается достигнуть; есть другие мнения, которые отстаивает один или несколько человек), и, разумеется, любые мнения на нас влияют: с одними мы согласны, с другими нет, а некоторые вносят сомнения в наше, казалось бы, устоявшееся суждение по какому-либо вопросу. Включаясь в дискуссию о предстоящем «капитальном ремонте здания ТЮЗа», к которой пригласил нас Дмитрий Смирнов, хочется призвать участников/оппонентов придерживаться профессиональных аргументов в оценке качества архитектурных решений и избегать ложных представлений и их декларирования — подобных тому, что мерилом работы является звание, возраст, хобби либо общественная работа, которую выполняет автор обсуждаемого проекта.

Признаем тот факт, что в оценке результатов работы в любой творческой профессии, будь это писатель, кинорежиссер, архитектор или художник, не имеют значение никакие предыдущие заслуги и каждой новой работой требуется доказывать свою состоятельность в профессии заново.

С какой стати общество должно мириться и тем самым поощрять отсутствие компетенции автора архитектурного объекта, особенно если эта работа выполнена на деньги налогоплательщиков, то есть нас с вами, и будет «украшать» наш город долгие годы.

Предыстория

Здание омского ТЮЗа (о котором пойдет речь) построено в 1967 году, относится к периоду позднего модернизма, проектировалось в период хрущевской оттепели, который позднее привлек заслуженное внимание мировой общественности и получил определение «советский модернизм».
Днем рождения послевоенного советского модернизма можно считать 4 ноября 1955 года, когда было опубликовано постановление правительства «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве».

Сталинский ампир как господствующее направление в архитектуре предвоенного времени, который прервал развитие конструктивизма, к основоположникам которого относятся советские архитекторы, ушел в историю. Он не был приспособлен к решению послевоенных социальных проблем. А творчество архитекторов-конструктивистов до сих пор является достоянием мировой культуры и вошло в обучающие программы архитекторов мира как составная часть современного стиля в архитектуре — модернизм.
МОДЕРНИЗМ — интернациональный стиль, и, по мнению многих авторов, пишущих об архитектуре, является единственным в XX веке архитектурным направлением, для характеристики которого применимо понятие СТИЛЬ.
После постановления 1955 года модернизм становится единственным официальным архитектурным стилем страны.

Что мы имеем на сегодняшний день? Основные существующие общественные здания в стране построены в период с 1955 по 1991 годы, особенно такая картина характерна для регионов. При этом самые знаковые здания — театры, киноконцертные залы, дворцы пионеров и пр. — лишены охранного статуса, и мы (общество) утратим их, а некоторые уже утратили. А с чем останемся? С сегодняшним новоделом, который будущие искусствоведы отнесут к «полистирольно-газобетонному периоду» в отечественной архитектуре?
Вернемся к предмету обсуждения
Проект разработал «Гипротеатр» Министерства культуры СССР (архитектор Белоусов). Внешний вид здания подчеркнуто аскетичен. Задачи образа театрального здания автор решает путем выверенных пропорций основного и соподчиненных объемов, сочетанием глухих и остекленных плоскостей. А основная концепция фронтальной композиции фасада заключается в драматическом единстве и борьбе асимметричного приема в решении.

Динамичная конструкция козырька входа в театр вырывается вперед, за счет стеклянной плоскости витража как бы отрывается от основного объема здания, привлекая к себе внимание, а большая глухая плоскость фасада справа от входа несколько успокаивает это движение вперед и уравновешивает основную композицию.
В игру вступает вертикальный объем сценической коробки, пытаясь уравновесить горизонтальную композицию. Появляются и другие дополнительные детали и эффекты, такие, как отражение конструкции динамичного козырька входа внутрь объема здания.

«
Это игра пропорций! Это математика! Это музыка! Все вместе — Архитектура!

»
Светлана Гетте
Член СА России, почетный архитектор России
А теперь внимательно посмотрим проектную документацию по «Капитальному ремонту здания ТЮЗа», выполненную фирмой «В2». Проектировщики из Красноярска, видимо, прошли через торги по принципу отбора исполнителя по критерию «наименьшей стоимости» работ. Все, казалось бы, в рамках правового поля. Вызывает вопросы только само наименование работ: «Капитальный ремонт».

По Градостроительному кодексу изменение внешнего вида здания попадает под определение «Реконструкция здания», а в проектной документации — именно изменение внешнего вида, совершенно варварское. Характер и объем предстоящих работ имеет четкие критерии как «Реконструкция здания» ТЮЗа, а это означает более серьезный подход к получению разрешений и согласований на проектную документацию и ее экспертизу. Вопросы о причинах нарушений ГК РФ при организации торгов на выполнение проектных работ и изменения наименования характера работ можно адресовать только в областные и городские органы управления и контроля.
Но вопросы вопросами, а какой результат на сегодняшний день мы имеем?
Из выложенной в открытый доступ проектной документации мы видим, что в составе красноярской команды проектировщиков появилась группа омских архитекторов (в штампах чертежей, над которыми они трудились, написано: «Соавторы»). Очевидно, что они не могут быть соавторами архитектора Виктора Михайловича Белоусова, который за новаторское здание омского Театра юного зрителя получил премию Госстроя РСФСР — оно было признано самым экономичным зданием театра за всю историю страны (вместимость: 740 мест, стоимость: 1.5 млн рублей в ценах 1967 года).
Практически все архитектурные решения — новодел.
Следовательно, омские архитекторы поскромничали, называя себя соавторами. Они — авторы! Сакен Хусаинов, А. Жунусова, В. Носова — авторы реконструкции омского ТЮЗа, а именно: реконструкции фасадов, рекламной композиции, благоустройства площади перед театром, интерьера фойе театра и туалетов.
Считаю, что реализация архитектурных проектных решений этого коллектива авторов убьет памятник архитектуры модернизма, если общественности не удастся изменить ситуацию к лучшему.

Что предлагает городу проект авторов?

Проект предлагает неоправданно громадную, объемную конструкцию из столбов и ферм для организации рекламы спектаклей, которая не только не вписывается в стиль здания, представляет собой не только нелепое и неуместное сооружение, но и сооружение, которое съест значительную часть бюджета на строительство и, что самое важное, погубит архитектурный образ здания.
Любой далекий от профессии архитектора человек на основе представленных визуализаций поймет, что эта тяжелая, неуместная конструкция перекроет зрительное восприятие здания с пешеходных путей, заслонит собой и исказит пропорции фасада, внесет диссонанс в пространство перед театром и на улице в целом.

Хочу заметить, что существует масса других архитектурных решений рекламы.

Интерьерные решения

Интерьеры фойе театра в идеале должны соответствовать архитектурному стилю здания.
Модернизм предполагает интернационализм, он не относится к какой-то определенной культуре и в то же время приемлем для каждой культуры. Его характеризует простота и естественность, функциональность и ультрачистые линии. Модернизм избегает беспорядка в организации пространства и беспорядка в оформлении плоскостей стен, формирующих это пространство. Материалы и цветовая гамма естественные и натуральные.
Что в проекте?
Проектные решения авторов реконструкции театра, представленные на визуализациях, являют собой полную противоположность этим принципам и демонстрируют отсутствие даже минимального соответствия стилю — как в цвете, так и в линиях.

Идея сухого ручья на полу из керамогранита самой тривиальной расцветки лишена функциональности и декоративного эффекта, в решении выполнить стык плитки разного цвета по кривой заложен отрицательный результат качества исполнения.
Проект интерьера фойе театра
Оформление потолка (тоже идея ручья) и стен (хаотичные «сосули» из дерева) — отсылка к интерьерам отелей 3* 2000 года. Налицо полное отсутствие понимания сути работы.

«
Интерьерные решения не отвечают ни стилю модернизм, ни теме театра, ни теме юношества.

»
Красные шторы и диваны! Любое исследование по влиянию того или иного цвета на человека трактует, что красный повышает сексуальную активность, пробуждает к агрессии и конфликтам — уместен ли этот цвет в театре для юношества?

Писать замечания об оформлении бара-буфета в стилистике придорожного кафе со стеллажом винных бутылок — это как бить лежачего.
Интерьеры туалетов
Туалеты — единственное место, где есть какая-то идея. Но жаль, что для Театра юного зрителя она тоже неуместна. Концепция темного пространства с брутальной текстурой (под камень) и яркими акцентами дверей кабинок скорее подходит для ночного клуба.
Это там оправданно создание атмосферы темного, анонимного, плохо освещенного пространства, посетители которого не хотели бы бросаться в глаза друг другу и быть узнанными (если их внешний вид далек от нормы). Там действительно оправданны цветовые акценты дверей в полутьме.

Для юного зрителя идею с цветовой дифференциацией дверей надо оформлять, учитывая общую концепцию пространства театра. Хотя о чем это я? Она как раз и отсутствует.

Отсутствует также навигационный стиль в интерьере, а это важная графическая составляющая интерьеров общественных зданий и айдентика бренда театра. Если этих требований не было в техническом задании на проектирование, то это вопрос к тому, кто его составлял.
Отдельно надо заметить, что в задачи этой публикации не входило делать полную экспертизу оправданности архитектурных решений данного проекта, но эту экспертизу следует провести, и желательно с привлечением специалистов из другого города.
Даже при беглом взгляде есть вопросы к проработке конструкции узлов по парапетам и козырьку, по решению обрамления оконных и витражных проемов, по материалам примененным в конструкции полов.
Только самовыравнивающая смесь «Геркулес» толщиной 30 мм приведет к затратам 900 руб/м2, а это лишь один из слоев в пироге пола при колоссальных площадях; применение утеплителя «Пеноплекс Фундамент» толщиной 100 мм тоже надо объяснить. Он горюч и нужен в конструкции пола по грунту, преимущественно в промышленных зданиях под ЦП армированной стяжкой большой толщины, а не в помещениях второго этажа театра. Если нужна была звукоизоляция, то для этого существуют иные, специальные материалы.

Есть китайская поговорка:
«Если мы не изменим направление своего движения, то мы рискуем оказаться там, куда движемся».
Так вот, вопрос:
«Куда мы движемся, господа архитекторы?»
Светлана Гетте
Член СА России, почетный архитектор России
Все вышеперечисленное и многое другое, о котором не сказано, — результат работы в бесконкурентной среде.

Меня удивляет не низкое качество работы (под качеством следует понимать не необходимый перечень чертежей, а грамотность принятых решений). У кого угодно может получиться отрицательный результат, если он берется решать вопросы, стоящие за границами собственной компетенции, а с данным коллективом случилось именно это.

Удивляет то, что архитектор, возглавляющий авторский коллектив (Сакен Хусаинов), вопреки собственным представлениям (думаю, он не будет это отрицать) о важности и нужности Градостроительных и Архитектурных советов, сам не выставил свою работу на профессиональное обсуждение коллег. Видимо, не счел ее достойной внимания или это результат многолетней привычки, когда главный архитектор города предписывал тот или иной ход решения вопросов, связанных с архитектурой города, и часто решения эти зависели от влиятельности личности заказчика.

Нет должности главного архитектора города, но есть профессиональная ответственность, а тоску по «указующему персту» надо заменить на личную ответственность.
После знакомства с текстом статьи Дмитрия Смирнова обсуждение (пусть и без участия авторов) состоялось. Оно прошло в «Точке кипения» по материалам, находящимся в открытом доступе.

Присутствовала группа неравнодушных архитекторов с активной жизненной позицией: Никита Шалмин, Андрей Седачев, Светлана Гетте, Владимир Проскурнин, Петр Игнатов, Ирина Игнатова, Андрей Сергеев, Дмитрий Смирнов, Юлия Руденко и другие. Разброса в мнениях не было.

Участники обсуждения сошлись в следующем:
Точка кипения
1

Обратить внимание

Несмотря на то, что проектная документация (без обсуждения и экспертизы) принята к исполнению, имеет смысл обратить внимание руководителей области и города на ошибочность, пагубность и недостаточность архитектурных решений как по экстерьеру здания, так и по интерьерным решениям, выставленных на торги к исполнению при проведении капитального ремонта здания ТЮЗа.
2
Найти решение
Постараться вместе с привлечением широкого круга активных граждан, творческих сообществ, юристов и, самое главное, руководителей области и города, найти технические решения, позволяющие в рамках существующего правового поля избегать впредь и найти возможность исправить сейчас ошибки подобного рода.
3
Организовать дискуссию
Следует организовать широкую общественную дискуссию. Донести, что важно для города иметь механизм получения обществом грамотных проектных решений по уникальным городским зданиям.
К архитектурным решениям любого значения надо однозначно привлекать авторов на конкурсной основе.
Один из таких вариантов —
Это вычленять творческую часть (архитектурные решения, концепции) из состава проектной продукции по торгам на капитальные ремонты и реконструкции зданий — проводить на них отдельные торги или конкурсы разного типа (открытые, закрытые, заказные).
Возможны и иные решения, предлагайте!
В наших силах разработать правила, которые помогут повысить качество проектных решений, выполняемых за бюджетные средства.
В городе около десятка творческих союзов, приглашаем всех принять участие в дискуссии! Особенно интересно будет узнать мнение о решении подобных вопросов руководителей профильных департаментов.
Ведь архитектура как зеркало: она отражает не только синтез творческих и технологических возможностей общества, но и уровень культуры городского сообщества в вопросах сохранения уникальных зданий, доставшихся нам от предыдущей эпохи.
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Организации пространства площади перед театром, отмерена такая же толика мастерства и смысла:
что авторы имели в виду, когда размещали типовой детский городок для трех-четырехлетних детей, уместный во дворе жилого дома, пряча его за рекламную громадину?
1
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Такой же вопрос к предлагаемому рисунку плиточного покрытия площади.
На рисунке цветового покрытия изображена реплика известного плаката времен гражданской войны (автор: Эль Лисицкий, 1919–1920 г.).
2
Плакат имел узнаваемый графический рисунок и девиз: «Клином красным бей белых!»
Авторы, видимо, и в этом случае решили быть соавторами. Правда, у них получилось исказить смысл: «Клином белым бей…» Какое отношение примененные символы имеют к зданию в стиле позднего модернизма, а именно к омскому ТЮЗу?
Плакат времен Гражданской войны. Эль Лисицкий
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Фасады.
И с фасадами беда!
На паспорте цветового решения фасадов (хотя паспорту этот чертеж по многим параметрам не соответствует: не указаны многие наименования и фирмы-производители применяемых материалов и изделий) есть информация о плитке для облицовки фасадов, но нет данных о производителях витражей, стеклопакетов и прочего.
3
Терракотовый цвет в быту называют кирпичным или темно-морковным. Не с первого раза, но удалось найти российскую компанию, продающую китайские панели, — «Алюминстрой». В их каталоге на сайте есть порядка трех наименований изделий, похожих на серый цвет, но в проекте нет цветового обозначения выбранной панели, соответствующего хоть одному из цветов изделий каталога. Неужели такое важное решение будет отдано на откуп подрядчика? Или будет проведено голосование среди жителей, как сейчас модно?
Мне удалось найти в интернете некоторые из указанных изделий: терракотовые панели CN Ceramic, производит их современное китайское предприятие. Это предприятие производит панели, багеты, клинкерную плитку и, судя по названиям изделий, они все терракотового цвета (в массе).
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Выбор смены цветового решения фасадов на не свойственный данному архитектурному стилю цвет приведет к искажению не только смысла, но и пропорций здания.
Визуальное восприятие здания может измениться не только от выбранного цвета, но и от размера облицовочных панелей. Цвет имеет важное значение в нашей жизни в целом, а в архитектуре — особенно. Если детально исследовать вопрос восприятия того или иного цвета, то этому надо посвящать отдельную статью.

Возникает вопрос еще и о неполном объеме проектной информации, что может привести к путанице и закупке большого объема облицовочных панелей не того цвета. Неясно и что мешает выполнить новую облицовку, заказав идентичную по цвету и размеру облицовочную плитку.

На фоне этой информации уже мало удивляет, что другой фасадный материал (панель S1) у производителей фасадных алюминиевых панелей в описании значится как горючий материал. Информация об облицовочных материалах представлена в проекте без указания производителя, надеюсь, что авторы прояснят эти и другие вопросы.
4
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Член Союза архитекторов России, председатель омского областного отделения ВООПИК
Никита Шалмин
Очередной пример кулуарной работы. Рекламная установка мало того что несуразна сама по себе (проблему анонсов спектаклей можно решить видеоэкраном на стене фасада), так еще и «маскирует» детскую площадку, расположенную вплотную к парковке.
В принципе, архитектура здания, его стиль, предполагает исполнение в монолитном железобетоне, хорошо было бы это учесть при выборе отделки в целом и особенно реконструкции козырька входа. Сейчас (в проекте) ему несколько не хватает массы.

И интерьеры ну никак не вяжутся с архитектурой здания, ни цветом, ни фактурой, ни деталями, а главное — пластикой. Это, скорее, среднего уровня кафешка, а темные туалеты — ну прям цитата из ночного клуба. Не ТЮЗ, их лучше полностью переработать.
Вообще на территории ТЮЗа изначально располагался польский костел, остатки его фундамента могли сохраниться во внутреннем дворе театра, который в проекте полностью закрыт плиткой. Хотя патио призвано оживлять интерьер уличной живой зеленью. В сочетании с фундаментами костела может получиться интересное композиционное решение.
По-доброму там бы провести исследование и использовать этот фактор в архитектуре двора и интерьера театра.
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Член Союза архитекторов России
Ирина Игнатова
Грустно, что архитекторы, участвующие в разработке проектов значимых городских объектов, подходят к работе неответственно и необдуманно.
Площадь перед театром уменьшается, исчезает парадность, и возникает ощущение двора жилого дома с горкой и песочницей на фоне театра и на главной улице города.

Появление в интерьере случайных линий рисунка пола, потолка, мебели, и прочих украшений никак не вяжется ни с экстерьером, ни с объемно-пространственным решением здания.

Внутренний дворик необходимо использовать. Затрачивая время и деньги на ремонт здания, большим упущением будет неиспользование пространства этого дворика под нужды театра.
Что касается ТЮЗа, то наслоение на его главный фасад странной конструкции в виде детской площадки и рекламного щита уничтожает целостность и масштабность восприятия объекта, появляется раздробленность, суетливость. Исчезает акцент главного входа, его перебивает навороченная конструкция.
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Архитектор
Екатерина Гордок
ТЮЗ — это живое, существующее здание. Главный принцип у проектировщика капитального ремонта/реконструкции должен быть как у врача: «Не навреди!»

Но деликатного подхода к проектированию не случилось. От такого капремонта ТЮЗ нужно спасать.
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Член Союза архитекторов России, почетный архитектор России
Владимир Проскурнин
Как говорил В. В. Путин, «Вы хоть понимаете, что вы наделали?» (Некоторые мысли по поводу уничтожения идеалов архитектуры во имя так называемого «бизнеса» в российском понимании.)
Здание ТЮЗа является ярким представителем архитектурного стиля периода 60-х–70-х годов. И в этом смысле его можно считать сохранившимся экспонатом архитектуры того времени и в каком-то смысле памятником истории.
Вроде бы простой вопрос: нужно выполнить капитальный ремонт Театра юного зрителя в г. Омске. То есть никто не ставит под сомнение архитектурно-планировочные достоинства объекта, построенного в 1967 году по проекту архитектора В. М. Белоусова.
Зачем ломать и искажать памятники, уничтожать или пытаться заменить следы нашей истории на свои следы? Каков смысл? Да никакого смысла, люди просто делают деньги, а какая-то история, архитектура, люди и город — это демагогия.
Эти люди действительно не понимают, что они делают, потому как они не профессиональны и к созданию среды обитания человека не имеют никакого отношения.
Особое внимание необходимо обратить на ту, извините, порнографию, которую так называемые авторы изобразили в качестве проекта интерьеров детского театра. Даже сложно объяснить, что это изображено.
Нет слов.
Ни по организации пространства помещений, ни по формообразованию, ни по цветовой гамме нет понимания, почему так.

И еще вопрос: так как это капитальный ремонт, какие авторы могут быть в проекте капитального ремонта? Авторы-то есть, по проекту которых построено здание. Кто-нибудь согласовывал с ними свои действия по отношению к зданию? Получено ли право видоизменять архитектурный стиль здания?

В общем, очень много спорных моментов, требующих незамедлительного широкого профессионального обсуждения.
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Член Союза архитекторов России, почетный архитектор России
Ольга Кулагина
Когда вижу такого рода работы, начинаю понимать, что у нас НЕТ БУДУЩЕГО. В прямом и переносном смысле.
Хочу отдельно поблагодарить Светлану Гётте и Дмитрия Смирнова за подробный аналитический материал.

Прошу омскую организацию Союза архитекторов РФ организовать широкое общественное и профессиональное обсуждение с привлечением авторов. Здание, которое реконструируешь либо ремонтируешь, вначале надо полюбить, проанализировать и затем уже тщательно выверить решения и подобрать материалы.
Архитектура 60-х — это один из искренних и чистых стилей. В нем есть легкость и цельность. Есть взгляд через большие витражи на мир — в данном случае на парк Никольского собора. Входной вестибюль обращен во внутренний дворик театра (такое решение мы часто можем увидеть у Андреа Палладио, великого архитектора итальянского Возрождения). Все внутреннее пространство холлов перед зрительным залом напоено светом — это преддверие самого зала, в котором должно произойти чудо встречи с тайной театра, с искусством.
Любите ли вы театр, как люблю его я, всей силой души своей
Те, кто делали этот проект интерьера, представления не имеют ни о театре, ни о детях, ни о юношестве. Ощущение чудовищное.
Великолепный проект Белоусова. И ни в коем случае нельзя менять цвет и материал фасадов. Благоустройство должно соответствовать фасадам. Внутренний двор обязательно должен допускать играть летние спектакли, да и в зимние праздники можно устанавливать там елку и устраивать действие.
Я понимаю, что все бесполезно.

Я уже не верю в Омск.
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Член Союза архитекторов России, руководитель «Архитектурное ателье «РИМ»
Олег Фрейдин
Невооруженным глазом видно, что профессиональный уровень проектировщиков «ниже плинтуса». Не была проведена аналитическая работа, которая выявила бы, с одной стороны, несомненные ценности здания, а с другой стороны — проблемы, мешающие эксплуатации современного театра.

Разве для бережного отношения к архитектурному наследию, к творчеству наших предшественников, к времени и истории, в конце концов, обязательна на фасаде табличка «Памятник архитектуры»?
Проект капитального ремонта выполнялся на основе техзадания и по заказу министерства культуры Омской области.

Вопрос: минкульт хотя бы заглядывал в рабочую документацию до ее утверждения?

Архитекторы, которые в своей деятельности сталкивались с реставрацией и приспособлением объектов культурного наследия или проектированием в зонах охраны и регулирования памятников архитектуры, знают, насколько строго минкульт, в соответствии с законодательством, подходит к подобным проектам: тут и отдельное ТЗ, и отдельная экспертиза, и дополнительные разделы проектной документации о влиянии стройки и дальнейшей эксплуатации здания на жизнь памятника.

И что в данном случае?
Согласен практически со всеми высказываниями авторов статей и мнениями омских архитекторов, высказанными по этому проекту.
К большому сожалению, в Омске, подобное отношение к архитектурным объектам, представляющим советский модернизм 60–70-х годов прошлого века, скорее система, чем исключение.
Безвозвратно потерян облик концертного зала. Вместо динамичного и «честного» объема — черный сундук рядом с классическим Никольским собором. (До сих пор мучаюсь вопросом, каким образом там обеспечена акустика в каменном зале? То, что омичам представлено было как естественная акустика, никогда такой не было. Поэтому и живой музыки в этом зале никогда не услышать. Просто чуть громче, чем на домашней аппаратуре.)

На Дворце пионеров по чьему-то «умному» решению возвели скатные кровли, убив тем самым архитектуру одного из лучших омских зданий.

Остекление здания речного вокзала выполнили в синем стекле, нарушив один из основных модернистских принципов связи интерьера и экстерьера.

На музыкальном театре почему-то решили, вопреки первоначальному проекту, сделать красную кровлю. Это что теперь — большой коттедж?

Из здания цирка вылепили безвкусный «алюкобондовский» пирог.

Список варварского отношения к архитектуре модернизма можно продолжить. Осталось еще из торгового центра сделать «теремок» с нарисованными окнами.
Здания, которыми Омск мог бы гордиться и которые ценятся во всем мире, уродуются и теряются в вульгарном визуальном шуме, в окружающем нас городе.
Считаю, что проектную документацию по ремонту ТЮЗа необходимо отклонить как выполненную на низком профессиональном уровне и объявить новый тендер на разработку проекта. При этом необходимо, чтобы к формированию технического задания были привлечены компетентные специалисты федерального уровня и само задание публично и профессионально обсуждалось.
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Менеджер городских проектов, участник исследования территории вокруг ТЮЗа в рамках проектной лаборатории «Город своими руками»
Валерия Маркова
Здание ТЮЗа нужно рассматривать в комплексе с застройкой всего квартала. Периметр квартала сформирован знаковыми зданиями разных эпох, но его внутренняя часть — непроходимая, темная, отталкивающая, низкокачественная среда.
Эта территория выпадает из городской ткани, здесь не осталось артефактов богатой истории места, нет явной функции и понятной навигации. Как следствие — территория захвачена стихийной парковкой в грязи.

Ценная территория в центре города на сегодняшний день совершенно заброшена, а могла бы служить на пользу горожанам. Ее можно и нужно вписать в пешеходную сеть города, сделать точкой притяжения туристов, раскрыть потенциал внутренних дворов музеев и недавно отреставрированного училища им. Шебалина, парадный фасад которого как раз смотрит внутрь квартала.

Именно здесь, с южной стороны ТЮЗа, под тенью взрослых деревьев может быть размещена детская площадка, поставлены павильоны с напитками, организована общественная уборная.

И снова вместо комплексного подхода к преображению города мы видим латание дыр.

В 2022 году запланировано благоустройство территории бывшего городского сада, но никаких намеков на единый подход к проектированию соседних пространств нет. Разработка единой концепции развития территории, взаимоувязка финансирования благоустройства из различных источников позволит эффективней распорядиться бюджетными средствами, сформировать понятную и интересную структуру пространства, заложить базу для окупаемости территории в будущем.
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Член Союза архитекторов России
Петр Игнатов
Замечания к проекту здания ТЮЗа следующие:
Не проработано благоустройство участка, выделенного под капитальный ремонт здания ТЮЗа с необходимыми элементами мощения и озеленения, их узлами.

Проектное размещение громоздкой конструкции рекламы «в виде портала» неправомерно, поскольку искажает состоявшийся архитектурный облик главного фасада по ул. К. Маркса.

Детская площадка, размещаемая у хозяйственного квартального проезда, нелогична и в принципе не вписывается в регламент театрального действа.

Проектные решения интерьеров вестибюля и фойе с буфетом на объекте не прочувствованы и поэтому лишены преемственности в подходах к выбору материалов отделки, их рисунка и цвета, мебели и осветительной арматуры.

Отсутствует какая-либо тактильная, ассоциативная связь с ранними, оригинальными решениями.

Явная ошибка — усиление ощущения вытянутого плана фойе протяженными линиями рисунка пола, потолка.

Требуется рассмотреть возможность включения внутреннего дворика в отапливаемый контур здания в силу климатических условий и необходимости рационального использования.
1
2
3
4
5
6
7
Content Oriented Web
Make great presentations, longreads, and landing pages, as well as photo stories, blogs, lookbooks, and all other kinds of content oriented projects.
Архитектор, урбанист
Дмитрий Смирнов
К разработчикам проектной документации возникает ряд вопросов касательно интерьерных решений, организации входной площади, ремонта фасада и т. д.
Оригинальные (1967 г.) интерьеры подкупают своей ненавязчивостью, простотой и выверенными пропорциями.
Прежде всего, огорчает факт утраты оригинальных интерьеров вестибюля и фойе. Пусть они имели некий физический и моральный износ, но в архитектурном отношении нейтральные материалы и сдержанные композиционные приемы данных помещений дали бы фору многим современным решениям.
Замена мраморных полов, сдержанной цветовой гаммы дверей и ограждений, модернистских светильников, витражей из анодированного алюминия на облицовочные декоративные панели, яркие цветовые полосы на уровне пола, многоуровневые потолки и пластиковые окна воспринимается как утрата, а не приобретение.

Распространено заблуждение, что для детей необходимо предусматривать самые яркие цвета, отсюда мы имеем детские площадки и детские сады, окрашенные во все цвета радуги. Но это очень плохая, устаревшая тенденция: получается, мы отказываем нашим детям в развитии вкуса в архитектуре и дизайне с самого раннего детства.

Советские архитекторы, например, относились к детям с уважением, предлагая их зрительному и тактильному восприятию качественные материалы и выверенную цветовую гамму. Эти же принципы преследует современная скандинавская архитектура. Именно из такого уважительного отношения взрослых к детям родилась типология детских театров — по сути, это уникальное изобретение Советского Союза.
Если мы говорим об архитектурном наследии, а здание ТЮЗа нужно воспринимать именно так, то любое новое вмешательство в виде капитального ремонта или реконструкции должно быть оправданно, преумножая принципы архитектуры прошлых лет, придавая ей новые смыслы, не умаляя ее.
Предложенный архитекторами интерьер пестрит яркими цветами.

Предложенные архитекторами интерьерные решения возможны в реализации локальных объектов частных заказчиков, но никак не в масштабе городских общественных зданий.

Многоуровневые потолки с многочисленными точечными светильниками увеличивают расходы на эксплуатацию, композиционно не сочетаясь с четкой осью колоннады фойе и вестибюля.
Грустно осознавать, как будут утрачены стилевые элементы советского модернизма, которые, несмотря на моральный и физический износ, своей простотой, лаконичностью не заискивают перед людьми, смотрящими на них, не кричат радужными цветами о своем безвкусии, а напротив, сообщают нам о принадлежности к определенному периоду истории и архитектурному стилю, преемственность которого необходимо подчеркнуть для наших потомков.

Помимо интерьеров возникают спорные вопросы и о фасаде здания.
«Мелкая» разрезка бетонной плитки является составной частью формирования архитектурного образа здания ТЮЗа. Есть опасение, что новые фасадные керамические панели терракотового оттенка изменят до неузнаваемости архитектурный облик здания. Указанный разработчиками в документации артикул фасадных панелей (CN-Ceramic FH 872) не поддается поиску в интернете.
Девятичастный витраж главного фасада превращен в десятичастный, утеряна часть ригелей и рам остекления, изменился шаг стоек рам, все это исказило пропорции сооружения.
Авторы документации предложили на козырьке входа обнажить конструктивные ребра, тем самым устранив характерный прием шахматного расположения светильников на козырьке, который придавал индивидуальное звучание зданию ТЮЗа.
Также смущает и композиционное решение площади.
В ее мощении смутно угадывается отсылка к работам супрематистов, тогда почему подобный мотив не поддержали в интерьере? Треугольный газон посреди площади проложен прямо на пересечении транзитов: велика вероятность, что он будет вытаптываться. Конструкция афиши из металлических ферм высотой 6 метров выглядит массивно и закрывает часть главного фасада здания. Возникает вопрос, не было ли возможности запроектировать афишу менее громоздкой за счет сменных планшетов, закрепленных на фасаде, или облегченной конструкции?
За афишей находится детская площадка, оборудование которой представлено компанией «КСИЛ», занимающейся производством и поставками цветастых детских игровых комплексов, неоднократно подвергавшихся критике архитекторами и урбанистами. Данные комплексы можно представить во дворах городских окраин, но никак не в центре города, в историческом пространстве Городского сада. Размещение детской площадки в данном месте должно быть обсуждено.

2015 году команда проектной лаборатории «Город своими руками» провела исследование территории ТЮЗа и выяснила, что данная территория имеет высокий потенциал использования как общественное пространство. Сформировался запрос от разных категорий населения на организацию и проведение различных мероприятий на открытом воздухе, который силами волонтеров был удовлетворен в виде установки протяженной скамьи с высокой, удобной спинкой.
Данная скамья в течение двух лет была местом притяжения молодежи, проведения вечеров под гитару, удобным перевалочным пунктом, расположенным в выгодном месте — на пересечении пешеходных транзитов.

Почему же данный опыт не нашел отражение в проектной документации? Организация скамьи на подпорной стене — это простейший конструктивный узел и изящная малая архитектурная форма.
Почему-то при таком большом бюджете разработчики не обыграли внутренний двор, не предусмотрели в нем новые функции и озеленение. Хотя у такого стратегического пространства был потенциал для организации театрального кафе — одной из новых возможностей для привлечения театром дополнительных денежных средств.
Кто теперь виноват, что облик еще одного знакомого омского здания будет утерян?

Я считаю, что ответственность ложится на всех нас: на заказчиков, которые не осознают ценности советской архитектуры, на проектировщиков, которые поставили выпуск проектной документации на поток, и на профессиональное сообщество, которое вовремя не среагировало, когда обнародовали первые рендеры омского ТЮЗа.

Приглашаю профессиональное архитектурное сообщество к диалогу.
Есть в рабочей документации и бесспорные ошибки. Неправильно выполнен узел сопряжения тротуара с газоном, при котором газон находится выше уровня тротуара. Некорректно выполнен и узел устройства понижения бортового камня. Заявленное количество деревьев в документации не совпадает с положением деревьев на визуализации.
© При копировании публикаций активная ссылка на сайт gorod55.ru обязательна
2020