Маркировать все. Как системный сбой вызвал «всенародный дефицит» лекарств в Омске

Аналитика
Маркировать все. Как системный сбой вызвал «всенародный дефицит» лекарств в Омске
Маркировать все. Как системный сбой вызвал «всенародный дефицит» лекарств в Омске
24 октября 2020, 17:30Фото: Медиахолдинг1Mi
Минздрав объясняет внезапный дефицит в аптеках повышенным спросом, однако не упоминает еще одну проблему. Введенная в разгар пандемии система обязательной маркировки лекарств дает серьезные сбои. Препараты зависают на складах, а фармацевтам приходится вручную сканировать каждую баночку.

На фоне резкого всплеска заболеваемости в Омской области, как и по всей России, закончились многие лекарства, применяемые в том числе для лечения больных коронавирусом. В аптеках нет самых востребованных антибиотиков и противовирусных, иногда не хватает даже градусников и простейших средств вроде спреев для носа.

Массовые жалобы стали поступать в начале прошлой недели. Омичи обсуждали в соцсетях, что не могут купить элементарные препараты от гриппа и ОРВИ. Крайний дефицит признали и сотрудники аптечных сетей, заявившие, что лекарств нет ни на складах, ни у поставщиков, а из других регионов поступают просьбы переслать хотя бы небольшие партии медикаментов. Поиск в онлайн-сервисах аптек показал, что во всех крупных сетях отсутствуют, к примеру, арбидол и азитромицин.

«Нет левофлоксацина и всех производных, леволета, лефлобакта, азитромицина, сумамеда, азитрокса, цефтриаксона. Отсутствуют лидокаин, вода для инъекций. Из противовирусных нет новобазита, арбидола, арпефлю. Ртутных градусников нет, электронные не везде», — перечислили в справочной Госаптеки (сеть «Омское лекарство») неполный список средств, которых нет в наличии на 22 октября. (Большая их часть входит в протокол лечения коронавируса.)

В справочной сети аптек «Семейная» ситуацию назвали «всенародным дефицитом», добавив, что не знают, когда лекарства поступят на склад. А читатели поделились с редакцией историями о том, как омичи паникуют и пытаются перекупить препараты у знакомых по цене в разы выше рыночной, потому что нечем лечить детей.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Попытка решения

Проблемы с поставками медикаментов испытывают и другие регионы. СМИ сообщали о дефиците в Новосибирске, Томске, Кемерове, Красноярске, Екатеринбурге, Воронеже, Перми и других городах. Губернатор Иркутской области Игорь Кобзев инициировал проверку по факту пропажи из аптек некоторых антибиотиков.

В Омской области в ситуацию также вмешались региональные власти. 20 октября губернатор Александр Бурков собрал экстренное совещание, на котором аптечным сетям пообещали помощь с поиском поставщиков. Представители сетей признали, что не хватающих им препаратов нет и у дистрибьюторов. В тот же день была отправлена централизованная заявка на закупку дефицитных средств для большинства аптек региона. Отправка «крупной партии» должна была состояться 21 октября (на момент публикации она еще не поступила в городские аптеки).

В сети «Омское лекарство», подведомственной региональному минздраву, заявили, что поступление ожидается на следующей неделе.

«В настоящий момент у нас идут переговоры с производителями, и я рассчитываю, что уже на следующей неделе наиболее востребованные препараты дополнительно начнут поступать аптечные сети нашего города и области», — сказал гендиректор сети Сергей Ловейкин.

Фото:Медиахолдинг1Mi

«Синдром гречки»

Причину дефицита лекарств омские власти связали с двумя факторами: сезонным ростом заболеваемости и искусственным ажиотажем. Такое объяснение нам привели в пресс-службе минздрава. Об этом же говорится в пресс-релизе по итогам экстренного совещания: в нем приводятся слова представительницы сети «Семейная» Анастасии Ковалевой о том, что эта ситуация — результат ажиотажного спроса, когда люди закупают препараты впрок, «как когда-то гречку».

«Создавая искусственный ажиотаж, закупая впрок, запасливые омичи могут лишить больного человека нужных ему медикаментов», — заявила начальник отдела контроля за фармацевтической деятельностью сети «Омское лекарство» Светлана Калинина, призывая жителей покупать только те средства, которые прописал врач, или «когда нужно поддержать организм».

«На отдельные препараты по сравнению с предыдущим годом спрос вырос в 50 раз. Естественно, ни один поставщик у себя на складе такого запаса не держит», утверждает Сергей Ловейкин.

Системный сбой

Однако некоторые эксперты считают главной проблемой сбои в системе обязательной маркировки лекарств, которую в России ввели с 1 июля. Предполагается, что это позволит отслеживать движение препаратов от производства до потребителя и поможет защитить рынок от фальсификата. Оператором системы маркировки «Честный знак» выступает «Центр развития перспективных технологий» — структура, по данным ЕГРЮЛ, связанная с госкорпорацией «Ростех» и USM Holdings Алишера Усманова. Сейчас на все упаковки ставится уникальный цифровой код, который вносится в систему мониторинга, а оператор, по заявлениям властей, получает 50 копеек с каждой упаковки.

Директор омской фармацевтической компании ЗАО «Биомедсервис» Олег Мирошник рассказал Городу55, что в системе маркировки регулярно возникают сбои. «Большую часть дня система нерабочая, а там, где она работает, выдается сообщение, что слишком много запросов, их обрабатывают в порядке очереди», — говорит он.

В результате, по словам эксперта, даже те лекарства, которые есть на складе, не могут отпускать покупателям. Причем на складах «Биомедсервиса» есть ряд дефицитных в городе препаратов, включая арбидол, но для потребителей они все равно недоступны.

«У нас в аптеке уже неделю лежит левофлоксацин, потому что не срабатывают алгоритмы подтверждения этапа прохождения от дистрибьютора в аптеку, — отмечает он. — То же самое происходит на этапе от завода к дистрибьютору и между дистрибьюторами».

«Если раньше мы после прихода в аптеку сразу могли выдавать лекарство, то теперь у нас сидит программист и сканирует каждую упаковку входящего арбидола и отправляет отдельным файлом в систему», Олег Мирошник, директор ЗАО «Биомедсервис».

Фото:Медиахолдинг1Mi

«Сломанная» логистика

Проблема не только в сбоях. Мирошник ранее прогнозировал логистические заторы как раз в сентябре–октябре, когда в аптеках закончатся запасы немаркированных лекарств. По его данным, дефицит лекарств в России может быть связан с тем, что многие производители из-за сложностей с маркировкой пытаются переориентировать поставки в страны СНГ, где нет таких требований. Дистрибьюторы же, со своей стороны, неохотно закупают маркированный товар, так как работа с ним требует гораздо больше времени и людских ресурсов.

«С одной стороны, есть ажиотажный спрос, а с другой стороны, это показало неэффективность системы государственного управления в сфере лекарственного обеспечения. Аптеки подготовились к маркировке, закупили сканеры, программное обеспечение. Но коммерческая структура — Центр развития прогрессивных технологий — демонстрирует провал своей миссии», — утверждает Мирошник.

При этом ажиотажный рост спроса (в 50 раз на некоторые позиции, по данным «Омского лекарства») специалист объясняет так: «Это статистика аптек, где что-то еще осталось. Если в одной аптеке что-то есть, а в других пусто, там спрос может и в тысячу раз вырасти».

Отметим, о сбоях в системе маркировки сообщают и СМИ. Об одном из них писали «Открытые медиа»: Центр развития перспективных технологий» признал масштабную потерю данных об уже загруженных препаратах, что сильно затормозило поставки по стране. Из-за проблем с системой фармкомпания «Гедеон Рихтер Рус» приостановила поставки в Россию жизненно важных лекарств (ЖНВЛП), пишет «Фармацевтический вестник».

Вопрос поднимается и в политическом поле. Губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев направил в правительство России просьбу приостановить маркировку ЖНВЛП на период коронавируса. Депутат новосибирского Заксобрания от КПРФ также предложил ввести временный мораторий на маркировку. Аналогичное предложение готовится внести фракция «Справедливой России» в Госдуме.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Что дальше

Предполагается, что внедрение маркировки повысит цену медикаментов лишь на 50 копеек — стоимость QR-кода. Однако Мирошник называет это лукавством: для производителей, оптовиков и самих аптек это обернется затратами на перестройку технологических процессов, а затраты на всех звеньях будут стараться компенсировать. Что касается лекарств из списка жизненно важных, то цены на них фиксированы и препараты уже продаются с максимально возможной наценкой. При этом фиксированные цены не пересматривались 12 лет и могут не соответствовать рыночным реалиям. Поэтому производители выходят из положения, изымая из продажи наиболее дешевые средства.

«Вместо дешевых препаратов на рынок приходят зарубежные аналоги, у которых изначально цена выше. Скоро вы не найдете дешевый парацетамол, а будете покупать тот же самый, но в красивой упаковке от зарубежного производителя. За счет этого нагрузка на потребителя при покупке лекарств увеличивается», Олег Мирошник.

По его мнению, трудности с поставками вскоре могут затронуть и частные клиники. Если государственные больницы, закупающие медикаменты по госконтрактам, переживут ситуацию (хотя «вымывание» дешевого ассортимента может сказаться и на них), то мелкий медицинский бизнес с большой вероятностью финансово ощутит на себе усложнение работы.

При этом эксперт не прогнозирует глобального коллапса в лекарственном снабжении. Он полагает, что в силу адаптивности бизнеса ситуация более-менее урегулируется через пару недель, «но уже на другом уровне цен».

Однако нынешнее положение может дорого стоить населению.

«Пока мы видим абсолютный дефицит лекарств. Это ведет к тому, что больные не получают своевременного лечения, они практически брошены на произвол судьбы. Врача вызвать они не могут, компьютерную томографию сделать не могут, анализы на дому не делают, скорая таких пациентов тоже не берет. Люди занимаются самолечением. Многие оказываются просто вне поле зрения медицины».

«Сейчас мы видим следствие технических ошибок, а через месяца три-четыре увидим статистику, насколько возросла смертность», отмечает он.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter