Тайна убийства Влада Листьева

Частное мнение.

1 марта 1995 года поздно вечером Влад Листьев был застрелен наемными киллерами в подъезде собственного дома на Новокузнецкой улице в Москве.

Несмотря на то, что убийство имело явно заказной характер, а большая половина фигурантов, причастных к заказу установлена в течение полутора-двух лет с момента совершения убийства, обвинительного приговора так и не было вынесено, а виновник трагедии не осужден по сей день.

В ходе проведения розыскных мероприятий и многолетнего расследования сменилось несколько следователей, а Генпрокурор РФ Ю. Скуратов, обладающий максимальным количеством информации по данному делу, был отправлен в отставку.

Через 15 лет после совершения убийства дело Листьева было приостановлено и отправлено в архив по истечению срока давности, однако расследование было возобновлено в прошлом году по поручению Президента РФ.

Убийцы и заказчики Влада были установлены еще в 1990-е

Об этом в один голос говорят и максимально приблизившийся к раскрытию дела, третий по счету следователь ГРУ, Петр Трибой, и Ген прокурор РФ того периода Ю. Скуратов.

По версии Скуратова/ Трибоя заказчиком убийства Влада Листьева стал Сергей Лисовский. Ныне действующий сенатор, член Совета Федерации от Курганской областной Думы, а в прошлом директор рекламной фирмы « Премьер-СВ». Основной деятельностью Лисовского в 90-е года была перепродажа эфирного времени 1 канала в рекламных целях.

На момент совершения убийства все эфирное время 1 канала делили меду собой поровну три компании: «ИнтерВид», которую возглавлял В. Листьев, «Премьер-СВ» Лисовского и фирма «БСГ» Глеба Бокия.

Все они занимались привлечением рекламодателей под эфирное время и модные тогда бразильские и американские сериалы. Примечательно, что до счетов 1 канала доходили лишь средства компании «ИнтерВид», в то время как основная часть прибыли «Премьера» и «БСГ» оставалась в руках их учредителей.

Незадолго до убийства Листьева, вышеупомянутого Глеба Бокия взорвали гранатой в собственном автомобиле и рекламным временем 1 канала стали управлять 2 компании: «ИнтерВид» (30% эфира) и « Премьер-СВ» (70 % эфира, в силу того, что активы компании «БСГ» каким-то образом отошли Сергею Лисовскому).

В какой-то момент Листьеву надоело нищенское существование самой популярной и могущественной медийной площадки страны, и он обратился в прямом эфире 1 канала с вопросом к Борису Ельцину, на тему, когда финансирование телеканала будет происходить должным образом, и когда продюсеры смогут заниматься творчеством, а не поиском денег на создание передач и выплату зарплаты сотрудникам.

Березовский был причастен к убийству, но…


Примерно в этот период в антологии заказного убийства Листьева всплывает имя Бориса Березовского, который, пользуясь близостью к первому лицу государства, сумел убедить Президента Ельцина в том, что 1 канал необходимо приватизировать, сделав его наполовину государственным, наполовину частным предприятием. Это поможет привлечь частные инвестиции для развития телеканала, но в то же время сохранить его как орудие гос пропаганды. 
 
Ельцину данная идея показалась правильной и вот, в конце января 1995 года, Влад Листьев стал не просто любимым ведущим всей страны и продюсером всех постперестроечных программ на 1 канале, но и генеральным директором. Что немаловажно, по протекции г-на Березовского.

Решение, ценою в жизнь

После назначения на должность основная ответственность за развитие всей телекорпорации и обеспечение бесперебойного вещания легла на плечи Листьева. Первое, с чем ему необходимо было разобраться – это с финансовыми потоками от рекламы, 70% из которых в тот момент находились в ведении Сергея Лисовского. Продажа эфирного времени носила в те смутные времена несистемный характер и не была подконтрольной, поэтому Листьев принял волевое и фактически фатальное для себя решение, - объявить четырех месячный мораторий на рекламу на 1 канале с целью выработать документ-регулятор и структуру попадания рекламы на экраны.

Данное решение Листьева не просто серьезно вредило, а фактически разрушало сверхприбыльный, миллионный бизнес Лисовского, который, по сведениям многочисленных источников, на тот момент находился в глубокой закредитованности.

Более того, в 90-е года активно процветал рэкет, и фирма Лисовского должна была платить ежемесячные немалые «барыши» солнцевской ОПГ, отсутствие которых ставило под угрозу уже жизнь самого Лисовского.

Версия того, что прямым заказчиком убийства Влада Листьева выступал олигарх Березовский была у Скуратова/Трибоя изначально ключевой, но многочисленную проверку на правду не прошла. Следователи пришли к выводу, что Березовский на самом деле был причастен к данному преступлению, но косвенно.

По свидетельствам супруги Влада, Альбины Назимовой, они обращались за помощью к Березовскому с просьбой защитить Влада буквально за сутки до убийства. Влад получал угрозы и предчувствовал беду, возможно даже имел инсайдерскую информацию на размещение на него «заказа» и просил Березовского решить вопрос, - остановить «заказ».

Однако олигарх в тот момент решил оставить все как есть и не вмешиваться, потому что хоть Листьев и был изначально его протеже, на посту гендиректора 1 канала, однако, стать управляемой куклой в руках Березовского, к сожалению для себя, не смог. А потому Борис Абрамович моментально потерял к нему интерес и не счел необходимым выступать защитником. Скорее всего, потому, что знал кто именно стоит над Лисовским.

Версия Эрнста

Версию о прямой причастности Сергея Лисовского к размещению «заказа» на Влада Листьева проговаривал и К. Эрнст в скандальном интервью журналисту Е. Левковичу. Аудио версия интервью имеется в свободном доступе в сети интернет.
Печатная версия была опубликовано в 2013 году на сайте журнала «Сноб» в личном блоге журналиста.

В ходе интервью для одного из западных журналов в диалоге журналиста и К. Эрнста возникает фраза: «Я знаю, кто заказал убийство Влада Листьева». После этого Эрнст просит Левковича выключить диктофон и оффрэкордс произносит фразу, суть которой заключается в том, что он уверен, что Листьева заказал именно Сергей Лисовский, но спустя столько лет это очень сложно доказать. 
 
Данное откровение появилось в доступе не сразу, а спустя 5 лет после встречи. Журналист Левкович прокомментировал это тем, что понятие оффрэкордс имеет для него важное этическое значение (в мировой журналисткой практике принято сохранять информационную тайну интервьюируемого в том случае, если беседа проходила без диктофона по его просьбе) однако тяжесть полученной информации все-таки заставила его придать факты огласке.

Сам Эрнст хоть официально и произнес обтекаемую фразу

« Именно этого я Левковичу не говорил…», однако и по сей день открыто заявляет в эфире 1 канала, что он знал и знает заказчика убийства Листьева, но по определенным причинам не может назвать его имени.

После скандала с откровением Эрнста в сети появилась информационная утка о якобы попытке суицида Эрнста после того, как он оболгал сенатора Лисовского. Ни один официальный источник утку не подхватил, ни Эрнст, ни Лисовский не дали по данному факту ни одного информативного комментария.

Надо было запутать следствие

На протяжении всего расследования, сотрудники СК и прокуратуры сталкивались с тем, что следствие то и дело пытались осознанно пустить по ложному следу и всячески препятствовали получению информации.

Начиная с оставленных на месте преступления гильз и папки с опросом свидетелей, которую возвращали в милицию друзья и защитники семьи Листьева, и заканчивая появлением 33 человек, которые в разное время сознавались в убийстве Влада. Признания давали, как правило, выходцы из бригадных ОПГ, а проработка каждой такой версии затягивало следствие минимум на полгода. 
 
По приказу свыше много времени было потрачено на тщательную отработку версии заказа на убийство женой Листьева, Альбиной, с целью получения наследства.

Ну и, конечно же, пресловутый масонский след. Не секрет, что Влад Листьев освещал и придавал огласке многие насущные и политические вопросы в рамках программ «Взгляд» и « Тема», а значит следствию нужно было обязательно проверить, а не являются ли евреи или сионисты заказчиками этого беспрецедентного в медийной среде убийства.

Кто за всем этим стоит?

Как только команда Скуратова/Трибоя вплотную подошла к версии о вероятной причастности Сергея Лисовского, накопила достаточно свидетельских показаний и доказательств, смогла определить и выяснить местонахождение прямых исполнителей, отследить криминальный след, тянущийся дальше за Лисовским, поступила команда свыше – версию отклонить, разработку прекратить. 
 
Следователь, а вслед за ним и прокурор были отстранены от ведения дела, а прямые исполнители убийства, братья Агейкины, погибли один за другим, как часто говорят, при странных обстоятельствах.

Запрещенная версия

После отстранения от дела Влада Листьева и выхода в отставку, бывший Ген прокурор РФ Юрий Скуратов написал книгу, в которой изложил версию, по которой удалось продвинуться максимально близко к разгадке, но которая была официально запрещена на финальной стадии перед раскрытием дела.

Логика наиболее вероятной версии по мнению Скуратова/Трибоя была такой:

Влад Листьев, благодаря природному таланту и высокому профессионализму становится самым любимым и значимым журналистом России в 90х годах. Он король прямого эфира, его слову доверяют все без исключения, его программы могут начинать и прекращать забастовки и на сто процентов управлять общественным мнением. Из скучного советского телевидения главный канал превращается в прототип нынешнего ОРТ. После перестройки журналистика начинает цвести, а финансовое состояние телевизионных СМИ наоборот загнивать.

Листьев выносит проблему финансовой необеспеченности телеканала на обсуждение с президентом Ельциным и делает это в прямом эфире.

В это же время на экранах телевизоров появляются первые рекламные ролики, расчет за которые происходит, как правило, без документов, деньги в офис Останкино в коробках из-под ксероксов текут прямиком из ОПГ.

Владельцами эфирного времени на 1 канале становятся сначала 3, а потом 2 компании – «ИнтерВид» и «Премьер-СВ». И если в первом случае деньги поступают прямиком в руки продюсера телепередач на 1 канале Листьева, то во втором в руки непосредственно Сергея Лисовского.

Благодаря Листьеву, телевизор в середине 90х смотрела вся страна. Значимость и главное денежность телевизионного эфира к 1995 году тоже смогли оценить все: и государство, и криминалитет, и спецслужбы, и первые олигархи. 
 
За эфирное время начинается настоящая бойня, в которой крохи достаются самому каналу, а основная часть денег идет дальше через фирму Лисовского.

Самым хитрым в этой войне оказывается не кто иной, как Березовский. Он уговаривает Ельцина подписать указ о приватизации 1 канала по схеме: половина государству, половина «ЛогоВазу» (компании Березовского), он же предлагает назначить директором ОРТ талантливого и авторитетного медиа-менеджера, Владислава Листьева.

Ельцин подписывает указ, а Листьев оказывается без выбора – основные средства на развитие канала должны поступать от рекламодателей. Государство при этом становится не инвестором, а выгодоприобретателем, потому что спрос в 1995 году на рекламу на 1 канале колоссальный.

Единственно правильное менеджерское решение для Листьева – это завести все финансовые потоки от рекламы на счета 1 канала, а значит контролировать поступления лично. Для того, что бы уладить юридические моменты и до конца разобраться в ситуации, Листьев объявляет 4х месячный мораторий на рекламу, который должен был вступить в силу 1 марта 1995 года.

После того, как Листьев озвучивает Лисовскому свое решение о переделе рекламного рынка, в его адрес сразу начинаются прямые угрозы и, как выражается сам Влад, неприкрытые «наезды». Лисовский осознает, что договориться с Листьевым не удается, запугать тоже. Однако же потеря денег от рекламы на канале означает верную смерть Лисовскому.

В этот период неугодных журналистов и общественных деятелей ликвидируют одного за другим, заказные убийства носят массовый характер, а потому Влад Листьев начинает опасаться за свою жизнь. Он говорит друзьям и родным, что дела его по части решения вопроса безопасности очень скверны, и буквально за сутки до своего убийства Влад с супругой приезжают в офис «ЛогоВаза» на беседу с Березовским, в ходе которой просит помощи и защиты своей жизни и семьи.

Березовский, возможно обещает помочь, но осознавая какого уровня « наезд» организован на Листьева решает не вмешиваться, потому как уже априори имеет 50% акций ОРТ, а стало быть и Листьев ему по факту более не нужен. Своим невмешательством он делает гибель Влада неизбежной.

1 марта 1995 года, в день убийства, Березовский улетает в Лондон.

Всенародная любовь и популярность не смогли защитить Влада от двух пуль, выпущенных на лестничной площадке подъезда киллером Агейкиным (бывшим десантником и членом питерской ОПГ). Первая пуля пронзила плечо, вторая височную долю гендиректора 1 канала.

Смерть всенародного избранника потрясает общественность и наводит ужас на журналистскую тусовку Москвы. Со смертью Листьева циничное заказное убийство ради денег и власти заходит в дом каждого, живущего в России. Становится совсем очевидна копеечная стоимость человеческой жизни. Шок и ненависть, столичные улицы тонут в толпах людей и цветов.

Президент Ельцин в прямом эфире извиняется за то, что не уберег легенду и берет расследование под личный контроль.

Не сразу, но через год по делу сформирована, наконец, профессиональная следственная команда, которой руководили Скуратов и Трибой.
После тщательных проверок и отработок всех версий, включая отслеживание шлейфа конкретных преступных ОПГ, следственной группе удается выяснить, что наиболее вероятная причина убийства Владислава Листьева – деятельность на посту ген директора 1 канала, а именно передел сферы влияния за средства от рекламы на канале.

Наиболее вероятным заказчиком преступления является Сергей Лисовский. Исполнителями – члены питерской преступной ОПГ, братья Агейкины.

Наиболее вероятно, что Лисовский не единолично принимал решение о ликвидации Листьева, над ним стояли авторитеты Питерской ОПГ, а над авторитетами еще кто-то.

Несмотря на наличие в материалах дела достаточного количества улик и свидетельских показаний, Сергея Лисовского не позволяют привлечь к ответственности приказом свыше. Через короткое время прямые подозреваемые в исполнении заказа, братья Агейкины, уходят в мир иной.

А следователь Трибой и Генпрокурор Скуратов отстраняются от дела.

Личный контроль Президента Ельцина над делом продлился до момента его ухода со своего поста, ни один подозреваемый из версии Скуратова/Трибоя так и не был привлечен к ответственности.

По истечении срока давности, через 15 лет, 200 томов уголовного дела о смерти Влада Листьева списали в архив, однако по причине не утихающих требований неравнодушной общественности Президент РФ, В. Путин, отдал приказ о возобновлении дела о раскрытии убийства В. Листьева.

Надежда умирает последней

И Ю. Скуратов и П. Трибой сегодня без оглядки и прямо говорят о том, что дело Влада Листьева могло быть раскрыто и в 90е, и может быть раскрыто сейчас. В силу закона о презумпции невиновности никто из них не обвиняет фигурантов дела напрямую, но недвусмысленно намекают н а то, что заказчики Влада Листьева и по сей день публичны, а стало быть, даже по прошествии 21 года со дня его смерти, никто не имеет возможности довести дело до раскрытия.

И все же масштаб личности убитого, а так же наличие острого, не утихающего десятилетиями интереса общественности и журналистского сообщества к данному делу оставляет хоть и призрачную, но все-таки надежду на справедливое возмездие.

Материал подготовлен на основе открытых источников.


Елена Петрова 

Комментарии

Комментариев еще не оставлено