Коррупция в погонах: рейтинг «оборотней» в омских ведомствах
Аналитика

Коррупция в погонах: рейтинг «оборотней» в омских ведомствах

17 февраля, 17:00Photo: Медиахолдинг1Mi
Не секрет, что коррупция порой затрагивает правоохранительные и другие органы, которые призваны с ней бороться. При этом иногда кажется, что простые омичи уже смирились с этим и, предлагая деньги в обмен на закрытые глаза, не ожидают услышать отказ.

Город55 продолжает рассказывать о распространении коррупции в ведомствах. Ранее мы рассмотрели коррумпированность чиновников и служащих — тех, кто носит пиджаки. На этот раз взор упал на носителей погон и формы. Проведя анализ открытых судебных решений последних 5 лет, редакция представляет новый рейтинг.

Полицейские будни

В рядах силовиков Омской области чаще других коррумпированными оказываются сотрудники полиции — 25 судов. Из всех вынесенных решений наиболее часто представители УМВД региона берут взятки — 10 обвинительных приговоров. При этом их размер колеблется от 30 тыс рублей (инспектор ДПС А. Костромин) до 28 млн рублей (бывший начальник центра финансового обеспечения УМВД России по Омской области Ирина Старовикова). Наказания для полицейских-взяточников также сильно разнятся по строгости — Костромина, например, Муромцевский районный суд приговорил к 4 годам колонии условно, а Старовиковой суд Омский облсуд назначил 7 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

А вот пенсионер МВД и инвалид 3-й группы Константин Снаговский за несколько эпизодов взяток был приговорен к внушительному штрафу — 3.5 млн рублей. Его подельники из УМВД Дмитрий Плюснин и Григорий Яковенко, как более молодые и сильные, получили 2.5 года колонии общего и 9 лет колонии строгого режима. Напомним, сотрудники полиции «крышевали» банду сутенеров и в обмен на деньги закрывали глаза на их незаконную деятельность.

Суды также 9 раз признавали омских полицейских виновными в преступлениях по ст. 286 «Превышение должностных полномочий». Так, пятерых полицейских в рамках четырех дел признали виновными в избиениях и незаконных удержаниях людей в отделениях. Несмотря на то, что законодательством подобные деяния оцениваются как коррупционные преступления лишь в определенных условиях, в Омской области все они совершены с использованием служебного положения силовиков.

Остальные случаи превышения полномочий полицейскими были связаны непосредственно с собственной материальной выгодой. Так, бывший оперуполномоченный отдела управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Омской области Сергей Миронов в 2013 году просто незаконно вывез со склада 800 коробок водки с признаками фальсификации. Сами бутылки пропали, а расследовавшие уголовное дело в отношении бутлегеров полицейские были вынуждены приостановить расследование.

Трижды за последние 5 лет омские полицейские попадались на мошенничестве. Так, экс-сотрудника отдела по борьбе с экономической преступностью регионального ЛУ МВД Ивана Стадникова отправили в колонию на 3 года за то, что он вынуждал омского предпринимателя заплатить 1.5 млн рублей за прекращение доследственной проверки, которая уже была закончена.

Компромиссное правосудие

В целом судебная практика показывает, что коррупционеров среди силовиков суды наказывают значительно жестче, чем среди чиновников и государственных и муниципальных служащих. Среди носителей погонов намного меньше осужденных, которые отделались одним лишь штрафом (всего 7 человек), основная же доля обвинительных приговоров — условные (23, что составляет 39.7% от общего числа) и реальные (26, что составляет 44% от общего числа) сроки заключения. Да и штрафы на силовиков накладываются значительно большие, чем на чиновников. Например, уже упоминавшийся штраф для Константина Снаговского в размере 3.5 млн рублей.

При этом амнистированных в рамках 70-летия Победы в Великой Отечественной войне в 2015 году среди силовиков все равно много. Признанный виновным в краже 800 бутылок контрафактной водки полицейский Миронов в итоге был амнистирован. Эта же участь постигла и бывшего начальника ФКУ ИК-12 УФСИН России по Омской области Ильи Гурьянова, отбывавшего срок за принуждение заключенных к подневольному труду (ремонт его собственной квартиры).

Была амнистирована и экс-инспектор омской налоговой службы Ольга Жучкова. Судом установлено, что Жучкова составила поддельные документы об отсутствии у своего знакомого предпринимателя долгов по уплате налогов и сборов. Из-за этого документа он дважды получил субсидии из областного бюджета в размере 17 млн рублей.

С другой стороны, принципиальность суд проявил в рамках расследования уголовного дела бывшего судьи Куйбышевского райсуда Сергея Москаленко. Несмотря на то, что служитель Фемиды покончил с собой еще в январе 2017 года, 30 декабря 2019 года Омский областной суд после серий апелляционных и кассационных жалоб признал его виновным в получении взятки. Наказание покойному коллеге судья назначать не стал и постановил прекратить уголовное дело в связи со смертью Москаленко.

Единичные случаи

Не все ведомства хотя бы единожды краснели за своих сотрудников. В судебных делах не нашлось обвиняемых из СКР или ФСБ. Единичный случай зафиксирован в отношении Интерпола: в марте 2018 года все тот же Куйбышевский суд признал виновным в мошенничестве и создании финансовой пирамиды начальника омского отделения национального бюро Интерпола Владимира Трущелева. Ему суд назначил 4 года колонии.

Дважды омские суды выносили обвинительные приговоры сотрудникам службы судебных приставов (оба раза это были условные сроки), дважды — таможенникам (условный срок и штраф), по разу — сотрудникам Россельхознадзора (Дмитрий Гоман в июне 2019 года получил 5 лет колонии общего режима) и Росприроднадзора (Александр Щербаков получил 3.5 года колонии за предоставление лицензии скандальной фирме «Мерк»).

Отдельного внимания заслуживают уголовные дела в отношении экс-главы омского УФМС Александра Денисова и старшего госинспектора по маломерным судам МЧС России А. Мишина. Первого за съем помещения для двух отделов миграционной службы и накопившийся из-за этого долг в 11.7 млн рублей приговорили к 3 годам колонии. Второго же за мошенничество с командировочными приговорили к штрафу в 20 тыс рублей и амнистировали. Более в отношении представителей этих ведомств обвинительных приговоров омские суды не выносили.

Расхитители посылок

Почтальоны. К ним много вопросов от населения, и среди начальников почтового ведомства на удивление много коррупционных преступлений по ст. 160 УК РФ «Присвоение или растрата». Волею судьбы они тоже носят форму, и поэтому зафиксированы в этом рейтинге.

Все преступления — за 5 лет накопилось 16 дел — теперь уже экс-служащими почты были совершены как под копирку: начальник почтамта, несущий материальную ответственность за имущество и денежные средства в кассе, имея преступный умысел, совершал неоднократные хищения. Деньги из кассы брались тайком либо под различными предлогами (например, в долг или на экстренные нужды). Товарные ценности (в том числе посылки и продаваемые в отделении вещи) реализовывались на стороне, а деньги использовались на личные нужды.

Во всех 16 делах руководители почтовых отделений были признаны виновными и приговорены к условному сроку заключения — от 1 до 3.5 лет колонии (в среднем — 2 года). Более ни по одной коррупционной статье сотрудники почты не проходили.

Выводы

По аналогии с чиновниками, государственными и муниципальными служащими омские силовики и представители контролирующих организаций чаще всего бывают замечены в превышении должностных полномочий и хищениях. Среди них в процентном соотношении меньше мошенников, но значительно больше получателей взяток.

По результатам судебных решений может показаться, что в некоторых ведомствах не существует коррупционеров. Так, не удалось найти ни одного обвинительного приговора в отношении сотрудников прокуратуры, Следственного комитета и Росгвардии. Оценивать их честность редакция не берется, Город55 только констатирует факты и подмечает тенденции.

Мало обвинительных приговоров в отношении сотрудников УФСИН (8 — прим. ред.). Редакция не брала в учет приговоры по издевательствам над заключенными и халатность, так как они не относятся к коррупционным.

Большое количество однотипных дел в отношении сотрудников «Почты России» роднит их с приговорами в отношении глав сельских поселений — вдали от Омска местные начальники, видимо, полагают, что имеют больше свободы.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter