Видишь мусор? А он есть. Почему в Омске растет число нелегальных свалок

Видишь мусор? А он есть. Почему в Омске растет число нелегальных свалок

21 сентября , 11:01ОбществоPhoto: Медиахолдинг1Mi
Вопрос ликвидации стихийных свалок в городе находится в зачаточном состоянии. Регоператор не считает это зоной своей ответственности, а у округов на вывоз мусора нет денег — их не выделяют, потому что законодательство в принципе не признает существование нелегальных свалок.

Ароматы осени

Город55 съездил с активистами проекта «Чистая страна» на инспекцию таких точек. Показательной для прессы сочли мусорку около улицы 7-й Амурской, 31. О своем существовании она заранее сообщает ядреным зловонием. Санитарная площадка есть, но контейнеры стоят вовне, на обочине дороги. При установке площадки к ней, очевидно, не сделали подъездные пути, поэтому возчики регионального оператора подвинули баки так, как им удобно. Баки, кстати, полупустые, а вокруг — месиво из всех сортов мусора, источающее разные оттенки запаха гнили.

Историю этой свалки легко воссоздать: жители частного сектора добросовестно несли сюда все, что оказалось лишним на огороде. Так как баки стояли переполненными по несколько дней, на землю начали кидать и другой мусор. Возчики опорожняли контейнеры, не прикасаясь к соседним залежам. Обязательства регоператора исполнены, а свалка осталась в наследство муниципалитету. Таких новообразований только активисты насчитали почти три десятка за пару недель.

К примеру, на 12-й Рабочей внутри санплощадки устроили свалку покрышек. На 4-м Украинском переулке, 44 в принципе аккуратно уложенная ботва говорит о том, что люди рады бы не мусорить, но не знают, как. В некоторых местах, как на Богдана Хмельницкого, 38, мусор либо нерегулярно вывозится, либо не хватает вместимости контейнера. Очередная желоба на днях появилась на масштабную помойку у улицы Лермонтова — практически в центре города.

Следствие мусорной реформы

Проблема стихийных свалок в Омске традиционно острая. С приходом регионального оператора ситуация не изменилась, а мусора стало еще больше — преимущественно, в частном секторе, но не только. Горы отходов возле санитарных площадок возникают даже в элитных поселках, таких как Чукреевка и «Долина нищих». Переполненные баки стали привычным ландшафтом на улице Бударина — в историческом центре города — и возле недавно отреставрированного бульвара Победы. С периодичностью вывоза ТКО регоператором это не всегда связано, но является общим следствием «пробуксовки» мусорной реформы.

Причин здесь несколько. Во-первых, свалки устраивают предприниматели, не заключившие с «Магнитом» договор на вывоз мусора. То же относится к СНТ и гаражным кооперативам. Иногда мешки с отходами сваливают к санплощадкам у ближайших домов прямо из грузовиков. В других случаях, как на той же улице Бударина, торговые точки устанавливают свои контейнеры, откуда вывозить ТКО де-юре никто не обязан. За незаконное складирование отходов для юрлиц существуют штрафы, однако обязать каждого коммерсанта платить по новому тарифу за прежде дешевую услугу на практике невозможно — нужно доказать, что мусор принадлежит именно ему.

Во-вторых, осенью и весной проблема обостряется в частном секторе, что связано с уборкой огородов. Люди несут к контейнерам ботву, ветки и прочую растительность, а что не вмещается, оставляют рядом в надежде, что регоператор захватит это в мусоровоз. Он же этого не делает, поскольку формально отвечает лишь за содержимое бака.

Кроме того, законодательство не относит растительные остатки, как и строительный мусор, к ТКО, поэтому регоператор не отвечает за их вывоз.

При этом что делать с такими отходами, закон четко не говорит.

«Ничейный» мусор

«Это прогнозируемая ситуация, которая возникает каждый год. Сейчас вопрос до конца не урегулирован и с организационной, и с правовой точки зрения, и происходит перекладывание ответственности с одних плеч на другие. Регоператор прав — у него регулируемый тариф, он не может нести расходы, не заложенные в него. Из анализа законодательства следует, что жители обязаны заключать отдельные договоры на вывоз такого мусора. Но здравый смысл подсказывает, что никто из жителей частного сектора этого не делал и делать не будет», — говорит депутат Заксобрания Омской области Игорь Попов.

По его мнению, эту лакуну нужно устранить на законодательном уровне, включив растительный мусор в состав ТКО. Однако это повлечет пересмотр мусорного норматива и, как следствие, увеличение платы за вывоз отходов для жителей частного сектора.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Иное мнение у специалиста в области ЖКХ Александра Лихачева. Он считает, что вывоз растительности должен субсидироваться из бюджета.

«Закон, на мой взгляд, неправильно сформулировал, что относится к ТКО. Я всегда привожу в пример новогодние елки. Те, что вынесли из дома, „Магнит“ вывозить обязан, а которые ставили во дворе — не обязан, потому что они образовались не в жилом помещении», Александр Лихачев.

«Но зеленый мусор не вывозят и вывозить не будут, это не входит в тариф, а бесплатно работать никто не будет. Поэтому единственный законный выход — необходимо обратиться в областное правительство, чтобы при распределении бюджета по сфере ЖКХ определили сумму на вывоз такого рода отходов», — считает он.

По мнению эколога Сергея Костарева, в частном секторе стоило сохранить «помешочный» сбор мусора. Из-за плотности застройки санплощадки там, как правило, устанавливают неудобно — либо слишком далеко, либо слишком близко к домам, что провоцирует конфликты, отмечает он. Из-за этого омичи иногда «из вредности» бросают мешки мимо контейнеров. А если уж ходят к санкционированным местам, то в последнюю очередь думают о градациях отходов с точки зрения регионального оператора.

«С точки зрения регоператора, это не его мусор. С точки зрения людей, это просто мусор», Сергей Костарев.

Попов и Костарев указывают на простое решение проблемы — компостирование зеленых отходов на огородах или квартальных участках, чтобы из проблемы они превратились в ценный биологический ресурс. Однако эта практика в стране слабо развита, поэтому, по мнению Костарева, нужно внедрять новые технологии компостирования и экономические стимулы для населения: например, сокращать плату за мусор жителям, которые производят компост.

Еще одно простое решение — устанавливать весной и осенью больше контейнеров. Правда, в этом случае остается вопрос о том, кто будет оплачивать вывоз — жители или администрация.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Кто платит за вывоз свалок?

Но это в теории. На практике же от стихийных свалок никуда не деться и кто-то обязан их убирать. Как уже говорилось, регоператор отвечает только за содержимое контейнеров. Взыскать убытки с производителей этих отходов — предпринимателей или жителей — нереально. По закону убирать территории обязан собственник земельного участка, то есть муниципалитет в лице окружных администраций либо БУ «Управление дорожного хозяйства и благоустройства» (УДХБ). На это органам местной власти дается 30 дней.

Бюджет же на эти цели не выделяется, поскольку законодательство (89-ФЗ и Правила обращения с ТКО) не предусматривает существование такого явления, как нелегальные свалки.

«Деньги выделяют по факту, по предписанию прокуратуры, по решению суда, но в бюджете такой строки нет. Свалку вывозят, когда люди пожалуются в интернете или по телевизору про это покажут, систематической работы нет», Александр Лихачев.

При этом уборку такой территории даже по предписанию прокуратуры могут истолковать как нецелевое расходование средств, поскольку ассигнований на это нет, отмечает общественник.

«Администрация поступила мудро. Учреждение [УДХБ] располагает бюджетом на три направления. Первое — вывоз мусора из общественных мест — обочины у автомобильных дорог, скверы, парки, пляжи. Второе — мы платим регоператору за вывоз мусора, который формируется подразделениями УДХБ — у нас 13 баз. Третье — строительный мусор, когда разбираются расселенные и аварийные дома. На ликвидацию свалок в бюджете финансирования нет. По идее, несанкционированные свалки — то, чего не должно быть. Это мусор, который обязан оплатить хозсубъект», — прокомментировал директор УДХБ Владимир Казимиров.

При этом, по его словам, по факту работа проводится, хоть и не может охватить весь объем. Каждую пятницу заседает специальный штаб под руководством вице-мэра Евгения Фомина, на котором путем компромисса решается, как быть с той или иной свалкой.

«Непросто решается. Часть денег выделяет УДХБ, часть затрат берут на себя „Магнит“, „Экос“, администрации округов привлекают дополнительный транспорт. Если бы это не вывозилось, ситуация была бы гораздо сложнее», — говорит Казимиров.

По его словам, сейчас в областной минфин, а также в минприроды направлены письма о необходимости субсидирования этой деятельности. Требуемой суммы, впрочем, никто не знает, так как расчеты еще не проводились.

Куда звонить?

Напоследок приводим телефоны ДЭУ, в которые можно сообщать о свалках на городской земле.

  • Дорожно-эксплуатационный участок КАО
  • Телефон: (381-2) 55-06-12
  • Дорожно-эксплуатационный участок КАО № 2
  • Телефон: (381-2) 90-48-01, 90-48-03
  • Дорожно-эксплуатационный участок ЛАО
  • Телефон: (381-2) 90-48-31
  • Дорожно-эксплуатационный участок ОАО
  • Телефон: (381-2) 55-33-16
  • Дорожно-эксплуатационный участок САО
  • Телефон: (381-2) 23-65-38
  • Дорожно-эксплуатационный участок ЦАО
  • Телефон: (381-2) 90-48-05, 90-48-08

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter