Царство скамеек. Почему благоустройство в Омске не соответствует эскизам

Царство скамеек. Почему благоустройство в Омске не соответствует эскизам

14 сентября , 13:23ОбществоPhoto: "Город55"
Каждый год омичам демонстрируют футуристические картинки, которые так и остаются фантазиями архитекторов. Разбираемся, почему реальность никогда не соответствует ожиданиям.

Три года назад Омск перешел к планомерному благоустройству общественных территорий по программе «Формирование комфортной городской среды» (ФКГС). Если раньше оно было, по большому счету, случайным и считалось подарком городу от инвестора, как в случае с Любинским проспектом и улицей Валиханова, то с 2018 года появились федеральные деньги и четкая система: голосование жителей за территории, общественные обсуждения, презентация эскизов, заказ проекта мэрией, торги по 44-ФЗ, по которым определяется подрядчик.

За три года, включая незаконченные объекты 2020-го, в Омске благоустроили около 20 территорий. В их числе бульвары Победы и Мартынова, Театральная и Привокзальная площади, ул. Бударина, Советский парк и др. На это потратили более 760 млн рублей (174 млн в 2018 году, 347 млн в 2019-м, 247 млн в 2020-м). Средства в основном федеральные с долей софинансирования из местного бюджета.

Обманутые ожидания

При этом «благоустройство по-омски» часто критикуют и жители, и профессиональное сообщество. Многие ультрасовременные эскизы остаются просто красивыми картинками, а проекты «схлопываются» до перекладки плитки и многочисленных скамеек с «могильными оградками», как называют омичи металлические ограждения. Разочаровывает и однообразие, и качество. Нередко подрядчики опаздывают со сроками, работы уходят «в зиму», а весной начинается исправление дефектов — в том числе за бюджетные деньги.

Последний пример — с помпой открытый бульвар Мартынова. Дорогое благоустройство (более 50 млн рублей) не продержалось и года. Дорожки из террасной доски оказались испещрены дырами, в чем сначала пытались обвинить подростков на самокатах: идея странная, учитывая, что пространство задумывалось как точка притяжения молодежи и эту нагрузку стоило бы учесть в проекте. В итоге выяснилось, что подрядчик (ООО «Новые технологии»), работавший на первом этапе, уложил полую доску, а нужна полнотелая. Теперь заказчик — управление дорожного хозяйства и благоустройства — будет перекладывать покрытие за счет бюджета, что обойдется в 30% стоимости всей реконструкции. Перспективы же взыскать эти деньги с компании довольно туманные. Мы обнаружили, что в тендерной документации не указан тип доски, то есть строители были вольны покупать что угодно, соответствующее единственному параметру («Террасная доска МАТ=1760/1,18/7,27»).

Еще один скандал связан с улицей Бударина, где департамент городского хозяйства внезапно отказался от ранее согласованного проекта бюро «Рим» и КБ «Стрелка» в пользу гораздо более скромного проекта «Архбюро-91». Позже омичам объяснили, что на изначальный замысел не хватит денег. Ряд спорных моментов скорректировали с учетом мнения архитекторов, однако итоговый вариант для многих стал разочарованием. Череда скамеек и заборов на Бударина сейчас упоминается как самое знаменитое фиаско омского благоустройства.

Помимо недовольство визуальным обликом урбанисты называют ряд ошибок, которые проявились спустя год: из-за отсутствия проливки песчаного основания тротуар осел, фонтан не работает. Скамейки с неудобными поручнями установлены в некомфортной близости друг от друга, заборы начали ржаветь, гибнут деревья из-за поврежденной корневой системы. Неправильно спроектированы пандусы, разметки нет, а электрошкаф оказался на видовой точке.

На озере Кирпичка хотели сделать пирс, смотровые площадки и игровые зоны, но получились та же плитка (неровно уложенная), ограждения, скамейки и горка, ведущая прямо в воду. Благоустроен только один берег, с противоположного — грязь и заросли. Территория, конечно, преобразилась по сравнению с изначальным состоянием, но жители, которым показывали красивые картинки, ждали большего. Эффект обманутых ожиданий коснулся и Театральной площади, и других пространств, где от громких планов остался аскетичный минимум.

Город55 поговорил с архитекторами и авторами проектов о том, почему так получается.

Всегда виноват подрядчик

В дефектах обычно обвиняют «нерадивых» подрядчиков. В этом есть доля правды. В благоустройстве по ФКГС в полной мере проявляются издержки контрактной системы по 44-ФЗ — контракт выигрывает фирма, предложившая наименьшую сумму. Проекты, выставляемые на аукционы, и так предельно «подсушены» (экономия бюджета), подрядчики же еще сбивают цену, а потом компенсируют это качеством, экономя если не на материалах, то на поставщиках и технологиях. Некоторые компании берут много объектов и не успевают ни с одним.

С другой стороны, создается почва для манипулирования заказчиком, который сильно скован сроками (если не освоить деньги до конца года, их придется возвращать федерации).

«Понятно, что чиновники будут ссылаться на плохих подрядчиков. Подрядчик видит, что заказчик идет на корректировки проекта, и понимает, что им можно управлять. Там отличные психологи работают. По проекту одно, а подрядчику удобно другое: он заказчику лапши на уши навешает, сошлется на сроки, а потом говорит — нам администрация так сказала», — считает архитектор Никита Шалмин.

44-ФЗ деклассировал творчество как таковое. Это примерно так — Большой театр не будет приглашать Цискаридзе, тендер выиграл дядя Вася, потому что дешевле. Спектакль прошел, пригласили другого артиста, а в архитектуре с этим поколениями живут. Никита Шалмин.

Размывание ответственности

Другая проблема, по мнению экспертов, заложена в системе проектирования и отсутствии персональной ответственности.

«Рабочая документация разрабатывается на торгах, и ваш эскиз для разработчиков — все равно что справочная литература. Потом идут торги на реализацию, выходит подрядчик, для которого проект тоже как справочная литература. То есть от первоначального эскиза остается только бледная тень», — говорит Шалмин.

Авторы проектов фактически отстранены от реального контроля. Сейчас системой контроля качества является скудный набор критериев и показателей, по которым должны отчитаться муниципалитеты, отмечает один из омских урбанистов, пожелавший сохранить анонимность. В программе ФКГС не прописаны KPI по комфортности и визуальным качествам — только «метры бордюров и штуки кустарников»: за это муниципалитеты и отчитываются. Критерия продуманности проектных решений, учета пешеходных транзитов, удобства для маломобильных горожан тоже нет — это все на вкус и цвет проектировщика.

Photo:Первоначальный эскиз благоустройства театральной площади.

Типовой подход

Исполнители не сильно заботятся о визуальном восприятии города, не хватает культуры создания среды. По словам Шалмина, в программу ФКГС заложена идея сократить миграционный поток из регионов за счет создания современных городских пространств. «А в результате получается нечто, что не улучшает ситуацию, а ухудшает — народ только раздражается. Получается обратный эффект», — говорит он.

Непременными атрибутами благоустройства, независимо от специфики территории, оказываются детские площадки, спортивные тренажеры и киоски с едой. По мнению архитектора, это превращает общественные пространства в дворовые: игровые зоны, к примеру, уместнее было бы переносить во дворы.

«Никому же не приходят идеи на центральной аллее Версаля построить стационарную детскую площадку. У нас это делается в угоду опросам, в которых люди говорили первое, что придет в голову», — заявляет он.

Photo:Медиахолдинг1Mi

К этому добавляется неумелое озеленение, когда молодые посадки не приживаются, а взрослые деревья высыхают, потому что тяжелая техника переломала им корни.

Председатель омского отделения Союза архитекторов Сакен Хусаинов считает это следствием краха структуры архитектурного управления.

«На сегодняшний день взамен профессионального сопровождения проектов тон задает „вкусовщина“ со „вкусняшками“ от армии юристов и экономистов, вооруженных 44-ФЗ. Проекты выполняются наспех авантюристами от проектирования по капремонтам без определенного опыта. Организация проектного дела ущербна. Нет серьезной подготовки исходных данных. Принятые ранее решения многократно меняются в процессе реализации из-за корректировки конечной стоимости работ», — утверждает Хусаинов.

«А посему палитра приемов ссужается до укладки бетонной плитки, резинового покрытия, установки форм из каталогов», Сакен Хусаинов.

«Видимо, еще не наигрались в свои бюрократические игры и помывку бюджетов по национальным проектам. Все остальное — это прилагаемые проблемы к организации проектирования. Тут нужно мышление на перспективу», — добавляет он.

***

Урбанисты называют «простые» решения: экологические и социокультурные предпроектные исследования, вовлечение близлежащего бизнеса, открытость конкурсов на проектирование, аукционы с четкими требованиями к компетенциям проектировщиков, планирование финансирования на несколько лет, мониторинг каждого этапа работ. Впрочем, с реальными механизмами программы это не всегда соотносится, хотя некоторые моменты можно предусмотреть и в ее рамках.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter